o vzyatkah s istoriej

О взятках с историей

Я ни разу в жизни не брал и не давал взятку. Много ли нас, которые могут так сказать не кривя душой? Когда настанет время исключительно порядочных и честных людей? Есть ли у Казахстана шансы избавиться от коррупции? 

Сидельцы высокого уровня

Вспомнились слова из сатирического романа Ильфа и Петрова «Золотой теленок»: «Большие деньги можно только украсть. А заработать? А заработать, Шура, можно только геморрой». Может, этой точки зрения придерживаются также наши госслужащие, ведь соблазн обогатиться, и обогатиться быстро, чрезвычайно велик. Особенно это относится к руководителям высшего звена.

В Атырауской области одним из самых резонансных стало разбирательство коррупционного характера в отношении бывшего главы региона Бергея Рыскалиева и его сообщников. Он обвинялся в хищении чужого имущества, мошенничестве, создании и руководстве преступным сообществом, злоупотреблении должностными полномочиями и получении взяток. Экс-­аким, как отмечалось следствием, запустил в бюджетный карман обе руки, причинив ущерб на колоссальную сумму – более 72 миллиардов тенге. В связи с неявкой подсудимых дело рассматривалось в заочном порядке. Бывшего акима области Бергея Рыскалиева приговорили к 17 годам лишения свободы, а его брата, экс-депутата Мажилиса Парламента РК Аманжана Рыскалиева, – к 16 годам.

Но коррупционеров меньше не становится

– По состоянию на 25 августа 2020 года департаментом Антикоррупционной службы по Атырауской области зарегистрировано 106 преступлений, из которых 85 с признаками коррупции, – проинформировал первый заместитель руководителя департамента Айдос МАМЫТ. – Высокие коррупционные рейтинги имеют местные исполнительные органы, сферы госзакупок, здравоохранения, ЖКХ, социального обеспечения, в которых выявлены факты взяточничества, хищения бюджетных средств, злоупотребления должностными полномочиями.

В рамках сопровождения хода реализации госпрограмм сотрудники Антикоррупционной службы выявили 27 преступлений. Зарегистрировано 6 фактов системной коррупции, 6 случаев в сфере защиты субъектов малого и среднего бизнеса. По словам Айдоса Мамыта, за совершение коррупционных преступлений к ответственности привлечены 48 человек, из них 6 первых руководителей госорганов и субъекта квазигоссектора: 4 областного и 2 районного уровней. По направленным в суд делам осуждены 35 виновных лиц. Размер причиненного ущерба составил 1 млрд 150 млн 879 тыс. тенге, возмещено 94,8%.

Все следы ведут в кассу

Между тем проблема коррупции не нова, корни ее глубоки и не имеют четких границ. Что могут предложить ветераны правоохранительных органов Атырауской области, которые в свое время были на переднем фронте борьбы с чиновничьей жадностью?

Насипкали САЛКЕНОВ – гроза преступников в белых воротничках. Он сорок лет отдал работе, связанной с борьбой с экономическими преступлениями, начиная с конца шестидесятых годов прошлого столетия. Тогда действовала структура ОБХСС (отдел по борьбе с хищением социалистической собственности), ведомство было создано в 1937 году, а упразднено в марте 1992 года.

– Сейчас с коррупцией борется много организаций. В советское время в единственной структуре ОБХСС на всю область работали 40-45 правоохранителей, я был опер­уполномоченным. Отдел считался самым почетным в структуре МВД, и туда не каждого на работу брали, учитывались такие качества, как высокая грамотность и неподкупность, – рассказывает ветеран Насипкали Салкенов. – Тогда в классификации преступлений слово «коррупция» не употребляли, называли это должностным преступлением. А за должностные преступления карали очень сурово.

В советское время на предприятиях деньги, как говорится, в руках не держали, действовала бухгалтерия, касса. Преступники подделывали ведомости получателей. При ОБХСС приезжали на предприятие и закрывали кассу. В нынешние времена все решает тендер. Одни работники подписывают одни документы, другие – другие. Сегодня подписали, а завтра их уже нет, уехали… В настоящее время в Казахстане действует Агентство по противодействию коррупции, при департаменте государственных доходов – департамент по расследованию экономических преступлений. Данные ведомства, думаю, лучше объединить, получится хороший кулак для борьбы с коррупцией, – считает ветеран.

Выход есть

Своим мнением о том, как необходимо бороться с коррупцией, корреспондент «ПК» попросил поделиться и заслуженного юриста Республики Казахстан, Почетного работника органов прокуратуры и Государственного следственного комитета, бывшего руководителя ГСК по Атырауской области Аталыка БОРАШЕВА.

– ГСК был специализированным органом, где занимались следствием по хищениям, злоупотреблениям со стороны чиновников. Были хорошие показатели, — говорит он. — Например, запомнилось, как мы выявили масштабные приписки в строительном управлении. Там оформляли товарно-транспортные накладные на несуществующие объемы работы, и на этой почве нечистые на руку люди обогащались, получали премиальные. А доказали хищение по результатам проведения строительно-технической экспертизы, через проверку расхода бензина – солярки. Техника там старая была, а километраж по документам выходил просто нереальный, якобы на развалюхах «КамАЗах» развивали 350 км в час. Приписки доходили до колоссальных объемов, на эти деньги можно было бы построить еще один большой город.

Стоит заметить, при создании ГСК часть функций МВД и Генеральной прокуратуры была передана новой структуре, и это вызвало межведомственные недоразумения, порой доходило до конфликтов. «Развернуться» ГСК не успел, действовал совсем мало времени, два года, его упразднили.

– Что провоцирует коррупцию?

– Жизненные трудности. А еще алчность. Человек хочет жить хорошо, смотрит, как другие живут на нечестно заработанные деньги. Да, принимаются различные госпрограммы противодействия коррупции, повышается заработная плата госслужащих. И они все равно берут взятки, хотят еще больше иметь денег. Печально, что становятся коррупционерами те, кто по долгу службы обязан бороться с таким явлением.

Существует мнение о непобедимости коррупции. Я не могу с таким утверждением согласиться. Уровень жизни людей надо поднимать. Повышать нравственное начало. С юных лет прививать гражданам стремление жить честно, порядочно. Тогда и коррупция исчезнет, – уверен Аталык Борашев.

Электронные браслеты и виртуальные тенге

Но что на этом фронте сегодня? Касательно новых законодательных антикоррупционных инициатив на рассмотрение Главы государства было внесено несколько концептуальных предложений, в том числе по повышению ответственности за коррупцию сотрудников силовых органов, судей и политических служащих. Также предлагается отнести к субъектам коррупции лиц, не являющихся госслужащими, но выполняющих публичные функции, а это руководители банков, субъекты естественных монополий, адвокаты, нотариусы, частные судебные исполнители и др.

Кроме того, предлагается создать комплексную защиту осведомителей, ввести новые антикоррупционные ограничения, запретить госслужащим открывать и владеть счетами в иностранных банках.

Председатель Агентства РК по противодействию коррупции Алик ШПЕКБАЕВ считает, что нужно существенно пересмотреть систему планирования и освоения бюджетных средств. А сократить коррупционные риски поможет, например, введение электронной национальной валюты, так как это ускорит сокращение наличности, столь удобной для взяточников, и обеспечит полную прозрачность. Не лишним будет и распространение в стране опыта Алматы по использованию электронных браслетов слежения за лицами, в отношении которых избраны меры пресечения, не связанные с содержанием под стражей.

Предлагается ввести гражданско-правовую ответственность за незаконное обогащение. Например, в первоначальной, так называемой входной декларации, которая не будет подлежать проверке, госслужащий зафиксирует все свои активы. Если при подаче очередной декларации будет выявлен значительный прирост доходов, который он не сможет обосновать, его ждут карьерные и фискальные санкции.

Главный борец с коррупцией обратил внимание, что по-прежнему Агентство сталкивается с инертным отношением госорганов к работе по искоренению коррупции. Самостоятельно коррупционные риски они практически не выявляют: по итогам 10 тысяч внутренних анализов лишь в двух процентах случаев сформированы рекомендации. Стоит же к этой работе подключиться Агентству, как начинается сопротивление исполнению рекомендаций. Яркое подтверждение – текущая ситуация по формированию Плана мероприятий по реализации антикоррупционной стратегии.

А. Шпекбаев подчеркивает, что госорганы по-прежнему исходят из ведомственных интересов, внося абсолютно пустые предложения, насквозь пропитанные формализмом и не имеющие для общества никакой пользы. При этом реально эффективные антикоррупционные инициативы «вязнут в болоте» бюрократических согласований. Консенсус по ним, как правило, не достигается годами.

Вместо послесловия. Центр по изучению мировой конкурентоспособности Международного института развития менеджмента из Швейцарии объявил результаты рейтинга. По индикатору противодействия взяточничеству и коррупции, который формируется на основе опроса и отражает восприятие коррупции предпринимателями, Казахстан второй год подряд улучшает свое положение. В этом году среди 63 оцениваемых государств страна поднялась на две позиции вверх – с 29 на 27 место. Маленькая, но все-таки победа над алчностью.

Светлана НОВАК