КРАСИВАЯ И ГОРДАЯ СУДЬБА

111118-03Задание написать о Музе Павловне, честно признаюсь, вызвало во мне двоякое чувство — здорово, когда достойным публикации в газете признается хорошо знакомый тебе человек. Но настораживал второй момент: знакомство-то наше было несколько односторонним, как бы выразиться точнее — бытовым. Муза Павловна — жена нашего бывшего редактора Ивана Петровича Свербихина. Причем, для нас она была настоящим образцом жены: мудрой, понимающей и принимающей как факт постоянную занятость мужа. И к приходу курьера из типографии с полосками газетными (в любое время, когда газета «дозрела» для редакторского, последнего, взгляда) она относилась без раздражения, а напротив, пока муж просматривал страницы, старалась угостить нашу быстроногую, незаменимую Татьяну Евстафьевну чем-то вкусненьким, напоить чаем, уточняла, на машине ли ее привезли, а то вдруг сломалась, так такси нужно вызвать, чтоб не ходить одной ночью. Не ворчала и по поводу звонков круглосуточных, когда что-то вдруг обнаруживалось в газете, или срочная информация появлялась.
А ведь ей утром нужно было идти на работу. Вот об этой работе я знала только, что Муза Павловна возглавляет финансовый отдел объединения «Эмбанефть», понимала также, что это требует сосредоточенности, постоянного внимания. И видимо, удавалось Музе Павловне собрать волю в кулак, и полностью отдаваться производственным проблемам, ибо пробыла она на этой должности… около тридцати лет. А вообще, трудовой стаж ее гораздо больше. Вот о подробностях трудового пути финансиста Придановой-Свербихиной длиной в более чем четыре десятилетия и предстояло узнавать, чтобы воссоздать ее портрет. Судя по тому уважению, с которым отзывались о ней сотрудники, коллеги, она — настоящий профессионал. Впрочем, ничего удивительного, ведь начала она освоение профессии 15-летней девочкой, после окончания семилетки. Трудовая деятельность ее стартовала в августе 1939 года, в Гурьевскую областную контору Госбанка она была принята на должность внутреннего курьера. Доставляя документы из одного отдела в другой, она на ходу изучала их, а потом, стараясь вникнуть в суть, понять, буквально мучила вопросами сотрудников. Когда ее включили в группу учеников, то Муза была самой успевающей, мечтала, что станет вскоре операционистом, а потом и бухгалтером бюджетной группы. И очень огорчилась, когда на эту должность назначили другую кандидатку. Безутешно рыдающую девчонку, забившуюся в угол, увидел управляющий Вторников. И сказал, что девочке с таким красивым именем и такой умной головкой плакать нельзя. Через пять лет быть ей управляющей. Как ни странно, а это предсказание, которое она приняла за простое утешение, сбылось. И в бюджетной группе она поработала, и в группе кредитования торговли, затем перешла в группу кредитования промышленности. А после прохождения полуторамесячных курсов управляющих при Республиканской конторе Госбанка, была направлена на работу в Денгизский (ныне — Курмангазинский) район — управляющей районным отделением Госбанка в 1944-м, ровно через пять лет.

111118-04

Хотелось бы чуть подробнее рассказать о роли финансистов, о том, как банк способствовал увеличению объема производства во всех отраслях, в первую очередь в нефтяном секторе. Как известно читателям, на эмбинский нефтедобывающий район в годы войны легла ответственнейшая задача: наращивать объемы добычи нефти, чтобы компенсировать недостаток нефти, возникший в связи с захватом фашистами других регионов, снабжавших страну «черным золотом». Невозможно увеличить добычу без разворота поисковых и буровых работ. А бурение — самый дорогой этап в нефтедобывающем процессе. Потому и средств требовалось очень много. Причем, нужно было так организовать кредитование, чтобы работа не тормозилась ни на минуту. Ведь тысячи и тысячи моторов танков, самолетов, другой техники ждали горючего. И Эмба давала его с каждым днем все больше. Вот и приходилось сотрудникам банка строго координировать финансовые потоки, оперативно кредитовать торговлю, чтобы вовремя было закуплено все выделенное по фондам, чтобы рос товарооборот. А доходы от торговли направлять в производство. Так что в том, что Эмба снабжала фронт горючим во все возрастающих объемах, есть вклад и сотрудников банка, в том числе и Музы Павловны.
И еще одну важнейшую работу можно записать в их актив — комплектацию продуктами передвижных баз Волжской флотилии, которые подвозили к Сталинграду боеприпасы, продукты, обмундирование и т.д. и т.п. Заключались договоры с пошивочными мастерскими, заводами, подсобными хозяйствами, обязывающие поставлять определенное количество продукции, к определенному сроку. И все жестко контролировалось, потому и выполнялось в соответствии с обязательствами. А нередко и перекрывались объемы — земляки наши, как и весь народ, старались вовсю, понимали, что нужно дать больше подмоги для фронтовиков. Платежи в бюджет позволяли строить эффективно бюджетную политику. Так что при всех трудностях, дефиците, планы выполнялись, финансовая дисциплина соблюдалась. И задания руководства выполнялись, успешнее шли дела во всех отраслях. Область неоднократно удостаивалась переходящих Красных знамен, благодарностей. И вполне заслуженно вручена Музе Павловне, в числе других тружеников тыла, медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.». И значок «Отличник Госбанка». И после неоднократно ее труд отмечался и государственными, и правительственными наградами. Медали «Ветеран труда», «За трудовое отличие». Значок «Ударник IX пятилетки». И юбилейные медали, и значки, как труженику тыла, многочисленные Почетные грамоты Миннефтепрома
Есть у нее благодарности и за отличное проведение еще одной важной компании-реформы. Это было важнейшее событие: страна чуть-чуть оправилась после военных потерь, разрухи, голода и смогли отменить карточную систему, менялись деньги. Что греха таить, были и такие финансисты, которые стремились нагреть руки на этом деле, начинали обмен раньше, за что брали мзду, другие нарушения допускали. Многие и поплатились за это, кто партбилетом, кто и на зону загремел. В банке же, который возглавляла Приданова, все прошло четко, организованно, по-честному. Как и привыкла работать и жить эта женщина — по закону чести. Она, в принципе, покладистый и очень добрый человек, умела и характер показать во имя дела, и настойчивость проявить. Знала цену каждой копейке государственной. Когда руководитель района требовал ее перекрыть лимит средств, чтобы больше денег выделить для рыбаков, отправляющихся на путину, она говорила, что понимает важность хорошего оснащения судов, но резервные деньги (он намекал на секретный фонд, который ей доверили хранить) — не ее собственность, они предназначены на не менее важные дела. И когда пришел запрос на эти суммы, так и оказалось, закупались новые суда для рыбзавода, новая линия. В итоге все выиграли.
В 1948 году она была переведена в пос. Доссор, тоже управляющей районной конторой Госбанка. Муза ехала сюда с радостным чувством, ведь это родной для нее поселок. Сюда отец переехал из Яманки, где прежде жила семья, чтобы она могла продолжать учиться в школе (в Яманке была только начальная). Здесь у нее много друзей. Они встретили ее очень тепло. Вместе бегали на танцы, в кино, занимались в драмкружке. Тогда, вспоминает она, пережив такое страшное, всенародное горе, люди умели радоваться любой мелочи, жили дружно, открыто друг другу, строили планы на будущее, уверенные, что теперь-то никто не посмеет нарушить эти планы. Войне больше не бывать. Уезжали учиться. Она тоже окончила Алма-Атинский финансово-кредитный техникум, правда, без отрыва от производства, экстерном. Отмечая ее способности и опыт, педагоги рекомендовали продолжать учебу в институте очно, диссертацией заняться. Не знали они, что после смерти родителей Муза Павловна осталась в семье за старшую, и у нее кроме работы и учебы есть еще большая забота: поднять, вывести в люди своих сестер и брата. На одну зарплату не так-то это было просто. Но никто и никогда не слышал от нее упрека, сетований. Эта женщина полна достоинства, никогда не унизится до жалоб, причем не из гордости, а просто не желает кому-то доставлять забот, не ищет сочувствия. Жила так, как получилось. И благодаря своей целеустремленности, организованности, все, что она задумывала, выполнялось. Сестра Ольга после семилетки уехала в тот же Алма-Атинский финансовый, уж очень ей хотелось иметь ту же специальность, что и у Музы, которую она безмерно уважала. И до сих пор почитает как мать и благодарна ей. А вот Насте, которая учебу в школе совмещала с работой на Доссорском авторемонтном заводе, больше понравилось иметь дело с металлом. И она, после десятилетки, поступила в Ленинградский институт. А потом так и осталась там, на Кировском заводе. Там и мужа встретила. Туда же после армии поехал и брат Михаил. Можно сказать, что в этом городе почти вся родня Музы Павловны. Все годы они и ее звали к себе. Сейчас уже племянники взрослые, воспитанные родителями в почтении и уважении к ней, тоже зовут жить поближе. И внук Максим там живет. Но она охотно ездит к ним в гости, любуется красотами северной Пальмиры (в нескольких альбомах запечатлены семейные экскурсии, словно хронология роста ее детей-близнецов Ирины и Петра). А вот жить предпочитает здесь, в своем родном, солнечном краю. Где столько лет отдано любимому делу. Где встретила любовь всей своей жизни.

111118-05

В семье ее называют большой мамой. Она действительно рано ощутила себя взрослой, ответственной за младших. Так и было заведено, что она жила их заботами. О личной жизни подумать было некогда. Но ее судьба ждала ее. Именно в Доссоре. Был у нее друг, одноклассник Иван Свербихин. Но только другом и воспринимала она его (во всяком случае, ей тогда так казалось), даже гуляла на его свадьбе, когда, вернувшись с фронта, женился бывший летчик на их общей подруге Соне. Она же затем стала крестной их сына Володи. Вообще, интересные зигзаги выписывает судьба. Когда Володя родился, в роддоме случился пожар. Новорожденных малышей земляки разбирали по домам. И она взяла сына своих друзей, спасла его, выходила. И не было вопроса, кто станет его крестной. А когда после затяжной болезни, умерла Соня, выпало ей стать трехлетнему Володе и настоящей мамой. А Ивану Петровичу женой, о которой можно только мечтать. И их любовь-дружба восхищала всех друзей. Так и вырастила она троих детей: Владимир получил специальность инженера-электрика, а близнецы Петр и Ирина окончили Московский институт нефти и газа им. М.И. Губкина и работают в системе нефтяной промышленности: Петр трудится в Западной Сибири, в Нижневартовске, а Ирина — в производственном филиале «Эмбамунайгаз». В том самом предприятии, куда в марте 1955 года перешла она на работу из банковской системы. В объединение «Казахстаннефть» ее пригласили на должность начальника финансового отдела, и проработала она почти тридцать лет, вплоть до 1983 года. Никогда не было замечаний, отчеты сдавались всегда вовремя, с положительными отзывами, баланс, что называется, был в ажуре. Никакая ревизия не находила нарушений. И с руководителями, а это были далеко не простые люди, Сафи Утебаев, Жолдаскали Досмухамбетов, Булекбай Сагингалиев, она находила общий язык, всегда соблюдался паритет между производственными потребностями и рамками финансовой дисциплины. Так что ей бы работать и работать, но тогда был издан приказ по союзному Миннефтепрому: с достижением пенсионного возраста специалистов, особенно занимающих руководящие должности, отправляли на заслуженный отдых. В нашей истории это, увы, не единичный пример волюнтаристского подхода. Сколько тогда отрасль, по сути, потеряла опытнейших, ценных специалистов, которые могли бы принести огромную пользу при освоении новых месторождений. А опыт Музы Павловны очень бы пригодился при переходе на новые системы финансирования, с элементами хозрасчета. Но она не обижалась, тем более что проводили ее товарищи с самыми добрыми словами и благодарностью. И связи с родным коллективом она не теряла, молодые ее коллеги то и дело звонили, что-то уточняли, советовались. Да и просто пообщаться стремились, ибо такой она человек, что к ней тянутся, с ее мнением считаются и родные, и знакомые.
Так и остается она большой мамой, авторитетом не только для своих близких, но и для всех, с кем выпало пройти по жизни рядом. А уж, какой верной и надежной подругой она была для своего мужа, об этом было уже сказано. Годы мчатся, унося многое. Но остаются воспоминания, которые греют ее и вселяют бодрость.

Любовь МОНАСТЫРСКАЯ
Материалы этой рубрики готовятся при содействии АО «Разведка Добыча «КазМунайГаз»

Поделиться с друзьями

Администратор сайта

Оцените автора
( Пока оценок нет )
Прикаспийская коммуна