ОГНИ СОФИТОВ ТАК СКАЗОЧНО ГОРЯТ

«Театр начинается с вешалки» — эти слова Станиславского, обращенные к цеху гардеробщиков, стали крылатыми. Великий режиссер имел в виду совсем простые вещи, мол, вы, уважаемые гардеробщики, первые, кто встречает наших зрителей. А значит, вы должны быть в настроении, опрятными, приветливыми. Вы должны помочь зрителям погрузиться в удивительный мир искусства.

А еще эту фразу можно отнести к актерской работе. Ты пришел в грим-уборную, открыл шкаф, скинул свою повседневную одежду, то есть опять же прибегнул к помощи вешалки. Теперь ты другой. Ты не тот, кто ехал с нами в автобусе или в метро. Ты повелитель сцены. И помоги зрителю воспринять смысл спектакля, затронь его самые глубокие, может, даже и забытые струны души.

Именно с вешалки в уборной и начинается жизнь актеров Аырауского областного драматического театра имени Махамбета. В день спектакля актеры приезжают в театр задолго до начала постановки. Традиционно все спектакли в нашем театре начинаются в 7 часов вечера. После обеда актеры делают генеральный прогон на уже готовой сцене. И спешат в уборную на грим. В штате театра, как и положено, есть костюмеры, гримеры. Но многие актеры, кто не первый год играет на сцене, делают грим самостоятельно. Увидеть мужчину с румянами на щеках или подводкой в руках — для них  привычное дело. Даже мужская роль, которая соответствует тебе по возрасту, требует обязательного грима. Но гример театра Асель Карабалина, доверяя, проверяет. Вдруг глаза у жизнеутверждающего героя получились тусклые, а парик у главного действующего лица слегка съехал.

Поэтому здесь не существует фразы: «И так сойдет». Все должно быть профессионально, на высшем уровне.

Если вы думаете, что спектакль держится на одних актерах, то вы ошибаетесь. В каждой профессии есть люди, которые остаются за кадром, но от профессионализма которых зависит работа всего коллектива. Это осветители и звукорежиссеры. Все тонкости в этом деле за долгие годы своей работы в театре выучили Молдир Хабиева и Нурлан Догалаков. Попробуй Молдир дать тусклый свет на сцену или бросить яркие софиты на глаза играющего актера. А если Нурлан отлучится из своей студии хоть на минуту во время спектакля, четкость звука уменьшится, зритель не услышит ключевую фразу, не поймет смысла, будет нервничать, переспрашивать: «Что он сказал?», отвлекая других. То-то. Ответственные за свет и звук ответственны за спектакли, как и актеры. И когда после спектакля зрители аплодируют перед сценой, за их спинами и за кулисами находятся те, кто тоже заслуживает долю этих рукоплесканий.

Марина КУАНЫШЕВА,

фото Ануара

АБИЛГАЗИЕВА