БЕЛУГИ И СЕВРЮГИ ОТПРАВИЛИСЬ В СВОБОДНОЕ ПЛАВАНИЕ

120630 07 Экология

В Атырауской области в реку Урал была выпущена первая партия мальков рыбы осетровых пород, выращенных в искусственных водоемах — полтора миллиона мальков белуги и севрюги. Всего в этом году местные рыбоводы планируют отправить в свободное плавание 7 миллионов мальков этого исчезающего вида рыбы. Но вполне реально, что в ближайшие годы это число возрастет до 30 миллионов мальков в год. Такое количество позволит выращивать новый осетроводный завод, строительство которого в регионе инициировал Глава государства. 

Процедура выпуска мальков начинается с траления водоемов специальными сетями. В сети попадается определенное число маленьких и шустрых рыбешек белуги и севрюги. Есть специальная методика, позволяющая определить, примерно сколько мальков выращено в пруду, поэтому каждый улов считают. Члены комиссии, контролирующие процедуру выпуска мальков, а в нее входят ученые, ихтиологи, руководители природоохранных структур, осматривают мальков, определяя их рост, вес, общее состояние.

После того, как пруд обследован, открываются шлюзы и по специальным каналам мальки вместе с водой уходят в Урал, откуда им предстоит неблизкий путь до Каспийского моря.

— Выпускаемые мальки очень активны. В среднем вес белуги составляет 8-10 грамм. Вес рыбы севрюжьей породы — 3 грамма, — говорит председатель комиссии, начальник Урало-Каспийской межобластной бассейновой инспекции рыбного хозяйства Амантай Айжигитов. — Этого достаточно для адаптации мальков в естественных условиях.

Выращивание мальков осетровых ведется в Казахстане по целевой государственной программе, цель которой восстановить популяцию этой ценной рыбы в Урало-Каспийском бассейне. Естественно, финансируется программа государством. Конечно, дело это государственное. Но часто возникает вопрос, почему бы восстановлением популяции осетровых, пусть только в денежном отношении, не заняться многочисленным кооперативам и компаниям, осуществляющим лов рыбы на Урале и в прибрежной зоне Каспийского моря? Допускаю, что сегодня они скажут, мол, на вылов осетровых наложен мораторий, и мы эту рыбу не ловим. Но ловили ведь и извели практически полностью. А если популяция когда-нибудь восстановится, то вновь эти же кооперативы и будут ловить осетров и севрюг.

Хотя, когда она восстановится и восстановится ли вообще — это уже другой вопрос. И в любом случае процесс этот очень и очень длительный.

Глядя на юрких белужат, сегодня даже трудно представить, что при благоприятном стечении обстоятельств  эти мальки белуги могут прожить до 100 лет. За столь долгую жизнь они могут вырасти до 5 метров, набрав вес под три тонны. Представили 100 лет? Я не смог.

А вообще, крупная белуга в естественных условиях в нерест откладывает от 200 тысяч до 3 миллионов икринок. Есть и зафиксированный рекорд — 8 миллионов икринок.

За свою икру и поплатились и белуги, и севрюги, которых еще лет пятнадцать назад в Урале была масса, и казалось, что так будет продолжаться вечно. Сегодня всем, кому за 20 лет, прекрасно помнят, как по весне взмывали стрелой севрюги, проходя по Уралу в городской черте. Как ловили их на петли — и не только браконьеры, но и все желающие, купив лицензию за 5-10 рублей. Мы даже не разбирали, какая икра ценнее — черная икра и есть черная икра. Отличали ее лишь как зернистую и паюсную. Это сегодня, когда икра осталась в прошлом, стали умными и узнали, что самой ценной считается белужья. Честно говоря, почему — не знаю. Может, только потому, что белуга — самая редкая рыба из осетровых. Белужья икра на мировом рынке большая редкость, она составляет всего 2 процента от общего объема. 35 процентов приходится на долю севрюги и 63 процента дает осетр.

Почему осетр? А по той причине, что мест его обитания много больше, чем у его сородичей.

Белуга — проходная рыба. Обитает лишь в бассейнах Черного, Азовского и Каспийского морей. Было время, когда белуга доходила по Волге до Твери, по Днепру — до Киева, по реке Урал — до Оренбурга, а по Куре — до Тбилиси. В среднем самка белуги мечет до 5 миллионов икринок, причем общий вес икры составляет до четверти веса рыбы! В 1922 году в Волге была поймана белуга длиной 5 метров. В ней было 245 килограммов икры. Кроме мелкой рыбы, добычей белуги могут стать и другие осетровые, и даже детеныши тюленя — бельки. Но сегодня, думаю, тюленям опасность быть съеденными белугой вряд ли грозит. А вот русский осетр (есть еще осетр персидский, который к нам тоже иногда попадает) — проходная рыба. Обитает там же, где и белуга, но на нерест в реки забирается гораздо выше. Заходил он в прежние времена, говорят, даже в Москву-реку, где сегодня и лягушки жить отказываются.

В книге «Рыбы России» говорится, что по Указу царя Алексея Михайловича от 1672 года каждому из 50 дворцовых рыбаков вменялось в обязанность доставлять ежегодно ко двору по 30 осетров — всего 1500 в год! Русский осетр и теперь одна из самых  многочисленных осетровых  рыб. Он вырастает в длину до двух метров и весит более 100 килограммов.

Есть и атлантический осетр — он крупнее своего собрата, достигает трех метров в длину и весит более 200 килограммов. Судьба его сложилась печально. Еще в середине прошлого века атлантического осетра добывали у берегов Европы и Северной Америки. Нерестился он в Рейне, Одере, Висле, Сене, Луаре и в реках по всему восточному побережью Северной Америки. В настоящее время сохранилось лишь около 1000 взрослых рыб этого вида.

Тихоокеанский осетр нерестится в реках Дальнего Востока — от Амура до рек Кореи — и сейчас очень редок. Существуют и полупроходные виды осетра — сибирский и амурский. Вот почему икры осетра больше всего на мировом рынке.

Но чтобы выращенные в прудах мальки белуги или осетра возвратились из моря в Урал и дали первое потомство, должно пройти ни много ни мало — 18 лет. Чуть быстрее подрастают и становятся половозрелыми осетры — через 15 лет и севрюги — через 12 лет. К сожалению, популяция осетровых в Урале в последние годы катастрофически сократилась. Крупной рыбы практически не осталось. Прошлой весной впервые за несколько лет большой удачей стала поимка белуги, давшей 43 килограмма икры, из которой и были выращены мальки. Еще один вид осетровых — шип — фактически исчез. Последний раз его вылавливали лет десять назад. Но ученые надеются, что в море шип остался, и когда рыба подрастет, то удастся вырастить мальков и этого вида осетровых. Тем более что перспективы у атырауских рыбоводов неплохие.

— Есть поручение Президента Казахстана о строительстве нового осетроводного завода. Этот завод должен быть в Атырауской области, — сообщила заместитель директора Атырауского филиала Казахского НИИ рыбного хозяйства Юлия Ким. — Мы надеемся, что он будет строиться уже по последним биотехнологиям. Мощность этого завода рассчитана на 30 млн штук молоди осетровых.

Главное, современный завод позволит сохранить маточное стадо осетровых. Сейчас, после заготовки икры, рыба отпускается в Урал, а  будут условия, то белуги и севрюги  получат постоянную прописку в прудах и не нужно будет каждый год волноваться: попадется половозрелая рыба в сети или нет. Будет создан генофонд, который нужно лишь подпитывать новыми производителями, пойманными весной. Так давно практикуется в соседних Иране и России. Кстати, в Иране, где побывала Юлия Ким, уже видно, что популяция персидского осетра заметно увеличилась. Но там воспроизводство поставлено действительно на поток — государство финансирует рыбоводов по полной программе, мальков, а это уже 100-граммовые рыбины, выпускают непосредственно в море. Да и браконьерства в Иране практически нет. Попадешься — пальца лишишься, второй раз нелегкая занесла в море — полруки отрубят. Жестоко? Средневековье? Наверное. Но ведь браконьерства-то нет! И еще не ясно, вынеси этот вопрос на референдум — как бы проголосовали наши граждане, подавляющее число которых  к браконьерству отношения не имеет, как и к миллионам, которые делались и делаются на черной икре и рыбе. Конечно, не только осетровой.

Осетровые, между прочим, самые древние из рыб, доживших до наших дней. В Каспии и Урале они водились 200 миллионов лет назад, когда по земле бродили динозавры. Вот и хочется, чтобы новый осетроводный завод построили поскорее. Ведь если удастся сохранить постоянный генофонд, то у осетров, белуг и севрюг появится реальный шанс сохранить свою популяцию и не исчезнуть с лица земли.

Виктор СУТЯГИН

Поделиться с друзьями

Администратор сайта

Оцените автора
( Пока оценок нет )
Прикаспийская коммуна

Комментарии закрыты.

  1. Владимир

    Когда ещё эти мальки превратятся в товарную рыбу — неизвестно.
    По-моему в нашей местности гораздо выгоднее разводить лягушек и устриц для европейских ресторанов и стран юго-восточной Азии. Прекрасный сбыт и хорошие деньги для страны.

  2. Семен Коваль

    А сколько по дороге к морю сожрали мх мартыны, бакланы, чайки?

  3. Семен Коваль

    А так же судаки, в ериках- щуки? Так то вот, Петрович!В море надо выпускать, в море!!

  4. Владимир

    Вон в России давно уже научились выращивать осетровых во внутренних прудах. И прекрасно получается. Весь процесс под постоянным контролем. Качество отличное. Процесс предсказуем на 100%. И не надо кормить всяких ХАЛЯВЩИКОВ НА ДАРМОВЩИНУ, как это происходит у нас по всему побережью Каспийского моря.