Постучитесь в закрытые двери!

Один-единственный вид спорта развивается в филиале специализированной детско-юношеской спортивной школы олимпийского резерва №1. Это гребля на байдарках и каноэ. Правда, здесь еще дополнительно открыли секцию дзюдо, но занимаются тут ребята лишь вечерами. Все остальное время филиал школы, который расположен в самом центре города, в прекрасном месте на набережной, в ста метрах от городской мэрии, простаивает. Пустует.

Удобно только пенсионерам

Филиал школы открылся всего семь лет назад. Но сейчас он больше напоминает социальный центр для безработных и пенсионеров, чем школу. Заведение нигде не зарегистрировано, юридического статуса не имеет. И это на протяжении почти семи лет (!). Тренеров в школе раз-два, и обчелся, половина из них уже далеко пенсионного возраста. А вот охранников, операторов котельной, сантехников и другого технического персонала набралось аж на целое штатное расписание. Есть даже дворник. Двора нет, а дворник есть. Внутреннее убранство мало напоминает учебное заведение, хотя это школа. При неоднократном посещении мы все время видели только пустующие залы, неухоженную комнату для техперсонала, пахнущую почему-то дешевой китайской лапшой. Новое, по сути, заведение уже ветшает, санузел забит, раздевалки грязные.

– Здравствуйте, хотела записать сына в спортивную школу. Какие виды спорта у вас есть? – спрашивает Ирина, с которой мы столкнулись во время нашего визита в филиал ДЮСШ №1. Она живет неподалеку, на улице Крупской. С сентября, как только сын пошел в школу, пытается найти здесь тренеров, но все никак не удается.

– Нет никого, завтра приходите, – кидает привычную фразу то ли вахтерша, то ли техничка. Похоже, она здесь за главного.

– Я уже четвертый раз сюда прихожу. Все никак не могу застать тренеров. Они есть вообще?

– Конечно. Вот, пожалуйста, – Ирине протягивают замусоленную бумагу, где указаны номера телефонов тренеров. – Звоните кому хотите. А здесь никого не бывает.

Мы побеседовали с Ириной, мамой 11-летнего Глеба. Ее брат Данила в свое время ходил на греблю. Было это лет десять назад. База тогда активно работала, ребята тренировались до первых заморозков. И даже зимой их возили на теплый канал за АНПЗ. В холодное время года, когда на реку уже нельзя было запускать байдарки, ребята тренировались в зале, играли в футбол или хоккей. То есть готовили организм к работе на воде, чтобы уже весной вновь рассекать уральные просторы.

– Им даже брезентовые накидки давали, чтобы можно было тренироваться, не боясь холодной воды. Плавали они с апреля до ноября. А в остальное время года были так называемые сухие тренировки, то есть в спортзале, –рассказывает женщина.

Ранее гребцы неоднократно просили построить для них здание, мечтая о тренировках в комфортных условиях. А вот теперь ситуация обратная – здание есть, а детей на тренировках нет. Тренеров не хватает, детей никто заинтересовать не может, лодок нет. И, похоже, нет контроля.

Постучитесь в закрытые двери!2

Сухие весла

И хоть не раз убеждал меня в свое время старший тренер по байдаркам и каноэ Николай Тарабин, что проходят у них тренировки и соревнования, убедиться в этом нам так и не удалось. За все жаркое лето и теплую осень не было крупных городских и областных соревнований. Лишь один раз собрались и выступили на соревнованиях ко Дню Конституции. Да и то, прошли они в режиме тренировок.

– Им соревноваться не с кем, сами с собой, что ли, будут. Проблемы есть, не скрою. Тренеров не можем найти, да и лодок много дырявых, – объяснил ситуацию заместитель директора ДСШ №1 Еркин Бекбосынов. В состав этой школы и входит филиал.

– Дети к нам не идут. Ребята не хотят заниматься. Им спорт уже не интересен. Интернет, социальные сети – вот что у них в голове, – посетовал Николай Тарабрин.

Да, самих тренеров такое положение, похоже, устраивает. Детей нет, тренировок нет, на работу можно не ходить. А зарплата-то идет. Хоть и маленькая, но капает на карточку, какая-никакая, а всё же прибавка к пенсии…

А может быть, Николаю Тарабрину и его коллегам все-таки стоит походить по школам, как в свое время поступали их наставники Олег Закаблучный и Максим Исмагулов, и найти способных ребят, а их немало, увлечь их и вместе двигаться к спортивным успехам. Доводы, которые выдвигают тренеры, на наш взгляд, не обоснованы. Простой пример. 24-летние тренеры по водному поло Ернур Койлиев и Багдат Динбаев, ведущие занятия в ФОКе «Мунайшы», сумели поднять с нуля этот совершенно новый для Атырау вид спорта, развив его всего лишь за четыре года. И подготовить для страны будущих чемпионов. Они ходили по школам, заглядывали в каждый класс, работали с детьми и их родителями, и в итоге набрали команду единомышленников. В результате ежедневных упорных тренировок наши ребята стали лучшими ватерполистами Казахстана, получив звание чемпионов в мае 2017 года. Сейчас воспитанники Ернура и Багдата заполняют анкеты, чтобы получить звание кандидата в мастера спорта. И свою, пусть даже маленькую, зарплату ребята вполне оправдали.

Пустые залы

Практически аналогичная ситуация сложилась и с Домом культуры села Жанбай Исатайского района. Построенное три месяца назад здание до сих пор остается пустым, необжитым, непривлекательным для сельчан.

Попасть в Дом культуры нам удалось с трудом. Нет, он находится не на краю села, просто двери все время были закрыты. И только на третий раз нам их со скрипом открыла толстая, лохматая тетенька в растянутой до колен трикотажной кофте, сиплым голосом спросив: «Кiм керек?». Мы поинтересовались, не будет ли здесь сегодня концерта или, на худой конец, кино. Мол, приехали в гости, а вечером пойти некуда.

Оказалось, что ничего нет. Ни сегодня, ни завтра, ни через неделю. Тетка эта ходила с нами по этажам, когда мы пытались познакомиться с директором ДК, и она никак не была похожа на работника культуры, скорее, на злую продавщицу лука с рынка.

– Да, пока мало чем можем порадовать сельчан и гостей, – призналась директор Дома культуры села Жанбай Куралай Капсихова. Ждать нам ее пришлось очень долго. Женщина еще утром ушла то ли на поминки, то ли на кудалык – в селе это часто водится. Все знают директора ДК, попробуй не уважь людей своим присутствием. А работа? Работа не волк, в лес не убежит.

– У нас нет культработников. Нужны хореографы, специалисты по вокалу, хоровики. Где их взять? – задается вопросом директор.

При дальнейшей беседе выяснилось, что в ДК работают двадцать человек, из них всего один культработник. Костюмов нет, а костюмер есть, киномеханик есть, а кино, извините, нет. Библиотека есть, но закрыта, так как библиотекарь в отпуске. Мероприятий здесь бывают всего лишь один раз в месяц. Считай, что с 1 сентября до конца ноября таких событий было аж три раза.

В новом ДК есть звуковая студия с хорошей аппаратурой, концертный зал, танцевальный зал. И все пустует. А в селе детей много.

Как же так! Столько лет жанбайцы просили построить ДК, и вот построили, а работать некому. Здание ведь строилось не два месяца, времени было достаточно, чтобы позаботиться о кадрах. Директор ДК, к сожалению, не смогла нам ответить на вопрос: «Где вы возьмете специалистов?». В результате молодые жанбайцы ничем не заняты. Новый Дом культуры есть, а досуга нет. Вывод напрашивается сам собой: не умеем мы работать, не умеем планировать, а можем только жаловаться и винить всех и вся, но не себя.

– Мы знаем о том, что ДК практически простаивает. Кадров нет. Но мы работаем на этим вопросом, – дежурно оттарабанил аким Исатайского района Марат Мурзиев во время недавнего брифинга. Где-то мы уже слышали подобное.

Марина КУАНЫШЕВА

Administrator