d9c5fc07 050c 4d25 b307 7db8391e0253

Марченко: за карантин в РК умерла 21 тыс человек. От вируса 25

Бывший председатель Национального банка Казахстана Григорий Марченко высказался о последствиях воздействия коронавируса на мировую экономику. Интервью с казахстанским экономистом опубликовано на YouTube-канале «Экономика. Верным курсом».

«Что касается воздействия (коронавируса. — Прим.) на экономику, меня несколько раз на эту тему спрашивали. Я всем рассказываю один и тот же анекдот про альпинистов. Альпинисты в горах, один из них падает в пропасть. Они кидаются к краю пропасти и кричат: «Вася, ты живой?». Он снизу кричит: «Да». Они спрашивают: «Ты сильно разбился?». А он кричит: «Не знаю, я еще лечу».

С моей точки зрения, любые аналитики, которые сейчас дают количественные оценки, они или торопятся, или сами не понимают, потому что мы еще летим. Причем мы летим по двум параметрам. Первый — не закончилось воздействие эпидемии коронавируса, которая будет очень болезненной для экономики. И тут как эпидемия воздействует на экономику, так и наша реакция на эпидемию воздействует на экономику. Все эти вещи в таком, скажем так, философском взаимодействии, влекут нас непонятно куда. К этому еще добавляется не всегда адекватная реакция властей как и на эпидемию, так и на принятие мер, необходимых для поддержки экономики», — сказал Марченко.

Также, по его словам, существует большая неясность на рынке нефти, из-за чего давать какие-либо колчественные оценки трудно.

Григорий Марченко также прокомментировал слова вице-министра национальной экономики о том, что негативного водействия на экономику не ожидается.

«У нас правда вышел героически заместитель министра национальной эконмики где-то 10 дней назад и сказал, что по их оценкам никакого особо негативного воздействия на нашу экономику эпидемия коронавируса не окажет. Не знаю, что он принимал, его видимо просто попросили, чтобы он сказал успокоительные слова, но он сильно сам успокоился и сильно постарался успокоить всех остальных.

Наше правительство выделяет пособие более чем 4 миллионам человек, которые вынужденно сидят без работы. Легко понять, что если 4 миллиона человек не работают, то на валовом внутреннем продукте это скажется просто обязательно и необходимо», — отметил бывший глава Нацбанка.

Экономист считает, что какие-либо количественные оценки можно будеть дать в июне, потому что, по его мнению, в этом месяце «будет какая-то ясность на рынке нефти и уже в основном или полностью закончится эпидемия».

«Если трезво посмотреть на статистику, на самом деле пик по новым заболевшим по всему миру был 9 апреля, а по приросту умерших был 15 апреля. Мы в целом как мир пик прошли. Но понятно, что в разных странах это происходит по-разному», — добавил он.

Марченко также считает, что ограничения нужно ослаблять всем по нескольким причинам.

«Есть три возможные реакции на такую эпидемию. Первый — это искусственная иммунизация, когда 60 процентам населения делается прививка. Этот путь по целому ряду причин нереален. Во-первых, вакцины нет и не будет еще полтора года. Все говорят, что будет раньше, но скорее всего нет. В любом случае ее не будет до следующей эпидемии коронавируса, которая будет в ноябре. Если кто-то не очень понимает, что до ноября осталось семь месяцев. Коронавирус снова придет, вакцины от него не будет. (…)», — сказал Григорий Марченко.

Кроме того, он высказался за естественную иммунизацию населения от коронавируса.

«Пример Швеции, отчасти Швейцарии и Нидерландов четко показывает, что единственная стратегия — естественная иммунизация. 60 процентов населения должны переболеть. При том, что мы понимаем, что 80 процентов и более переносят бессимптомно и легко. Другого выхода нет. Тем более, если мы понимаем, что в ноябре придет еще одна эпидемия коронавируса, самоизоляция на 6 месяцев не реальна ни в одной стране. О чем у нас все стыдливо умалчивают. (…) Как раньше уже не будет, потому что коронавирус, как обычный грипп и другие инфекционные заболевания, теперь с нами надолго, если не навсегда», — добавил Марченко.

Бывший глава Нацбанка считает, что некоторые экономисты пошли по методологически неправильному пути.

«Очень много публикаций о том, что нужно вводить самоизоляцию и карантин, потому что в нашем демократическом обществе жизни важнее, чем деньги, жизни важнее прибыли, поэтому нужно закрывать предприятия, переводить людей на самоизоляцию, чтобы защитить группы риска. Раньше говорили, что в группе риска старики. (…) Но потом выяснилось, что группа риска больше. Это люди с хроническими заболеваниями, диабетики. В США 43 процента от общего количества умерших от коронавируса — диабетики, 27-28 процентов — преддиабетики. Люди с ожирением тоже в группе риска. Если так смотреть, то все хроники. У кого-то диабет, у кого-то ожирение, респираторные заболевания, а у кого-то старость. Но методологически неправильно сравнивать жизни и доллары. Правильно сравнивать жизни и жизни. И во всех наших странах Минздравы должны были сделать другие оценки. С одной стороны, если мы вводим карантин, мы спасем 5 тысяч стариков, 3 тысячи диабетиков, и 2 тысячи людей с другими хроническими болезнями. С другой стороны, за месяц-полтора карантина сколько людей в наших странах дополнительно умрут от алкоголизма, бытового насилия. И мы это видим, об этом говорит ООН. Во всех странах бытовое насилие резко выросло. (…) Сколько людей с другими заболеваниями не получат квалифицированной медицинской помощи. (…)

В Казахстане 18 миллионов человек. В день у нас умирают по разным причинам около 500 человек. Официально эпидемия 42 дня, с 13 марта. За 42 дня в Казахстане от разных причин (умерло. — Прим.) 21 тысяча человек. За этот период от коронавируса умерло 25 человек. Это 0,12 процента от общего количества смертности в Казахстане. Понятно, что каждая смерть — это трагедия. Но статистика — вещь упрямая. (…) Если проводить честный анализ, с одной стороны жизни против жизней, то он будет не в пользу карантина и самоизоляции. То есть мы как общество по жизням потеряем больше», — отметил он.

По мнению Марченко, «экономические последствия будут ужасными».

«Это уже сейчас очевидно. Какой будет дефицит бюджета… Но социальные последствия будут очень тяжелыми. Каким выйдет наш народ после этого карантина», — добавил экономист.