Трансформация / Трансплантация сознания

…Я умру. Я когда-нибудь умру. Так согласна ли я подарить жизнь другому человеку, уже отбыв в мир иной?

По статистике Министерства здравоохранения РК, около трех тысяч казахстанцев нуждаются в трансплантации органов, но своего донора дожидается лишь каждый третий.

Между тем, согласно казахстанскому законодательству, в нашей стране с 2009 года действует правило презумпции согласия. Презумпция согласия означает, что если человек не оставил после себя никакого завещания в отношении донорства своих органов, это дает право изымать его органы. То есть после смерти он автоматически рассматривается в качестве потенциального донора. А на практике врачи всегда оставляют последнее слово за родными умерших, и только от них зависит, передадут ли органы усопшего на трансплантацию или нет.

Как правило, родственники отказывают в заборе органов. В качестве аргументов чаще всего звучат религиозные соображения. И, надо признать, мировые религии, в том числе ислам, христианство и иудаизм, не поощряют трансплантологию. Только в последнее время по посмертному донорству духовенство несколько смягчило свою позицию, хотя и с некоторыми оговорками. По словам главного имама Атырауской области Алтынбека УТЫСХАНУЛЫ, изъятие органов должно производиться только с разрешения родственников. Однако ислам не приветствует донорство органов живыми людьми, когда люди жертвуют своим родным почку, печень, так как здоровому человеку наносится вред.

Вместе с тем, как известно, разработан проект нового кодекса о здоровье населения – главного документа, регулирующего казахстанскую медицину, в котором предлагают несколько принципиальных изменений по такой важной сфере, как трансплантология. Одно из предлагаемых изменений исключает права близких и опекунов препятствовать изъятию органов у человека после его смерти.

Почки не продаются

В настоящее время в Казахстане проводят операции по трансплантации сердца, печени, легких, поджелудочной железы и почек. К слову, посмертное донорство детей в Казахстане не практикуется, так как в стране смерть мозга у детей не констатируется. Операции проводятся в Национальном центре трансплантологии и входят в гарантированный объем бесплатной медицинской помощи и оплачиваются государством за счет бюджетных средств, полностью контролируются Министерством здравоохранения.Ежегодно в стране проводятся примерно 170 операций по трансплантации и самое распространенное донорство – родственное. Около 100 казахстанцев умирают ежегодно, не дождавшись донорских органов. Наиболее активные регионы по посмертному донорству – Акмолинская, Северо-Казахстанская и Костанайская области. Связывают это с большей информированностью и активностью населения.

Говоря о проблеме донорства, мы, конечно, не можем не вспомнить о недавнем факте задержания врача-трансплантолога, вызвавшем большой общественный резонанс. Министр здравоохранения Елжан Биртанов, комментируя дело арестованного трансплантолога, подозреваемого в незаконной пересадке органов, напомнил, что закон не требует от живого донора подтверждение родственных связей. Это введено для того, чтобы у реципиентов было больше шансов найти подходящий орган, ведь с родственниками может быть несовместимость. По делу проходят иностранцы, у которых изымали и пересаживали почки.

«Здесь вопрос в том, была продажа или не была. Это за пределами возможностей медработников. С точки зрения законодательства все было сделано по закону. Есть документы, подтверждающие, что это добровольная передача», – рассказал министр. Все транзакции иностранцы проводили за рубежом, и это затрудняет следствие, которому предстоит выяснить, была ли пересадка платной или бесплатной. Добавим, что в нашей стране покупка и продажа органов запрещена – ответственность за подобное лежит как на продавце, так и на покупателе.

Возвращаясь к вышеназванному законопроекту, отметим, что у него немало и противников. Большинство из них выступают за презумпцию несогласия, чтобы донорство органов было добровольным делом, на том основании, что органы – собственность человека и «воровство» его органов последнее дело. А в Беларуси, например,если врач не обеспечил забор органов для пересадки, его наказывают. Как сообщил министр Биртанов, в Казахстане зачастую наказывают врачей по прямо противоположным причинам. Было немало случаев, когда родственники усопшего писали жалобы, возбуждали дела, апеллируя тем, что их согласия не спрашивали, хотя по закону, повторимся, согласие родственников и не требуется.

Шанс на жизнь

В Атырауской области открыты два частных гемодиализных центра, и еще один в областной больнице. В настоящее время в Атырауской области процедуру гемодиализа получают в общем количестве 170 пациентов, и большая часть из них нуждается в пересадке донорской почки. В регионе число реципиентов, которым пересадили новые органы, начиная с девяностых годов прошлого столетия, не превышает и полусотни.

– При областной больнице проводят экстренный гемодиализ, у нас имеется три аппарата, – рассказал врач-нефролог Атырауской областной больницы Бауыржан РАХМЕТОВ. – Многие пациенты нуждаются в пересадке почки. Основная проблема – отсутствие доноров органов. Никого не получается уговорить. Менталитет такой у людей, отказываются.

Врач высказал сожаление, что в обществе преобладают негативные мнения насчет профессионализма людей в белых халатах. Муссируются слухи, что ради забора органов врачи убивают пациентов.

– Читаешь и работать не хочется. А по большому счету, один человек может спасти несколько нуждающихся в донорских органах, – высказывается Бауыржан Рахметов.

По мнению Б. Рахметова, важно подключать к работе хороших психологов, которые могли бы поговорить с родственниками умершего человека, убедить их дать разрешение. Для развития трансплантологии широко информировать население о возможности спасти чью-то жизнь. Этим и займутся медики Атырау, соответствующая информационная работа в поликлиниках будет усилена. По крайней мере, об этом нас заверил руководитель управления здравоохранения Атырауской области Байтолла ГАЗИЗОВ.

 «Охота» за органами

В новом кодексе намерены внести поправки касательно того, чтобы каждый человек подписал документ, согласен он или нет на изъятие органов после своей смерти. Такие данные будут внесены в электронную базу. Возникает вопрос: а если произойдет ошибка? Что тогда?

Людей беспокоит и то, что их органы как горячие пирожки начнут продавать иностранцам, опасаются «охоты» за донорскими органами, и опять-таки не верят в честность врачей.

– Читала чье-то мнение, что новый закон спровоцирует бум «черных» трансплантологов. Может, нагнетают краски, но вдруг на самом деле врачи не будут бороться за жизнь пациента, если будут знать, что его органы могут стать донорскими для какого-то другого богатого пациента, – размышляет сотрудник нефтяной компании Айнаш ЧЕНГЕЛЬБАЕВА.

– Я откажусь от посмертного донорства. Считаю, новшество открывает путь к криминальному бизнесу, торговле человеческими органами. Это вообще нарушение прав личности на свое тело, и большая морально-этическая нагрузка на родственников. С моей точки зрения, это бесчеловечно, – резко махнул рукой житель Атырау Серик А., представитель крупного предприятия региона.

В анатомический дар

Как видим, однозначного мнения о новых поправках в кодекс о здоровье населения нет. Но что если человек сто раз подумал, все взвесил и решил стать донором? Как это оформляется? Куда надо обращаться?

Можно дать согласие или написать отказ от донорства после смерти на портале «электронного правительства» egov.kz. Или обратиться в поликлинику по месту прикрепления.

Поликлиника №2 по проспекту Азаттык. Звоню директору городской поликлиники №2 ТОО «Медикер Жайык» Айгуль КУЛЬНИЯЗОВОЙ иинтересуюсь, есть ли люди, согласившиеся стать посмертными донорами органов, и можно ли получить анкету.

– С такими вопросами никто еще не обращался, – ответила А. Кульниязова.

Получив образец заявления на донорство, обращаю внимание, что в нем должно быть указано конкретно, любые ткани (части ткани) и (или) органы (части органов) могут быть изъяты при трансплантации. Или только конкретные органы и ткани могут быть изъяты: сердце, печень, почки, глазные яблоки, ткани (кожа, мышцы, хрящи, костная ткань, кровеносные сосуды). Если человек изменил свое решение, то он всегда может отказаться от посмертного донорства. Для этого тоже предусмотрен соответствующий документ.

Быть или не быть донором органов? Трудный вопрос и каждый должен решить для себя эту дилемму. Немало случаев, когда люди, имея поначалу отрицательную позицию по этому вопросу, в корне ее меняли, когда родные и любимые люди попадали в смертельную ситуацию. Вот тогда они были готовы на все, чтобы их спасти. Например, знакомый мужчина негативно относился к донорству органов. Его жена при родах потеряла много крови, и он был шокирован тем, что его самый дорогой человек мог погибнуть. Сегодня он почетный донор.

Жительница Атырау Гульмира НУГМАНОВА – реципиент почки.

– Мне было 29 лет, со здоровьем вроде бы нормально. Была как-то в гостях у родственников, а там женщины постарше мерили друг другу давление. Ну и я за компанию, оказалось 180 на 120. А потом начала контролировать, и оказалось, что оно всегда высокое. Родственники убедили меня обратиться к врачу. Долго обследовалась, в итоге диагноз – «хроническая почечная недостаточность». Несколько лет лечилась стволовыми клетками, но потом и оно перестало помогать. Прогнозы были неутешительные – гемодиализ и пересадка донорской почки.

На беду Гульмиры откликнулись родные. По группе крови вышло совпадение с двумя братьями. С одним из них анализ показал низкую совместимость, с другим – высокую, но при подготовке к операции врачи обнаружили в его почке маленький камешек и решили не рисковать.

– Я тогда сильно сдала, даже практически отчаялась. Правда, несколько месяцев спустя мы с братом, с которым была низкая совместимость, прошли повторные анализы, и они показали теперь уже хороший процент. Он отдал мне свою почку, благодаря ей я живу, за что безмерно ему благодарна.

 Светлана НОВАК

Administrator