ХОДИЛИ МЫ ПОХОДАМИ

ПОДВИГИ КАЗАХСТАНЦЕВ ВПИСАНЫ ЗОЛОТЫМИ БУКВАМИ В СЛАВНУЮ ЛЕТОПИСЬ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ. ЭТО БЫЛ МАССОВЫЙ ГЕРОИЗМ, НАШИ СООТЕЧЕСТВЕННИКИ ВМЕСТЕ С ПРЕДСТАВИТЕЛЯМИ ДРУГИХ НАРОДОВ ПРОЛИВАЛИ КРОВЬ ЗА РОДИНУ. ИХ ЗАСЛУГИ, ИХ НЕЛЕГКИЙ РАТНЫЙ ТРУД НЕ ДОЛЖНЫ БЫТЬ ЗАБЫТЫ. ПОТОМУ ЧТО, КАК СКАЗАЛ ПОЭТ, ЕСЛИ МЫ ВОЙНУ ЗАБУДЕМ, ВНОВЬ ПРИДЕТ ВОЙНА.
И в Казахстане, и в других бывших союзных республиках ведется большая работа по сохранению памяти, по возданию почестей и внимания каждому, прошедшему через горнило войны. В Беларуси, например, сейчас готовится книга, в которой будет особо отражен подвиг казахстанцев, участвовавших в боях за свободу и независимость этой земли. И посол Беларуси в Казахстане обратился за помощью по воссозданию этой страницы истории Великой Отечественной в министерство гособепечения, СМИ, советы ветеранов. Как рассказывает председатель областного совета ветеранов войны и труда Атырауской области Катимулла Ризуанов, члены президиума сочли своим долгом и за честь для себя участвовать в этом благородном деле. Были опрошены участники сражений, активисты совета, изучены изданные в нашей области Книги Памяти. И в течение недели были подготовлены списки – названы имена тех, кто пал в сражениях и остался навечно лежать на земле Беларуси. Эти списки уже отосланы в посольство. Они были опубликованы и в нашей газете.
Как поделился Катимулла Ризуанов, есть еще большая когорта участников войны — освободителей Беларуси, которые вернулись домой с Победой, потом занимались мирным трудом. О них тоже готовятся материалы, воспоминания. Многих из них, к сожалению, уже нет, сказались ранения, возраст. Но, слава Богу, есть еще живые творцы истории, освободители, в том числе и гости президиума совета, честно прошедшие этот путь доблести и славы.
— Каждый раз, обращаясь к молодым своим согражданам, мне хочется сказать, какие же вы счастливые, перед вами все дороги открыты. И как это здорово, что вы живете под мирным шаныраком. Когда нас призвало Отечество на бой с фашистами, нам было всего по 17-18, — такими словами начал своё выступление Николай Григорьевич Панов. Довелось ему пережить немало. Чего стоит рассказ о том, как их батальон и взвод пулеметчиков, отправленные в бой без предварительной разведки, оказались перед тройным кольцом колючей проволоки, через которую был пропущен ток. Кинувшиеся разрезать её бойцы погибли. Пришлось залечь, а фашисты стали забрасывать их гранатами. Кто половчее, старались перехватить гранаты и отправить их обратно. А кто не успевал — погибал. Много таких тяжких воспоминаний у ветерана, от которых не только у него, но и у слушателей комок в горле и слезы подступают к глазам.
После жестокого ранения оказался в частях, освобождающих Белоруссию, Михаил Михайлович Изюмников. Он вспоминает, как форсировали Днепр, Припять, как рядом с ним падали друзья. Как готовили они днем и ночью под непрерывным огнем противника проходы для пехоты, для танков. Из белорусского этапа своей военной биографии вспоминает, что очень ожесточенные бои были у города Мозыря, Барановичей, затем у Гродно. А затем шёл путь солдатский до Бреста. Когда вышли на границу, радовались, что освободили свою Родину от коричневой чумы. И пошли дальше — добивать фашистского зверя в его логове. С гордостью говорит, каким сильным было братство в частях инженерных войск, не различали ни по нациям, ни по должностям – все делали общее дело. Он числился разведчиком, но и поля минировал, и при перестрелке наводчиком был. Главное — выполнить задачу. И они её выполнили. Принесли Победу.
— Нам, летчикам, трудно сейчас точно вспомнить, — делится Айдын Айбаров, — над каким именно населенным пунктом летали — разные по отдаленности были маршруты. Но хорошо помню, что базировались мы у городка Пружаны под Брестом. К тому времени войска наши уже теснили фашистов к границе. И мы им помогали. После были полеты на Пилау (уже в Литве), а потом у Кенигсберга, и в Польше нашим частям поддержку с воздуха оказывали. В нашей штурмовой части практиковались вылеты эскадрильей, а над Пилау, например, даже полком вылетали. И все были друг за друга.
— Да, мы там хорошо усвоили, что такое фронтовое братство, — подхватывает Утали Балгимбаев — летчик отдельного полка Третьего Белорусского фронта. — В полете ведущий и ведомый действовали как одно целое, иначе никогда бы не смогли сберечь себя в воздушном бою. Тем более, что наши ПО-2 были совсем беззащитными. И многое зависело от напарника.
Интересную деталь рассказал Утали Балгимбаевич. Самолеты их, санитарной эскадрильи, были в отличие от других горбатыми: сзади были оборудованы два спальных места. Как-то подсчитал ветеран, 42 полета он совершил за ранеными бойцами, то есть 84 человека спас.
Багит Куанышев воевал в составе 18-й гвардейской воздушной бригады. И понятно, что приходилось ему сражаться в самых горячих точках. Но далеко не всегда использовали их как десант. Иногда парашюты по несколько месяцев сложенными в багажных отсеках лежали. А воинов, как пехоту, артиллеристы использовали. По военному расписанию числился старший сержант командиром зенитного орудия 76-мм. Участвовал в разгроме вражеских группировок в Карелии, Варшаве, на Сандомирском плацдарме, на озере Балатон (Венгрия), в Австрии. Реки Свирь (Карельский фронт), Дунай форсировал, и на Дальнем Востоке пришлось повоевать. Но особенно врезалось ему в память, какие страшные бои были у узловой станции Орша, в Могилевской области. Очень много авиации немцы здесь использовали. И приходилось отражать её налеты не только зенитчикам, но всему личному составу, используя все виды оружия.
Вот так доблестно несли свою службу ратную наши земляки. А сейчас ведут большую работу по патриотическому воспитанию. Фронтовики встречаются с трудовыми коллективами, ходят по школам, другим учебным заведениям, рассказывают о том, как важно сохранить мир на земле, а для этого нужно крепко любить свою страну. Во имя этого и сражались они в сороковые-грозовые.

Любовь МОНАСТЫРСКАЯ