Мастер Мазен и его домбра

Накануне наурыза мы познакомились с уникальным в своем роде человеком, чьи творения хранятся в личной коллекции президента нашей страны нурсултана назарбаева. Это мастер-самородок мазен шакиев, очень скромный человек, который все свое свободное время проводит в мастерской.
К Мазену мы попали по цыганской почте. Хотелось на праздники написать о самом главном музыкальном инструменте казахского народа. Как говорится в пословице «Нағыз қазақ — қазақ емес, нағыз қазақ — домбыра», что в переводе означает: истинный казах не сам казах, а домбра.
Мы связались с Малой академией искусств имени Н.Тлендиева с просьбой рассказать о строении домбры и технологии ее изготовления. Нам посоветовали обратиться к преподавателю прикладного искусства Омару Махамбетову. Он признался, что секреты домбры лучше него нам поможет рассказать преподаватель отделения «Дизайн и изобразительное искусство» Атырауского госуниверситета Айса Отаралиев. К сожалению, сейчас прикладник Айса Отаралиев занимается исключительно изобразительным искусством. Он дал нам адрес Мазена Шакиева со словами: «Лучше Мазена в нашем Атырау никто домбру не делает».
Мы не оставили попытку рассказать с помощью мастеров о строении домбры. Так оказались в мастерской Шакиева, которая располагается в подсобном посещении Дворца культуры имени Курмангазы. Признаться, нам пришлось приложить немало усилий, чтобы получить его «добро». И вовсе не потому, что он скрывает что-то, не хотел бы делиться секретами мастерства. Все оказалось гораздо проще — не каждого ведь пустишь в душу. Нам повезло, мы попали на волну его хорошего настроения. И он, подумав, решил нас пустить в свое царство.
В его закутке было очень чисто и светло. Под потолком висели образцы домбры. Так сказать манекены, по которым собирается ее основа. Различные лобзики, отвертки, столярные инструменты и еще много всего необходимого мастеру аккуратно по размеру, а где-то даже и по цвету были расставлены на полочках и вывешены на стенках специального шкафа. Куски древесины были собраны по цвету и качеству. В жестяных коробках из-под чая и конфет хранятся еще сотни мелких деталей. А натуральный клей аккуратно разлит в баночки, на которых написаны даты изготовления. Оказалось, что даже время приготовления рыбьего клея очень важно в процессе изготовления домбры.
Увидев фотоаппарат, Мазен ага неспешно снял с себя черный брезентовый фартук, и, глядя в зеркало, как говориться, привел себя в порядок. На уговоры снять его именно в «рабочей форме» он не поддался. Видимо, по природе наш герой очень аккуратный человек. После «фотосессии» Мазен Шакиев неспешно начал разговор.
— Мне в этом году 55 лет будет. По специальности я помощник машиниста тепловоза. Этому делу специально не учился. Просто пошел работать на железной дороге после окончания школы. И по части художества никакого специального образования не имею. Моя академия – это казахские степи, просторы, ветер и запах полыни. Увлечение прикладным искусством началось с того момента, когда пацаны впервые начинают делать для себя рогатки. Я старался, чтобы моя рогатка получилась красивой, изящной. Строгал ее, вырезал на ней узоры. И свои малики старался делать красивыми.
В 90-е годы, когда в стране было трудно, а работы не было, я уже серьезно увлекся прикладным искусством. Мой путь к изготовлению домбры был нелегким. Я начинал с камшы, торсыков. К тому времени познакомился с известным в Алматы прикладником Сериком Наурызалиевым. Его считаю своим наставником.
Как-то раз ко мне домой приехал преподаватель музыкального училища Боздак Рзаханов. Он привел своего ученика по имени Асылбек и попросил сделать для него домбру. Асылбек был одним из талантливых учеников Рзаханова. После окончания училища его направили на учебу в консерваторию. Позже он выступал с государственным оркестром имени Курманагазы. Так вот, видя талант своего ученика, чувствуя его большое будущее, Боздак Рзаханов обратился ко мне с просьбой сделать для Асылбека самый лучший инструмент. Я очень старался, вложил в процесс изготовки инструмента всю душу. Домбра получилась живой, настоящей красавицей. Мне даже жалко было отдавать свою первую работу. Но раз уже обещал! К сожалению, сейчас я ничего про Асылбека и свою первую домбру не знаю. Вот так Боздак Рзаханов открыл мне дорогу в процесс изготовления домбры.
У многих восточных стран есть свои национальные инструменты, похожие по форме звучания на нашу домбру. Они даже называются похоже. Но только казахский народ вознес ее до культа. Казахская домбра имеет всего два вида – альт-домбра, рассчитанная в основном для детей, и тенор-домбра. В общей сложности ее длина составляет метр, где-то может чуть больше, где-то меньше. Основа домбры не должна быть меньше 40 сантиметров. Для хорошего звучания домбра изготавливается непременно из натурального дерева. Как правило – это кызылагаш, бук, клен и палисандр. А в нашем регионе такие деревья не растут. Поэтому приходится собирать материал со всех концов Казахстана, России, откуда только можно. Можно и другие деревья для изготовления домбры использовать, но звучание будет уже совсем не то.
Было время, когда мастера собирали сведения о сносе старых домов. В старину дома строили из настоящего дерева. И когда такой дом разбирали, можно было найти хороший материал – натуральное дерево.
Самое главное в процессе изготовления — это толщина основы и процесс сушки дерева. Материал нельзя сушить на солнце или у батареи. Чтобы домбра лучше звучала и дольше хранилась, надо сушить дерево при комнатной температуре, избегая сырости.
Немалую роль в звучании домбры играет клей. Чтобы создать корпус инструмента, надо склеить как скорлупу 7 одинаковых деталей. Семь — это самое наименьше число. Я порой и 21 набирал. Собирать основу домбры очень трудно. Именно от этого в большей степени зависит звучание. Для начала изготавливаем клей. Это тоже нелегкий процесс. Настоящие мастера берут за основу пленку из внутренностей рыбы. Сушат ее, затем перемалывают. Говорят, сейчас появился бесшовный клей, всякие суперские новинки. Но я этому не доверю. Рыбий клей для изготовления домбры применялся испокон веков и сейчас ему нет замены.
Струну для домбры подбирают уже сами музыканты. Они нам подсказывают, какая им требуется. Если это просто музыкант, участник оркестра, кюйши, то у него струна должна быть тоньше, чем у исполнителя песен под аккомпанемент домбры. Снаружи домбра должна быть красиво оформлена. Я обычно делаю основу светлой, а узоры — темные. При этом краска ни в коем случае не применяется. Все натуральное, все древесное. Здесь приветствуется игра цветов. Оттенки у деревьев разные – от белого, до иссиня черного. Можно на основе домбры сдать узоры. Это тоже непросто. Много времени уходит. Зато такая домбра получается живой. Казахи ведь в большинстве суеверные. Просят сделать побольше орнамента или вырезать узор от сглаза.
Многие забывают одну деталь. Домбра, как любой другой музыкальный инструмент, очень не любит сырости. Если есть влажность в помещении, считай, ваша домбра пропала. Казахи любят ставить домбру в углу дома на почетном месте. Это неправильно. Именно с углов начинается сырость. Точно также инструмент не любит прямых попаданий солнечных лучей. Когда вижу на рынках домбры, вывешенные в ряд на открытом солнце, сердце кровью обливается. Разве можно так с инструментом обращаться. Самый лучший вариант хранения домбры – в футляре при комнатной температуре, желательно на высоком месте. Если это требование выполнять, домбра будет служить вам, вашим детям и внукам.
В общей сложности, если все материалы под рукой, хорошую домбру можно сделать за одну неделю. На готовой домбре можно сразу играть.
В 1994 году, когда Президент приезжал в наш город, от Атырауской области ему подарили мою домбру. В декабре 1997 года, когда в Атырау проводили президентскую елку с участием Нурсултана Назарбаева, в подарок Главе государства областной акимат вновь подарил изготовленную мной домбру. Мне передали, что Главе государства очень понравился инструмент. Ведь он сам играет на ней и хорошо разбирается в музыке. Я был очень рад этому. Трое моих детей испытали настоящую гордость за отца и рассказывали потом своим друзьям и знакомым, что изготовленная их отцом домбра хранится в личной коллекции Президента.
Кроме того, я изготовил несколько кобызов. Создать этот инструмент многократно сложнее, чем домбру. В 1991 году один такой кобыз улетел в далекую Мексику, когда впервые делегация нефтяников нашей области посетила Мексиканский залив.
Пока мастер рассказывал нам о своих творениях, мы обратили внимание, что кроме музыкальных инструментов Мазен ага изготавливает сундуки. Вырезанные на них орнаменты буквально завораживали. Хотелось прочесть рисунок. Сундуки эти настоящие произведения искусства – из чистого дерева, ручной работы, эксклюзивные. На дне есть даже секретный сейф. Такой сундук стал бы роскошным подарком в качестве приданого для невесты.
Привлек внимание и бесик, сделанный в виде лиры – древнегреческого музыкального инструмента.
— Это я для своего внука Даниала Данияровича постарался. Ему сейчас третий год пошел. Я ему такую лиру-бесик сделал, что он практически не плакал, то и делал, что спал в нем. Потом друзья и родственники, увидев эту работу, просили сделать такой бесик и для их детей.
На столе у мастера брусок дерева на глазах покрывался красивым орнаментом. Где-то художник нашел оригинальный, просто фантастический узор. Отдельные детали орнамента можно было разглядеть только через лупу. И вот наш мастер решил вырезать такой узор на дереве и подарить его своей единственной дочери.
— Официально я работаю в ДК имени Курмангазы плотником. Но наш директор Ауэз Кульжанов, сам человек искусства, окончил консерваторию, к моему увлечению относится с уважением и пониманием.
Мы еще долго беседовали с мастером о о жизни. Наш вопрос: «Есть ли у вас ученики?» Мазена Шакиева не застал врасплох.
— Нет у меня учеников. Как-то не могу даже своих двоих сыновей заинтересовать любимым делом. Это должно идти от души, как-то само собой. Руки должны сами просить такой работы. Люди приходят, смотрят, восхищаются. Но не более. Здесь, знаете ли, такое дело, когда заставить просто невозможно. И даже заинтересовать не получится. Все должно исходить от самого человека.
Может быть, двухлетний внук подхватит дело деда. Все-таки спал в лире-бесик, который дед Мазен собственноручно изготовил.

Марина КУАНЫШЕВА

Поделиться с друзьями

Администратор сайта

Оцените автора
( Пока оценок нет )
Прикаспийская коммуна