КАРАГАЧ VERSUS МЕТАСЕКВОЙЯ

Инициатива главы региона Бергея Рыскалиева, касающаяся озеленения Атырау и его пригорода, не оставила равнодушными жителей нефтяной столицы. Она находит всё больше откликов среди учёных, садоводов и экологов, потому что сомнений в необходимости её осуществления ни у кого не возникает. Конечно, отклики эти содержат в себе множество споров и рассуждений о том, как лучше подойти к решению данного вопроса. Но без того ни одно крупное мероприятие обойтись просто не может. Самое главное – дело сдвинулось с мёртвой точки, и люди проявляют активность. О своём видении проблемы озеленения областного центра газете «Прикаспийская коммуна» рассказал кандидат сельскохозяйственных наук, почвовед, луговед и мелиоратор Болат Мухамбетов.
— Проблема озеленения и орошения в Атырау — это тот случай, когда говорят: прежде чем отрезать, лучше семь раз отмерить -говорит учёный.
Вообще, меня, как специалиста, занимающегося более полувека биологической фитомелиорацией, интересует такой вот вопрос: какова солевыносливость метасеквойи, предложенной южнокорейскими садоводами для высадки в Атырау? — продолжает Болат Мухамбетов.
— А есть ли в мире иной опыт озеленения, кроме предложенного специалистами из Южной Кореи?
— Если быть конкретным, то следует отметить, что в мире наиболее успешно освоившей отвоеванные у моря земли под посадку растений страной считается не Южная Корея, а Голландия. Голландцы проживают на двух третях территории, отвоеванной у моря. При этом топкую солончаковую грязь они превращают в плодородную почву следующим образом. Сначала засоленные земли промывают при помощи коллекторно–дренажной сети. По сравнению с нами пресной воды у них достаточно. Затем засевают травой, используемой в качестве кормовой базы для молочного скота. Тем самым одновременно решаются две задачи — бесплодная солончаковая грязь превращается в плодородную гумусированную почву (более 5%), плюс развивается высокорентабельное молочное скотоводство. Я считаю, что освоение засоленных земель по голландскому методу вполне приемлемо в Атырауской области. Кстати, для орошения можно применять и морскую воду. Минерализация вод Каспия в междуречье Урала и Волги не превышает 1-4 граммов на литр. Как показали результаты научных исследований, ранее проведенных на Мангышлаке, морская вода вполне пригодна как для промывки почвы, так и для полива кормовых и древесных культур. При разумном подходе можно поливать морской водой не только зеленые насаждения, но и кормовые травы. Для этого нужны трезвый расчет и умная голова. Существуют давние методики, разработанные ещё при Союзе. Они действенны. Просто о них почему-то забыли.
— Что можно сказать по поводу способа борьбы с засолением почвы посредством определённых видов бактерий?
— Сильно сомневаюсь на счёт этого. Это надо сначала доказать. Такой метод в мире еще не опробован. Нет широкой практики. Но даже если такие микроорганизмы существуют, то они, успешно проживая во влажном климате, могут легко погибнуть в сухой и засоленной атырауской земле.
— На обсуждениях вопроса озеленения Атырау часто звучали утверждения о том, что у нас проводились различные исследования почвы, исходя из которых были отобраны виды деревьев и кустарников, способных прижиться.
— Я слышал, что было предложено порядка 72 видов деревьев и кустарниковых пород. Не многовато ли? Кстати, какие ученые и когда проводили исследования? Нельзя ли ознакомиться с их научной работой? Есть опыт озеленения города Актау. Там, конечно, тоже почва, как говорится, не ахти какая, но всё же гораздо благоприятнее, чем в Атырау. Относительно Актау учёные вынесли следующий вердикт: «В связи с неблагоприятными условиями произрастания ассортимент древесно-кустарниковых растений не отличается большим разнообразием. В озеленение вводятся солестойкие, засухоустойчивые и жароустойчивые, не требовательные к плодородию почвы породы. Основные из них: акация белая, вяз перисто-волнистый, ясень зеленый, ясень чарынский, айлант, джида, аморфа кустарниковая и другие породы».
— Вот ещё из опыта работы по озеленению города Актау: «В процессе пришлось отказаться от некоторых пород, ранее рекомендованных в производство. Такие породы, как тополь канадский и бальзамический, акация желтая, лиций, жимолость, цезальпия, не выдержали суровых условий. Часть погибла, другая же (тополь канадский, лиций, акация желтая и другие) в середине лета сбрасывала листву, теряя свои декоративные качества». Все эти растения были завезены. Некоторые учёные высказывали предложение — завозить плодородный грунт для таких видов. Но это очень большие объёмы. Боюсь, таких ресурсов может просто не оказаться. Есть ещё проблема «карликовости» завезённых растений. В неблагоприятных условиях некоторые виды «ненаших» деревьев прижиться-то приживаются, но требуемой высоты не достигают. Вывод прост — необходимо ориентироваться на местные породы. В области есть предприятия, у которых в наличии семена и саженцы местных древесных и кустарниковых насаждений.
Обычно парковый эффект от насаждений ожидается только после 10-15-летнего периода. И, разумеется, только в результате интенсивного ухода. Но прежде чем приступить, мы должны отработать все технологии и методы озеленения на местах. Надо ещё провести исследования. А то получится как с посадками в районе проспекта Бейбарыса, где почти все деревья погибли. Это потому, что не изучили почву досконально. Кстати, есть участки земли в Атырау, бурно заросшие камышом. Там можно свободно сажать растения — почва вполне благоприятна. А у нас на этот факт почему-то не обращают внимания.

Евгений САМАРИН