Вода по карточной системе

ПЕРЕД АТЫРАУСКОЙ ОБЛАСТЬЮ, ГДЕ ПРОТЕКАЕТ ОДНА ИЗ ГЛАВНЫХ ВОДНЫХ АРТЕРИЙ НАШЕГО ГОСУДАРСТВА – РЕКА УРАЛ, ВСТАЛА ПОТЕНЦИАЛЬНАЯ ОПАСНОСТЬ ВОДНОГО ДЕФИЦИТА. И ЭТА ПРОБЛЕМА НЕ ТОЛЬКО НАШЕГО РЕГИОНА, НО И ВСЕГО КАЗАХСТАНА В ЦЕЛОМ.
ЧТО БУДЕМ ПИТЬ?
Проблема дефицита пресной воды актуальна практически во всем мире. В некоторых странах нехватка её уже настолько сильна, что начинает угрожать экономической безопасности. В Российской академии наук отмечают, что сегодня в условиях постоянного дефицита воды живет не менее 1,1 миллиарда человек в Африке, Азии и на Ближнем Востоке. Учёные полагают, что эта проблема затронет подавляющее число государств уже к 2025 году. И, к сожалению, не избежать этого Казахстану. Согласно данным Организации Объединённых Наций, наша республика занимает последнее место среди стран СНГ в сфере водообеспеченности. На сегодня более трети населения Казахстана не имеет постоянного доступа к качественной питьевой воде. По расчетам специалистов, уже через тридцать семь лет удовлетворить спрос на воду может оказаться совсем не просто.
Использование питьевой воды в промышленных целях серьёзно ударило по состоянию реки Урал, за счет которой существуют две области — Атырауская и Западно-Казахстанская. Неудивительно, что это вызывает самые серьезные опасения экологов. В своё время аким Атырауской области Бергей Рыскалиев обозначил проблему на одном из областных активов. Суть её заключается в необходимости найти пути экономии водных ресурсов и введении в практику повторного использования воды. Из выступления Бергея Рыскалиева: «Нам необходимо научиться рационально расходовать воду. Вы же видите, что творится с Уралом. Сегодня в Атырау масса СТО и прочих бизнес-объектов, строек, которые потребляют огромное количество питьевой воды. Но для этих целей есть техническая вода, а также необходимо ввести в практику повторное использование. В общем, необходимо искать пути экономии».
В промышленных целях без разрешения питьевую воду могут использовать только предприятия, выпускающие хлебобулочные изделия. А вот СТО использовать её не вправе. При мытье автомобилей, к примеру. Это противоречит Водному кодексу. В результате всего этого вышел запрет на использование питьевой воды в промышленных целях. Правда, теперь предприятия несколько в замешательстве – где брать техническую воду? По этой линии атырауские экологи предложили завозить техническую воду автоцистернами либо воплотить в жизнь другой, наиболее оптимальный для природопользователей вариант — проложить водопровод с технической водой. Но пока такие предложения находятся на стадии рассмотрения.
Акимату города просто некуда деваться и приходится выдавать предпринимателям разрешение на использование питьевой воды.
Между тем, ситуация с обмелением реки Урал остаётся напряжённой. Факт затопления Западно-Казахстанской области нельзя приводить в пример водного изобилия. Конечно, там сыграло роль большое количество осадков, из-за которых из берегов вышла река Чаган. Но осадки в Западном Казахстане – вещь весьма не частая. Урал же питается водами, идущими с Уральских гор. А по причине того, что в верховьях реки существует ряд водохранилищ, расположенных на территории Российской Федерации, его речной водосток основательно снижен — посредством этих водохранилищ осуществляется забор огромного объёма воды, а до нас доходит лишь малая часть. Урал – река трансграничная. Делят её между собой Казахстан и Россия. Но, несмотря на то, что вопрос разумного использования речной воды поднимался на уровне высшего руководства двух стран несколько раз, решение до сих пор находится в «подвешенном» состоянии.
Правда, есть на территории Атырауской области источники подземных вод. К примеру, в Кызылкогинском районе. Но рассчитывать на них особо не приходится – объёмы малы. «Незначительность объёмов воды подземных источников обусловлена отсутствием её качества. То есть содержание в ней различных примесей часто делает её непригодной. В целом, использование этих источников в общем балансе водопотребления по области составляет всего 5,6 %», — комментирует начальник управления природными ресурсами и регулирования природопользования Ербол Куанов. «Нам просто необходимо разработать план по изысканию дополнительных источников подземных вод в Атырауском регионе», — заключил он.

УДАР С ДРУГОЙ СТОРОНЫ
Есть ещё один момент, касающийся всех казахстанцев, как и «история» с Уралом. Отечественные специалисты полагают, что участь обмеления ждёт и трансграничные реки, берущие своё начало в Китае и протекающие по территории Казахстана. Известно, что на западе КНР, где основной упор направлен на развитие гидроэнергетики, нефтяной и других видов промышленности, а также на развитие земледелия и животноводства для растущего числа местных и переселяемых туда жителей, проблема водоснабжения решается только за счёт трансграничных рек Синьцзян-Уйгурского автономного округа. По данным ряда российских печатных СМИ и научных журналов, правительство Китая намерено использовать гидроресурсы более тридцати таких трансграничных рек, текущих из КНР. Казахстан же, соответственно, получает большую часть объема воды именно оттуда. Основным объектом совместного раздела выступает река Чёрный Иртыш. Длина его до границы с Казахстаном по китайской территории составляет 672 километра. На территории нашей страны он впадает в озеро Зайсан, из которого вытекает вновь и принимает в себя притоки Ишим и Тобол. Здесь, на Иртыше, расположены Усть-Каменогорская, Шульбинская и Бухтарминская ГЭС. Китай же ежегодно расширяет посевные площади под хлопок и зерновые культуры за счёт увеличения водозабора из Чёрного Иртыша. Как считают международные специалисты, в ближайшие годы этот водозабор возрастёт до 5 кубических километров в год. А это существенные объёмы. Также специалисты склонны полагать, что интенсивный режим использования трансграничных рек Китаем может стать причиной некоторых веских негативных последствий для Казахстана. Во-первых, это нарушение естественного водного, климатического и общего природного баланса в ареале озер Балхаш и Зайсан. Как следствие, будет нанесен серьезный ущерб рыбному хозяйству, снизится урожайность агропромышленных культур, произойдет деградация пастбищ. Плюс к этому, резкое падение биологической ценности воды, вплоть до её непригодности для потребления из-за увеличения концентрации вредных веществ, спускаемых со сточными водами китайскими промышленными предприятиями.
Правительство КНР пока не присоединилось к двум основным соглашениям международного уровня – Конвенции об охране и использовании трансграничных водотоков и международных озёр и Конвенции о праве использования несудоходных видов международных водотоков. Конвенция, кстати, неоднократно упоминалась в печати в материалах акима Атырауской области Бергея Рыскалиева, где затрагивалась проблема обмеления Урала. Так вот, не присоединившись к этим конвенциям, Китай, тем не менее, настаивает на регулировании трансграничного водотока путём проведения двусторонних переговоров – Китай-Казахстан. Без привлечения третьей стороны – Российской Федерации. По мнению экспертов международной правовой сферы, в этом случае однозначно выигрывает КНР.
На сегодняшний день ежедневный забор воды из Иртыша привёл к проблемам с водоснабжением Северного Казахстана. Заметно обмелел трёхсоткилометровый канал Иртыш-Караганда. Казахстанские учёные, в свою очередь, полагают, что в скором времени (а если китайской стороной ещё и будет увеличен водозабор) поддержание санитарного уровня реки будет осложнено, и вполне возможно, придётся отказаться от судоходства, рыболовства и необходимого затопления пойменных угодий. На Урале, к примеру, судоходства уже практически не осталось.

Евгений САМАРИН