ОТ КУРСКОЙ ДУГИ ДО ШПРЕЕ

Алипов Гиззат Мукашевич родился в 1924 году в ауле Касагоран Морского сельсовета Денгизского, сейчас Курмангазинского района. 18-летним парнем призван на фронт. Участвовал в боях в составе Западного, Первого Украинского и Первого Белорусского фронтов. Вначале был автоматчиком, но в 1943-м году был тяжело ранен разрывной пулей. После выздоровления попал в саперный батальон. Его отделение неоднократно показывало образцовое выполнение заданий и мужество. Сержант, а затем старшина Алипов был примером для своих товарищей. Отважный воин стал полным кавалером ордена Славы. И даже после Победы не сразу вернулся домой. Опытный сапер выполнял очень ответственное задание — разминировал поля, чтобы там, где свистели пули, заколосился хлеб. Сколько километров исходил он со своим миноискаталем. А в октябре 1946-го вернулся гвардии старшина в родные края. Выучился на зоотехника, работал в ряде колхозов. В течение 30 лет был управляющим фермой в совхозе имени Курмангазы. Заслуженный работник Республики.
Очень мирный по характеру, несколько даже вальяжный парень. И настраивался на спокойную трудовую жизнь — работал в бухгалтерии счетоводом. Но в годы войны все люди, самых мирных профессий, берут в руки оружие. Так поступил и наш земляк. В июне 1942-го вместе с отрядом курдасов Гиззат ушел из родного села на войну. Прошел подготовку в пехотном училище. А потом его определили в гвардейскую дивизию, только что передислоцированную из-под Сталинграда, после участия в кровопролитных боях.
Своё первое боевое крещение Гиззат Алипов получил под Белгородом. Отразив мощные удары врага, войска фронта, в состав которых входила и 13-я гвардейская стрелковая дивизия, перешли в контрнаступление. На одном из участков вражеской линии обороны было особенно сильное сопротивление фашистов. Вот туда и было брошено отделение автоматчиков во главе с сержантом Алиповым. А когда ворвались в траншею, завязалась рукопашная. Фашистов они все же выбили. (Кстати, за этот подвиг почти все отделение было удостоено медалей «За отвагу»). И только тогда, как говорится, стали считать раны. И выяснилось, что Гиззата дважды задело. Но поскольку не особо серьезные были ранения, он из строя не ушел, ограничившись перевязками в санроте. И продолжал участвовать в сражениях на Орловско-Курской дуге.
В ноябре сорок третьего Алипова снова ранило. И уже очень тяжело. Это было под украинским городом Кривой Рог. Дивизия их получила приказ «прорвать оборону противника». Под покровом ночи пехотинцы вышли на исходный рубеж. Едва занялся рассвет, началась артподготовка, и сразу после неё они ринулись в атаку. Сначала, от неожиданности, немцы серьезного сопротивления не оказывали, но оправившись, открыли сильный ружейно-пулеметный огонь. И одна из пуль настигла Алипова, когда до траншей оставалось метров 50-60. Самое страшное, что она была разрывной. И «похозяйничала» в теле солдата так, что долго пришлось ему лечиться в госпитале. И в свою часть он уже не вернулся. Его определили командиром отделения отдельного 590-го саперного батальона. Пришлось осваивать новую воинскую специальность. Сержант быстро изучил мины, ловко устанавливал их, делал проходы в минных полях и проволочных заграждениях, под сильным огнем наводил переправы на больших и малых реках. Перед форсированием Южного Буга саперы наводили понтонную переправу. В понтон, на котором работал Гиззат, попал снаряд. Не раздумывая, он бросился в воду и на ходу заделал пробоину. Переправа была обеспечена.
Когда бои шли уже на территории Западной Украины, перед отделением Алипова была поставлена задача проделать проходы через минные поля и проволочные заграждения на подступах к высоте, которая господствовала над окружающей местностью, и фашисты вели оттуда прицельный огонь, мешая продвижению боевой техники и частей, не давая воинам подняться в атаку. Как только стемнело, бойцы отделения Алипова, поползли вперед. Прижимаясь к земле, используя каждую воронку, они приближались к заграждениям, обезвреживая по пути противопехотные и противотанковые мины. Когда проходы были готовы, саперы, измученные, перемазанные глиной, вернулись в расположение своей части. На рассвете стрелковые подразделения и танки внезапным ударом выбили гитлеровцев с высоты. И наши части заняли выгодные позиции.
За безукоризненное выполнение боевых заданий, за находчивость и смелость Гиззат Алипов был награжден орденом Славы III степени. Командир части прислал его отцу благодарственное письмо. В часть пришел ответ от аксакала, который заслуживает того, чтобы быть приведенным полностью.
«Я, Мукашев Алип, отец бойца вашей части Алипова Гиззата получил от Вас дорогое для меня письмо, в котором Вы сообщаете, что мой сын за образцовое выполнение боевого задания на фронте борьбы с немецкими захватчиками награжден орденом Славы III степени. Сердечно благодарю Вас за поздравление и за то, что в эти большие успехи моего сына вложен и Ваш труд. Я очень доволен и горжусь тем, что мой сын не отстает от других воинов нашей великой Родины, поступает так, как должен поступать каждый настоящий патриот своей Отчизны.
Пусть же мой сын приложит все силы и умение для приближения часа окончательной Победы над врагом человечества — фашизмом. Пусть не жалеет ничего, а если потребуется – отдаст жизнь за счастье народа. Знайте, и пусть знают все бойцы, что мы, колхозники, в ответ на ваши успехи с каждым днем усиливаем помощь нашей героической Красной Армии.
Передайте от меня сердечный привет и наилучшие пожелания всем воинам вашей части. Громите и уничтожайте, дорогие, коричневую чуму — гитлеровцев, приближайте праздник на нашей улице, а мы своим трудом в тылу поможем вам в этом. 25 сентября 1944 года».
Это письмо было прочитано перед строем. И стало отцовским наказом для всех бойцов. Ну а для Гиззата – в первую очередь. И это отцовское благословение как бы вело, охраняло его, добавляло сил. Войска Первого Белорусского упорно продвигались вперед. На их пути было немало минных полей, то есть работы для отделения Алипова. Работы, в которой нельзя было ошибиться. Слишком дорогой была цена за ошибку. Потому и готовились тщательно, все секреты фашистские изучали, чтобы потом не наступить на те же «хитрости». А иногда саперам приходилось работать и по совместительству — вступать в бой. Однажды бойцам отделения было приказано встретить возвращающуюся из вражеского тыла разведку на «ничейной земле». Они подготовили проход в минном поле, перерезали ряды колючей проволоки заграждения стали ждать. Но, оказывается, враги засекли разведгруппу и открыли огонь. Саперы тут же вступили в перестрелку, прикрывая разведчиков. Поддержанные огнем саперов разведчики сумели оторваться от фашистов. Одним из последних отходил к своим позициям Алипов. Он нес на руках раненого товарища.
В октябре 1944 года нашим войскам предстояло форсировать Вислу. И снова отличилось отделение Алипова, которое организовало дополнительную переправу на резиновых лодках. И еще немало славных страниц воинской доблести на счету отделения Алипова. Командир его был удостоен ордена Славы II степени.
А вот что пишет в представлении к награждению орденом Славы I степени командир батальона майор Мязин, тот самый, которому адресовал свое письмо отец солдата. «При прорыве обороны противника в районе деревни Анелин гвардии старший сержант Алипов, действуя в составе группы по сопровождению самоходных установок, поддерживающих батальон особого назначения, следуя в боевых порядках пехоты, под артминометным и пулеметным огнем противника, обеспечил устройство проходов в минном поле противника между его второй и третьей траншеями, вступая и в бой, пропустил через проходы СУ и обеспечил их маневренность. Способствовал успеху в бою батальона особого назначения. При прорыве обороны противника в районе города Лебус командир отделения старшина Алипов руководил группой разграждения. Обеспечил проход танков и пехоты в минных полях и проволочных заграждениях противника. 23 апреля с выходом наших войск на реку Шпрее под огнем противника работал по устройству переправы. Обеспечил переправу без потерь.
Достоин правительственной награды — ордена Славы I степени».
То, что солдат достоин столь высокой награды, согласились, и Указом Президиума Верховного Совета СССР он был награжден орденом Славы I степени. Но получил он свою награду только 22 года спустя. Так долго искала награда героя, потому что после Победы он еще долго не демобилизовывался. Так как нужно было очистить землю от напичканного в нее смертоносного оружия всех видов.
Принимая орден из рук военного комиссара, он тогда обратился к призывникам, желая им никогда не слышать грома орудий и взрывов бомб. Но чтобы они так же любили свою землю и были готовы защищать её, если все же потребуется. До последнего своего вздоха этот мягкий, никогда никого не обидевший словом, интеллигентный человек честно трудился на благо своей Отчизны и вел большую патриотическую работу как член Совета ветеранов войны и труда.

Любовь МОНАСТЫРСКАЯ