«Третий сектор»?

НПО в Атырау все больше, результатов все меньше
СОЦИАЛЬНЫЕ ОБЩЕСТВЕННЫЕ ОРГАНИЗАЦИИ, ЭТНОКУЛЬТУРНЫЕ ОБЪЕДИНЕНИЯ, ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПАРТИИ, РЕЛИГИОЗНЫЕ ОБЩИНЫ – ВСЁ ЭТО НЕПРАВИТЕЛЬСТВЕННЫЕ ОРГАНИЗАЦИИ. НПО, КАК ОДИН ИЗ НАИБОЛЕЕ РАЗВИТЫХ ИНСТИТУТОВ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В КАЗАХСТАНЕ, В КАКОЙ-ТО МЕРЕ ИСПОЛНЯЮТ РОЛЬ ПОСРЕДНИКОВ МЕЖДУ ГОСУДАРСТВОМ И ГРАЖДАНАМИ, БЕРУТ НА СЕБЯ НЕКОТОРЫЕ ФУНКЦИИ СОЦИАЛЬНЫХ ПРЕОБРАЗОВАНИЙ И РАБОТ В ОБЩЕСТВЕ, ВНОСЯТ СВОЙ ВКЛАД В РЕШЕНИЕ РАЗЛИЧНЫХ ПРОБЛЕМ СОЦИАЛЬНОЙ СФЕРЫ. ОДНАКО В ПОСЛЕДНЕЕ ВРЕМЯ МОЖНО ЗАМЕТИТЬ, ЧТО ЭТИМ САМЫМ РЕШЕНИЕМ ЗАНИМАЮТСЯ ОДНИ И ТЕ ЖЕ, НЕТ НОВИЧКОВ, СОВСЕМ МАЛО ИНТЕРЕСНЫХ, ЗЛОБОДНЕВНЫХ ПРОЕКТОВ, РЕАЛЬНО НЕОБХОДИМЫХ ОБЩЕСТВУ.

МОЛОДЕЖНАЯ БИРЖА ТРУДА ОСТАЛАСЬ НА БУМАГЕ
На сегодняшний день в Атырауской области зарегистрировано три сотни неправительственных организаций. Больше половины из них работают по грантам, полученным от государства, есть и немало таких, кто воплощает свои проекты в жизнь с помощью дотаций из-за рубежа. К сожалению, есть печальные факты, когда, порой, хорошие проекты «рубятся» на корню. А рядовые, если не сказать, неинтересные, получают деньги на развитие.
В реальности в Атырау работают порядка сорока НПО. Чем занимаются остальные – неизвестно. Хотя названия говорят сами за себя. Среди многочисленных сезонных НПО типа «Садовник», уймы экологических и профсоюзных неправительственных организаций, у нас есть общественное объединение «АНТИ СПИД», занимающееся пропагандой профилактики ВИЧ/СПИДа, существует НПО «Развитие критического мышления». В перечне общественных организаций, предоставленном областным управлением внутренней политики, и «Атырауская молодежная биржа труда», которую молодые горожане давно уже похоронили, однако на бумаге биржа по сей день «работает». Мы попытались найти эти НПО, но по телефонам, указанным в списке, упорно не отвечали.
Между тем, как сообщила «Прикаспийской коммуне» в телефонном разговоре Айгуль Соловьева, депутат мажилиса парламента, президент Гражданского альянса Казахстана, по данным исследований, проведенных Альянсом в разных регионах страны, показатель популярности НПО среди населения из года в год растет. Люди называют конкретно неправительственные организации, их успешные проекты, хорошо отзываются о работе.
— Другой вопрос – почему не создаются общественные организации, работающие на селе. Почему не открываются НПО, защищающие интересы парикмахеров, кулинаров, тех же животноводов? – спрашивает депутат. — Вот здесь есть проблема. Что говорить, — у нас действительно много формальных НПО. Создаются организации, защищают свой проект, выбивают деньги, и через год о них уже никто не знает. А ведь в стране очень много людей, которые хотят отстаивать чьи-то интересы, образовывая неправительственные организации. Пенсионеры, женщины, бизнесмены, даже любители пива!
Айгуль Соловьева заметила, что НПО – это такая самоорганизация решения проблем. Если растут количественные показатели НПО – это хорошо, главное, чтоб они не «увядали», продолжали работать, приносили пользу гражданскому обществу.
— А то ведь у нас сегодня в стране насчитывается, по моим данным, порядка сорока тысяч самых разных неправительственных объединений. В Атырау, я знаю, их где-то около трехсот. Это хорошо, у вас очень развит третий сектор, повторюсь, главное – не останавливаться, двигаться дальше.

ГДЕ НПО, РЕАЛЬНО ЗАЩИЩАЮЩИЕ ИНТЕРЕСЫ ГРАЖДАН?
Но двигаться дальше не у всех получается. К примеру, по словам Токжан Кизатовой, председателя правозащитного объединения «Демос», члена Совета по взаимодействию с НПО при акиме области, реально работающих неправительственных организаций в регионе — единицы.
— У нас многочисленное их количество. И это говорит о том, что мы живем в демократичном обществе. Ведь чем выше уровень демократии, тем больше НПО. Но, к сожалению, в Атырауской области очень мало настоящих – не прополитических, не ангажированных ни государством, ни бизнесом, а именно встающих на защиту чьих-то интересов НПО. Буквально можно пересчитать по пальцам. Почему-то часто с немалым количеством неправительственных организаций происходит так: «нарисуют» проект, деньги получат и через пару лет исчезают. Так, например, одно из НПО выиграло у государства грант на проведение исследования по трудовым отношениям в компаниях с иностранным участием. И даже потом презентовало результаты. Но этого быть просто не может – я сама знаю, что сегодня в инофирмы просто так не пройдешь, а здесь еще и такой актуальный вопрос. Получается, лидеры этого НПО придумали ответы. А это уже не работа. Или вот недавно одному НПО (преподавателю вуза) дали грант на издание сборника по философии. Какая в этом необходимость была? Притом, что я знаю, изданные книги учитель сам предлагал студентам!
Вместе с тем Токжан Кизатова отметила недавно созданное общественное объединение «Мегаполис», занимающееся актуальнейшей темой – торговлей людьми. Результат уже есть: 27 человек освободили. Это были граждане Узбекистана, которых жители нашей области держали вместо рабов, взяв в залог документы, удостоверяющие личность. Один из «рабовладельцев» — работник крупной иностранной компании в Атырау. Вот такие организации должны быть у нас, которые помогают обществу, считает собеседница.
Однако в Атырау очень много НПО-однодневок. Отработав свое, такие организации уходят в небытие, до следующего удобного случая. Подобные им хоть и «делают» статистику «третьего сектора», но, что обидно, – оттягивают значительную часть ресурсов, которые могли бы быть использованы другими, реальными общественными организациями.
Макс Бокаев, председатель общественного объединения «Арлан» в Атырау, на этот счет говорит, что еще в стародавние времена многие проблемы решались очень просто: существовало так называемое «кулачное право» — кто сильней, тот и прав.
— Неправительственные организации являются элементами политической системы общества. То есть, если общество посылает сигнал, то НПО — один из проводников этого сигнала (наряду с партиями, профсоюзами, СМИ). Если обратиться к роли НПО в Казахстане, в общем, и на всем постсоветском пространстве, то из-за несовершенства нашей политической системы сигналы общества, дойдя до НПО, не идут дальше.
Поэтому, считает Макс Бокаев, пока атырауские общественники просто озвучивают существующие проблемы, не более. Хотя, уже не первый год энпэошники предлагают те или иные пути решения проблем.
— Я лично по проблемам распространения наркотиков, ВИЧ работал и предлагал что-то действенное (например, открытие в каждом микрорайоне пунктов доверия), по экологии (по части Атырауского нефтеперерабатывающего завода, чтобы там проводить общественный контроль, так называемый экоаудит), по профсоюзам. Знаю, что и другие мои коллеги также делали много предложений, готовили много проектов, но пока всё тщетно.
Улугбек Тналиев, председатель общественного объединения «Независимое поколение Казахстана» (НПК), уже несколько лет успешно проводит работу своего НПО. Быть может, потому что деятельность его объединения дотирует не только государство, но и республиканские и международные организации и предприятия.
— «НПК» реализует проекты при поддержке нефтяной компании, государственного социального заказа управления внутренней политики Атырауской области и в том числе при поддержке казахстанских донорских организаций, оказывающих помощь проектам которые бизнес и акимат в основном не поддерживают.
Мне кажется, нужно искать решение вопроса, почему многие НПО получают финансирование международных организаций. Во-первых, «иностранцы» поддерживают широкий спектр проектов, во-вторых, это международный уровень отчетности и планирования проектов, это и экспертная поддержка. Государственный социальный заказ имеет более сжатые темы, а в бизнес-сообщество только-только приходит понятие социальной ответственности и поддержки местных сообществ.
А вообще, какой источник финансирования выбирает НПО — это сугубо их дело, главное чтобы социальный эффект был. Потому как со стороны государства нет институциональной поддержки НПО, взять даже нашу область: у многих НПО нет офисов (к примеру, в Актау есть Молодежный центр, в котором собираются все активные молодежные НПО), госсоцзаказ не постоянный, суммы лотов маленькие, не хватает порой и на полугодовую аренду помещения, местные органы не предоставляют вместительное помещение для НПО… Вот все эти факторы и приводят к тому, что НПО не устойчивы и вынуждены искать средства на содержание организации. Многие инициативы общественников упираются в деньги. Нужна сбалансированная политика в отношении неправительственных организаций, — говорит Улугбек Тналиев.
К слову, «НПК» часто проводит исследования в части социально-бытовых условий детских домов и интернатов, расходования бюджетных средств вообще, проводит мониторинг работы местных вузов и ссузов. Заметьте, тоже при поддержке зарубежного фонда. Естественно, отчеты о проделанной работе посылают как в облакимат, так и за границу. Ну и зачем нам тогда такие объединения, работающие, грубо говоря, на чужого дядю?
В последнее время НПО-шников начали упрекать в частом проведении «круглых столов» с длительными кофе-брейками и ланчами. Мол, и вся их работа – поговорить, да чай попить. Возможно, в этом есть доля истины. Но ведь именно за чашкой чая происходит общение, из которого потом вытекает (простите за каламбур) дельная рекомендация, проект. Хотелось бы, чтобы действующие в Атырау НПО доказали свою полезность обществу. Чтобы люди поверили в так называемый «третий сектор». Так, как сегодня инвалиды доверяют обществу, занимающемуся их проблемами — НПО «Мүгедек әлемі», так, как верят «Каспий табигаты» — НПО, встающему на защиту Каспия, так как доверяют клубу «Мирас», который организовывает велопоходы по красивейшим местам региона…

Надежда ШИЛЬМАН
«Развитие Казахстана как динамичного, современного государства с высокими стандартами качества жизни возможно только на основе активизации человеческого потенциала, предприимчивости граждан, дальнейшего становления гражданского общества»
ИЗ КОНЦЕПЦИИ РАЗВИТИЯ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В РЕСПУБЛИКЕ КАЗАХСТАН НА 2006-2011 ГОДЫ.
Кстати
По сведениям управления внутренней политики, в этом году на развитие «третьего сектора» в Атырау выделено 19 миллионов тенге.