К кому пойти в гости?

«Вы знаете, мы чай лучше дома допьем: через полчаса «Богатые тоже плачут» будут показывать, а у вас, извините, телевизор черно-белый. Хотим Веронику Кастро цветную смотреть».

Помню, так однажды сказала нашей бабушке ее подруга, когда пришла на день рождения. Ну да, «очень воспитанная» особа. Но в восьмидесятых прошлого столетия гурьевчане разделялись на тех, у кого дома имелся цветной телевизор, и на тех, кто все еще смотрел передачи центрального и местного телевидения по черно-белому.

Хрусталь и книги – это святое

Невероятно крутым считалось, если ваш сервант был заставлен хрусталем. Фужеры, «лодочки» — для салатов, вазы для фруктов, цветов, розетки для варенья – всё было модно иметь хрустальное. Знатоки, прежде чем приобрести в магазине «Юбилейный», к примеру, что работал в Привокзальном, стучали по фужеру или вазе, прищуривались, прислушивались – есть ли тонкий звон. Если таковой им слышался, брали качественный хрусталь незамедлительно. Мегасупер отлично, если удавалось найти хрустальную люстру. В цене также была чайная посуда производства Чехословакии – тоненькие, ажурные, хорошенькие! У нас дома, например, до сих пор стоят такие чашечки, правда, уже не шесть, а пять штук.

Вместе с тем, помимо хрусталя, жители Гурьева стремились к духовному: почти в каждой семье имелась биб­лиотека. Очень неплохим подарком значились книги. На день рождения, юбилей – смотря какого возраста именинник, соответственно, и тома дарили. Обязательная надпись вверху – от кого и для кого. Порой подарки повторялись, но это было не столь страшно. Зато у меня есть две книги «Маленькие трагедии» Пушкина и «Казахские народные сказки», тоже в двух экземплярах.

У вас нет кресла? К вам в гости не идем!

В нашем дворе были дети, которые не играли с теми, у кого квартира не была обставлена как надо. Такие юные гурьевчане, думаю, имелись в каждом доме.

«Нет, я к вам не пойду играться. Ну и что, что есть пластинки Розы Рымбаевой и Юрия Антонова? У вас проигрыватель, а уже многие магнитофоны покупают! Вон, у Гали дома – и мягкая мебель, и телевизор цветной! А у вас дома даже «стенки» нет!».

«Стенка»… Как много в этом слове! У нас, к примеру, дома долгое время не было такого гарнитура для зала. А я ведь комплексовала – у других есть, а у нас нет! Хотелось, как у всех – коричневую, полированную, с 4 или 5 отделениями/шкафами. Смешно сейчас про это говорить, но вот такие были желания.

Не покупали – дефицит. Самое популярное слово 70-80-х в нашем городе. Дефицитные продукты, дефицитная одежда, мебель в дефиците… В достатке только была рыба – немало гурьевчан часто пекли пироги с рыбой; рыбу вялили, солили, коптили. В общем, делали всё, что могли с этим источником кальция. А красивая и вкусная картина — связка воблы на балконах многоэтажек в Гурьеве – часто попадалась в те годы на глаза. Вот то ли рыбаков стало меньше нынче, то ли рыбы, но я давно уже не вижу ничего подобного в городе.

Зато в Гурьеве было немало телемастеров – долгожданные специалисты практически в каждом доме. Почему-то с завидной перио­дичностью ломались телевизоры, и люди вызывали их чинить. Ждали телемастеров очень, приближали их прибытие, как могли, ведь телевизор являлся самым развлекательным на тот момент средством. Центральное ТВ и местное, к примеру, в нашей семье включали постоянно. Каналов на тот момент было всего ничего, особенно в сравнении с современными реалиями, но зато телеаудитория была самая что ни на есть благожелательная.

Возвращать к жизни телеящик в основном приходили из «Рембыттехники» (да-да, это предприятие с солидным, как видите, стажем работы). Чего-то помуд­рят-припаяют-прикрутят и после, как правило, телек вещал.

«О-па! У вас кинескоп сел. Менять надо!» — этих слов боялись больше всего. Но однажды и нам их сказали. И мы купили новый телевизор. Цветной! И жизнь сразу наладилась. И еще к нашей бабуле опять начала ходить ее приятельница – у нее дома сломался телевизор, и теперь они вместе смотрели, но только уже новый сериал, отечественный – «Перекресток». И, кстати, это уже другая история.

Надежда ШИЛЬМАН

Фото: statusnew.ru

Administrator