hamit aga

Дороги жизни

Патриотизм у молодежи сегодня должен проявляться в знании государственного языка, своей истории. Если две эти составляющие будут присутствовать у нашего подрастающего поколения, то рано или поздно оно будет гордиться многогранностью своего языка и величием своего прошлого. А значит станет настоящим патриотом своей Родины, своего народа, — Хамит ага уверен в этом.

Он хотел стать инженером, зоотехником, ветеринаром, врачом. Но от судьбы не уйдешь. Отец и три старших брата, прошедшие дороги войны и вернувшиеся домой израненные, но живые, обвешанные орденами и медалями, предопределили его путь в жизни. Он стал военным. А начиналось все обыденно, как у тысяч мальчишек — детей войны…

Мальчик, добывший волка

Сам же мальчик, девяти лет от роду тоже, сам того не осознавая, по мере сил приближал День Победы. Помогал маме, взвалившей на себя тяжелую и ответственную работу бригадира скотоводов. Вязал военные трехпалые перчатки (указательный палец должен был быть отдельно, чтобы нажимать на курок). «Сначала вязал одной спицей, сделанной из бараньей кости, а затем научился управляться и пятью спицами, уже стальными», — смеется ветеран. Каждый месяц готовые перчатки и носки относили на почту для отправки на фронт. Кто знает, может, некоторые из них носили его отец и старшие братья.

Хамит уже с пяти-шестилетнего возраста пристрастился к лошадям. У них было две кобылы. Мама доила их вместе с кобылицами соседей и родственников. В обязанности же мальчишки входило пригонять скот с пастбища на дойку. Впрочем, эта обязанность отнюдь не тяготила маленького Хамита, а была в удовольствие. Именно с лошадью связана его первая победа, по достоинству оцененная взрослыми. Летом 1945-го в совхозе объявили, что скоро пройдет большая байга в честь победы над фашистской Германией. Аульный коневод Султангали ага взял Хамита к себе, и они вместе готовили к предстоящим соревнованиям скакуна Кула айгыра (саврасый жеребец). Тогда он узнал многое об уходе за лошадьми, понял, что это целая наука, которую многим не под силу освоить. Но усилия дяди Султангали с юным помощником не прошли даром. И в аламан байге на 25 километров Саврасый с Хамитом на спине первым пересек финишную линию. «За ту победу совхоз наградил нас козой, — улыбается Хамит ага, — но мне ничего не досталось, взрослые, в том числе и вчерашние фронтовики, вернувшиеся с войны, устроили пикник у реки и…» Впрочем, восторг от той победы Хамит помнит и по сей день.

Но настоящая слава к Хамиту и Саврасому пришла чуть позже, на каникулах после восьмого класса. Как-то он ехал на своем любимом коне из Мукура к себе домой на летовку и встретил четырех волков. Недолго думая, пятнадцатилетний паренек устремился за серыми хищниками. «Спасибо старшему брату Пазылу, это он посоветовал перед поездкой в Мукур держать коня в спортивной форме. Волки уходили быстро, но вот один, видимо, переевший, не выдержал темпа и, развернувшись ко мне, лег на землю». Только тогда Хамит вспомнил, что нет у него не только ружья, а даже захудалой камчи или дубинки. Но отступать не хотелось. Он спешился, снял одно стремя, решив ударом стремени убить волка. Но когда он приблизился, серый снова побежал. «Я впопыхах, оказывается, снял стремя со стороны, с которой садятся на лошадь, пришлось запрыгивать на коня, потерял время, пока приноровился. Саврасый был в форме, скоро я снова нагнал хищника и сходу ударил его по голове. Получилось удачно, волк перекувырнулся и остался лежать неподвижно». С трудом погрузив добычу на круп Саврасого, он триумфально вернулся домой. Финал истории таков. Когда по окончании каникул он пришел первого сентября в школу, то увидел стенгазету, полностью посвященную его приключению под названием «Мальчик, добывший волка». Об этом небольшую статью на своих страницах разместила и областная газета.

Возможно, при других обстоятельствах Хамит ага стал бы ветеринаром или зоотехником, табунщиком или чабаном. Одним словом, кем-то, чья жизнь связана с животными, в первую очередь с лошадьми. Ведь до сих пор он с огромным удовольствием следит за конными состязаниями, и когда азарт зашкаливает, своими громкими восклицаниями пугает домочадцев, болея за полюбившуюся лошадь или команду кокпаристов. Наверно, такая тяга к лошадям присуща всем казахам, но в Хамите ага она проявляется особенно ярко.

На крыльях мечты

Мудрые говорят, что самое быстротечное в жизни — это время. Хамит, закончив начальную школу в родном Мукуре, доучиваться отправился в Гурьев. Аттестат зрелости получил в школе имени Жамбыла. Перед юношей открывались двери в большой, незнакомый, но манящий мир взрослой жизни. С группой ребят, мечтавших учиться дальше и непременно в Москве, он отправился… в Алма-Ату. «Падать, так с верблюда», — гласит казахская поговорка. Так и цель Хамита была высокой. Он хотел поступать не куда-нибудь, а в знаменитую «Бауманку» — Московское высшее техническое училище имени Н.Э. Баумана, по престижности и уровню получаемых знаний небезуспешно соперничавшее с самим МГУ. Поступить туда было нелегко, но для абитуриентов из Казахстана была определенная квота. Группа преподавателей МВТУ приезжала в Алма-Ату для принятия вступительных экзаменов. Вот этой возможностью и решили воспользоваться ребята из Гурьева. Но по приезде в столицу республики узнали, что документы принимают только у медалистов. Хамит учился хорошо, но до медали не дотянул, а потому двери желанного училища для него оказались закрыты. Тогда, не желая возвращаться назад в аул, Хамит решил поступить в сельскохозяйственный, а затем в зооветеринарный институты. Но опоздал — время подачи документов прошло, уже начинались экзамены. Друзья-земляки посоветовали, а затем помогли оказаться в числе абитуриентов медицинского института. С честью выдержав вступительные экзамены, Хамит оказался среди студентов-медиков.

Во впитывании первычных медицинских знаний прошел учебный год. Настала пора каникул. Хамит со своим другом отправился в… Москву. Все это время Златоглавая продолжала манить его. Мечта увидеть красоты столицы страны-победителя становилась уже навязчивой. К тому же после года обучения пришло понимание, что врач – профессия благородная, но все же не его. Все это к лету привело к решению забрать документы и со справкой об окончании первого курса Алматинского мединститута повторить штурм Москвы. Но опять не успели. Кое-как добравшись до столицы, узнали, что с подачей документов вновь опоздали. Громко заявив о намерении продолжить учебу в Москве, возвращаться ни с чем было не в характере нашего героя. А потому стал искать другие пути решения проблемы и оказался у дверей рыбного института. Там прием документов тоже закончился, но увидев его оценки за первый год обучения в медицинском, а там были сплошные пятерки, его приняли.

Итак, вторая попытка обрести профессию. Она закончилась еще быстрее. Учиться, конечно, хорошо, но ведь надо было еще и есть. Денег катастрофически не хватало, пришлось сельскому юноше осваивать профессию почтальона. Тогда люди любили читать газеты и журналы, писали много писем — работы хватало. Приходилось вставать в шесть утра, а после окончания работы, получив дневной заработок, мчаться в институт. Успевал. Но Москва всегда была дорогим городом. Денег все равно не хватало. Тогда вместе с однокурсниками стали частенько подряжаться на разгрузку вагонов. Молодость, физическая сила, здоровье юноши, выросшего в степи, помогали держаться, но человеческие силы не бесконечны. Хроническое недосыпание оказалось критическим, и однажды Хамит упал в обморок прямо во время занятий. Врачи выяснили причину. Его вызвали в деканат и посоветовали ехать домой, поправить здоровье, предоставив годовой академический отпуск. Так закончился еще один этап его жизни — московский.

«Очень хочу!»

Он снова оказался в родном ауле. После нескольких дней отдыха отец устроил его на работу. Впрочем, найти работу тогда не составляло труда. Тем более человеку, отучившемуся два года в двух столицах. Тогда в совхозах людей с семилетним-то образованием было не так много. И стал Хамит бухгалтером: составлял отчеты в бригадах, акты выполненных работ и тому подобную учетную документацию. Приехав домой доходягой, в родных стенах он быстро пошел на поправку, наполненный полынью воздух степи, кумыс, шубат, айран и, пусть не часто, но мясо, сделали свое дело. Между тем было ясно, что вернувшись в Москву, Хамит может повторить историю прошлого года. Как быть? А будущее само нашло его. Надо было вставать на военный учет. В райвоенкомате, выяснив его хорошее для далекого от «цивилизации» аулчанина владение русским языком, ему предложили поступать в военное училище. Хамит задумался. Его мечта быть полезным Родине приобретала отчетливые очертания, по­этому, подумав, он решил поступать в Ташкентское общевойсковое командное училище.

Требования к поступающим в училище оказались заоблачными. Хамит, хотя и сдал все экзамены, но пройти конкурс казалось невозможным. Осталось последнее испытание — физическая подготовка. Друг, с которым вместе отправились в Ташкент, кореец Ким посоветовал ему выложиться на этом экзамене по полной программе, потому что это было единственной возможностью стать курсантом. Дело в том, что соискатели, показавшие лучшие результаты в физподготовке, имели шанс поступить вне конкурса — командиры рот могли ходатайствовать за них. И тут Хамиту пригодились его занятия в секции спортивной гимнастики и акробатики в 8-10 классах в Гурьеве. Он запросто мог сделать на кольцах и канате угол, пройти на руках по бревну и сделать правильный соскок. Пробежать стометровку или километр на время и уложиться в норматив, отжаться от пола и подтянуться на турнике также не составило труда. Увидев такого крепкого и спортивного парня, один из командиров проникся к нему симпатией и включил в список своей роты. Но оставалось еще собеседование, а окончательное решение приемная комиссия принимала только после него. И тут пригодился еще один совет друга. «Когда тебя спросят, хочешь ли ты учиться в училище, отвечай – очень хочу», — напутствовал Ким перед собеседованием. Так и получилось. «Очень хочу!», — искренне воскликнул Хамит, преданно смотря в глаза спросившего. Это почему-то рассмешило членов комиссии, но и решило ситуацию в пользу будущего офицера. Так Хамит Иргалиев в третий раз начал с начала, уже в третьей столице СССР.

«Не можешь — научим, не хочешь – заставим!», — гласит первая заповедь в Вооруженных Силах. Желания учиться у Хамита было хоть отбавляй, а вот постигать нужно было многое. Справился. К тому же его зачислили в роту Почетного караула. А это, кроме усвоения разных наук, еще и изнурительная строевая подготовка. Порой в ущерб свободного времени. Выдержал. Благо, здесь не приходилось думать о хлебе насущном.

Как самые яркие моменты в годы своего курсантства он вспоминает, как принимал участие в составе Почетного караула при встрече Маршала Советского Союза Георгия Жукова (дважды). Как стоял в карауле во время визита в Ташкент президента Бирмы (ныне Мьянма) Ба У. Это было тяжело, но интересно. А для президента Бирмы громкое приветствие советских воинов «Здравия желаем, господин Президент!!!» оказалось настолько громким и слаженным, что он чуть не упал от неожиданности.

После трех лет обучения приказом Министерства обороны часть курсантов перевели в танковое училище в Чирчике (город в Ташкентской области), так что Хамит из стен училища вышел танкистом в звании лейтенанта. Поскольку учебу закончил с отличием, то при распределении ему предоставили выбирать место службы самому. Он выбрал Московский военный округ.

Служба

Место службы определили в Калужской области. Учитывая отличную учебу, личные данные и характеристику, его назначили командиром разведроты, что само по себе бывает очень редко, ведь вчерашние курсанты начинают с взводных. В промежутке между окончанием училища и прибытием в войсковую часть Хамит успел жениться на прекрасной татарской девушке Розе. История их знакомства и любви – отдельная романтическая повесть, на этот раз мы на ней не будем останавливаться.

Видимо, так сложилась его судьба, что и на этом месте ему не дано было долго засидеться. Вскоре его направили в Ивановскую область. Там формировали ракетную часть. Работать предстояло с вооружением стратегического назначения. Сначала послали на обучение в Казахстан, знаменитый Байконур, а потом началась работа в новой должности. Ракетчиков разделили по вновь приобретенным специальностям. Хамит и его группа отвечали за безотказную работу головной части ракеты, сами ракетчики называли ее боевой. Он принимал участие в двух учебных запусках. Отвечал за точность попадания снаряда. В то время оборудования и приборов, обеспечивающих сверхточное попадание, не было. Оценка «хорошо» ставилась, если ракета падала в диаметре в тридцать километров от выбранной цели. В обоих случаях Хамит и его товарищи заслуженно получили эту оценку. Служба шла своим чередом, но стало тянуть в родные степи. Поэтому с нетерпением ждал очередного годового отпуска.

«Ты нужен здесь»

Уже несколько дней, как приехав домой в отпуск, Хамит наслаждался обществом родных и близких, ходил по гостям, бешбармачил, пил кумыс и шубат. И вот на одном из таких застолий аксакалы начали неожиданный разговор. «И сколько ты еще будешь скитаться по просторам страны, пора определиться и осесть, — начал старший за дастарханом, — конечно, ты хорошо служишь Родине, мы тобой гордимся, но пойми, ты нужен здесь, и не только своим родным, но и своему народу». Слова старших упали на благодатную почву собственных мыслей. И, не дожидаясь окончания отпуска, посоветовавшись с семьей, он решил остаться. Но армия не гражданка, офицер не выбирает место службы, а идет туда, куда прикажут. А потому вместе с его собственным рапортом о переводе на новое место службы в Министерство обороны пошли письма от руководства Гурьевской области с просьбой о переназначении капитана Хамита Иргалиева в Среднеазиатский военный округ (САВО). Просьба была удовлетворена, и Хамит, подписав документ о неразглашении государственной тайны и обязавшись в течение 10 лет не покидать пределы СССР, направился на новое место службы — военным комиссаром Макатского района.

Работая, успел получить гражданскую профессию, заочно отучившись в Московском политехническом институте на факультете автомобильных дорог. По окончании воинской службы работал на различных партийных должностях, заведовал хозяйством в профессионально-техническом училище №101 и медучилище имени Ахмета Сундетова. На этом месте Хамит ага не смог скрыть своего недовольства. «Ахмет Сундетов в годы войны был единственным хирургом Гурьевского военного госпиталя, проводил несколько операций в день, ел и спал практически между операциями. Впоследствии руководил госпиталем. Вполне заслуженно училище носило его имя. И вот, когда медицинское училище переименовали в колледж, из его названия исчезло имя такого заслуженного человека. Чем и кому он не угодил? Справедливости ради надо бы вернуть имя нашего прославленного хирурга».

Послесловие

7 ноября Хамиту Иргалиеву исполнилось 88 лет. Человек, всей своей жизнью служивший и продолжающий служить примером для подрастающего поколения, и сегодня скуп на слова о себе, но с удовольствием рассказывает о других. Родителях, родных, товарищах. Всех тех, кто сыграл какую-то роль в его жизни, с кем довелось служить и работать. Он с болью говорит о сегодняшних негативных явлениях в обществе и гордится достижениями независимого Казахстана. В мои школьные годы педагоги часто организовывали нам встречи с ветеранами, с интересными и известными людьми. Хамит Иргалиев мог бы многое рассказать сегодняшним школьникам. Кончится пандемия, и, может быть, руководители наших школ обратят внимание на Хамита ага и других наших ветеранов. Ведь сотни статей в газетах не заменят одной очной встречи.

Кайрат САТАЕВ