РОДИТЕЛЬСКУЮ ЛАСКУ ПОДЕЛИЛИ ПОРОВНУ

Они взяли этого мальчугана в свою семью, когда ему исполнилось двенадцать. Психологи говорят, что это один из самых трудных возрастных периодов. Да, возраст переходный, да еще и несчастье: мать пропала без вести, а отца у Бахтыбека не было вообще. Но Шунгарины стойко выдержали испытание на прочность настоящей ячейки общества — семьи. Пусть и приемной.
С Гульнарой и Маратом Шунгариными и их приемным сыном Бахтыбеком мы познакомились в школе-интернате №1 на мероприятии «Сердце отдаю детям», куда были приглашены областным департаментом по защите прав детей многие приемные семьи, когда-то взявшие на воспитание сирот.
— У нас у самих семеро детей, — рассказывает Гульнара. — Пять дочек и два сына. Бахтыбек моим сыновьям почти ровесник. Поэтому они сразу нашли общий язык друг с другом, с первых дней появления его в нашем доме.
Что подвигло взять мальчика из приюта эту многодетную семью? Гульнара апай делится, что в те годы она работала в школе-интернате воспитателем. И когда поступил несмышленыш Бахтыбек, он сразу запал ей в душу. Немного угловатый, иногда резкий, но в основном тихий Бахтыбек ей стал родным. Мальчик Гульнаре очень напоминал ее сыновей, почти погодок. Однажды, когда она уже возвратилась с работы домой, поймала себя на мысли, что переживает – как там, в интернате, Бахтыбек, сделал ли уроки, хорошо ли заснул, не обижает ли его кто в школе. Своими эмоциями женщина поделилась с мужем. После семейного совета было решено – появится еще один член семьи. Сначала Бахтыбек по выходным и праздникам приходил к Шунгариным, затем его стали приводить все чаще и чаще. А потом супруги решили оформить над Бахтыбеком патронатное воспитание (думается, потому что процесс усыновления не удался бы или затянулся: у Бахтыбека печальная история – мама его пропала без вести, почти сразу после рождения, отца не было совсем). В семью он вошел сразу, что называется, прижился, крепко сдружился со своими ровесниками, детьми мамы и папы – сегодня он именно так называет Гульнару и Марата.
Невозможно отвести глаз от Гульнары – с такой любовью она рассказывает о своем приемном сыне. Она – настоящая мама. Мы разговариваем с ней, а она Бахтыбеку то рубашку поправит, то брюки одернет. А как от нее вкусно пахнет баурсаками!
— Да вот перед уходом нажарила: люблю, когда дома уютно пахнет выпечкой, а когда ребятня налетает на баурсаки и уплетает их за обе щеки – вот уж радость для хозяйки, — улыбается женщина.
Семья Шунгариных – одна из десятков тысяч семей, проживающих в Атырау. Живут они в микрорайоне Привокзальный. Так же, как и все, ходят по выходным запасаться недельной провизией на рынок, потом – прием гостей или они навещают друзей. Летом же вся семья «пропадает» на даче, она у них небольшая, но места для овощей и фруктов предостаточно. Так что ребятня с самого детства привыкла к земледелию, и самое интересное – к сбору урожая. Такая вот простая обычная семья. Единственное отличие – приемный сын. Но если конкретно об этом не заявлять, в жизни не догадаешься: Бахтыбек с отцом Маратом очень похожи.
Сегодня Бахтыбеку девятнадцать. В тот день на акцию «Сердце отдаю детям» он пришел с хорошими новостями: ему дали работу. Он выучился в профтехлицее №2, и специальностей у него, по сути, несколько.
— Я и каменщик, и газоэлектросварщик, — скромно признается Бахтыбек. — Сейчас разнорабочим устроился. Ничего, поработаю пока. Как говорит папа Марат, в жизни все пригодится. Так что я работы не боюсь, главное, чтобы все были здоровы, и у каждого человека была семья.
Марат охотно поделился с нами, что Бахтыбек встал в очередь на получение жилья, так что теперь только жить да жить. «Вот, ждем, не дождемся, когда познакомит нас со своей девушкой», — добавляет отец, окончательно смутив парня.
— Сегодня по области насчитывается 833 ребенка, обделенных вниманием, — сообщила на мероприятии «Сердце отдаю детям» начальник отдела департамента по защите прав детей Фатима Баймуханова. – И очень хочется, чтобы примеру славной семьи Шунгариных последовали жители Атырау, имеющие возможность взять в свою семью сироту. Сегодня государство огромное внимание уделяет проблеме сиротства. И одно из последних новшеств – буквально в августе вышло постановление правительства о том, что отныне сироте будет выплачиваться дополнительное пособие по потере кормильца.
Как заметила Фатима Баймуханова, подобные мероприятия – с приглашением приемных родителей и детей, которых они взяли в свои семьи, — показательны и дают возможность рассказать атыраучанам о том, что сегодня можно подарить свое сердце не только родным детям, но и воспитанникам детдомов и приютов.
— Конечно, поначалу трудности будут, — добавляет напоследок Гульнара апай. — Но они легко решатся, когда ты найдешь с ребенком общий язык. Когда ты почувствуешь, это — твой сын!

Обратная связь
«Здравствуйте, уважаемая редакция! Я – преподаватель одной из городских школ, завуч по воспитательной работе. К сожалению, Бог не дал мне детей. И я всю себя отдаю работе. А тут недавно подумала: я неплохо зарабатываю, есть своя квартира, новая причем (как молодому специалисту недавно дали!). Но для кого я стараюсь? Ради кого живу? А тут как-то раз прочитала вашу заметку о приемной семье. Показала мужу, и мы с ним решили — возьмем ребенка. Долго приглядывались и решили взять четырехлетнюю Нурбиби. На сегодня почти все документы в сборе. На днях она переедет к нам. Вот и появился смысл жизни!
Спасибо вам за такую акцию! Хочу посоветовать жителям Атырау, которые не могут родить свое дитя, обратить внимание на сирот в детдомах. Казенные дома не заменят настоящей семьи. И в наших руках – подарить сиротам тепло и уют семейного очага. Имя указывать не буду, думаю, вы поймете, почему».
В нашу редакцию поступило коллективное письмо. Несколько мам, регулярно отслеживающих выход нашей акции «Чужих детей не бывает», написали в «Прикаспийскую коммуну» вопрос: «Можно ли собрать вещи для сирот?»
Как нам удалось узнать, можно, но только если это будут совершенно новые вещи. Поношенные, пусть даже всего лишь несколько раз, принимать запрещается.

Надежда ШИЛЬМАН