КРАСИВОЙ БИОГРАФИИ ЭТАПЫ

110922-0175 лет. Такую красивую дату обычно ветераны отмечают в кругу семьи, друзей. И чтобы поприветствовать в этот день, высказать свои пожелания, поздравления, их посещают представители коллектива. Сотрудникам института «Каспиймунайгаз» поздравить Никифора Алексеевича Шишковского будет гораздо проще — он и сегодня их коллега: главный специалист департамента инженерных изысканий. В институте работает с 1963 года!
Правда, был небольшой перерыв, по причине ликвидации в институте изыскательского департамента, Никифор Алексеевич вынужденно переходил в ТОО КИРГ (Каспийский институт разведочной геофизики). По рассказам коллег, он и там оставался верным своим традициям: был на стремнине жизни, за эти годы успел выдать инженерно-геологическое обоснование для проектирования и строительства магистральных межгосударственных нефтепроводов: Кенкияк-Кумколь-Китай и Бейнеу–Шымкент-Китай. А также принял участие в разработке проекта Северо-Каспийской базы реагирования на разливы нефти. Причем его точка зрения совпадала не столько с официальным мнением, сколько с позицией экологов. И в тот период он так же активно участвовал в работе международных конференций, семинаров, совещаний по различным проблемам инженерно-геологической науки. Не просто участвовал, а, как и на протяжении всей своей трудовой биографии, поднимал самые насущные вопросы, причем позиция его всегда тверда, подкреплена практическими наблюдениями. Он убежден, что инженерно-геологическое и экологическое обоснование – передний край проектирования. И потому требует на всех уровнях и со всех трибун самого серьезного к нему отношения. Кстати, именно за цикл лекций и докладов, представляющих огромный практический и научный интерес, Межгосударственной корпорацией ИНКОРВУЗ (ЮНЕСКО) ему была присуждена ученая степень — магистр геолого-минералогических наук. Чем он весьма гордится, как и тем, что один из очень немногих специалистов является обладателем Государственного квалификационного сертификата на осуществление профессиональной деятельности в области строительства, выданного Федеральным лицензионным центром Минстроя России. Пусть никого не удивляет, что его аттестовали в России, ведь он занимался обустройством нефтяных и газовых месторождений не только в Казахстане, но и на месторождениях Западной Сибири. И его сводная таблица физико-механических свойств торфов в пределах Варьерганской группы нефтяных месторождений признана лучшей среди существовавших на то время таблиц. То есть и там он успел проявить себя.
Начало трудовой и производственной деятельности Шишковского в институте «Гипроказнефть» совпало с началом освоения нефтяных богатств полуострова Мангышлак. Он участвовал в первом десанте изыскателей и проектировщиков, высадившегося на территории месторождения Узень в апреле 1964 года. Вот как об этом вспоминает сам Никифор Алексеевич: «Нам пришлось столкнуться с невероятными трудностями как в природно-климатическом, так и в технологическом отношении, так как район предстоящих работ являлся, по сути дела, «белым пятном» на карте Западно-Казахстанского региона во всех отношениях. Но все возникавшие трудности мы преодолевали. В результате творческого содружества изыскателей, проектировщиков, строителей и эксплуатационников нефтяные месторождения Мангышлака были введены в эксплуатацию своевременно».
А вообще весь период своей трудовой биографии, которую он неразрывно связывает с институтом, он разделяет на пять этапов. И после первого — Узеня — второй этап — участие в освоении нефтяных богатств полуострова Бузачи. В 1974 году он участвовал в десанте на Каламкас, где пришлось столкнуться при инженерно-геологическом изучении условий с повсеместной заболоченностью его территории, постоянным воздействием нагонных явлений со стороны Каспия, практически полным отсутствием информации по инженерно-геологическим условиям территории. И наиболее значимым моментом в своей работе здесь он считает объективную оценку истории геологического развития региона и связанное с нею формирование инженерно-геологических стратиграфо-генетических комплексов отложений.
80 годы прошлого столетия для института ознаменовались участием наших изыскателей и проектировщиков в освоении гигантских нефтяных и газовых месторождений Западной Сибири. В полевых и камеральных работах по этим объектам принимал непосредственное участие и Никифор Алексеевич. А о его успехах здесь мы уже писали выше.
Четвертый этап он описывает с особым вдохновением, считая его переломным в истории института. «Главным событием нашего времени является то, что, как и вся суверенная Республика Казахстан, встав на путь рыночной экономики, мы вступили в тесное сотрудничество с известными иностранными компаниями, такими как «Тенгизшевройл», «ОКИОК» (в настоящее время «НКОК»), «Аджип», «Бритиш Газ» и другие. Налаживалось это сотрудничество с большими трудностями. Прежде всего, необходимо было добиться, чтобы наши иностранные заказчики нам поверили, потому что они очень осторожно и с большим недоверием относились и относятся к местным партнерам. За доверием должны были прийти признание и уважение. Всего этого мы добились и в настоящее время выполняем большие объемы инженерно-геологических исследований по заказам вышеперечисленных иностранных компаний». Две работы Никифора Алексеевича получили высокую оценку со стороны заказчика (Аджип ККО). Они были отправлены в Нидерланды (г.Гаага) для тщательного изучения западными специалистами. Заслуга Никифора Алексеевича еще и в том, что он много раньше, чем началось сотрудничество, понимал, что будут новые подходы, новые стандарты, требования. И убеждал руководителей всех уровней, что нужно обновлять оборудование, приборы, буровые. Все это потом оказалось весьма кстати. И он чувствовал глубокое удовлетворение. Он вообще ощущает неразрывную связь с коллективом.
Те годы, когда он был вынужденно оторван от своего коллектива, Никифор Алексеевич вспоминает с болью. Хотя, как смог убедиться читатель, лично он и там трудился успешно, но его возмущает, что преступными действиями (по его мнению) рейдерской группы была нарушена слаженная деятельность института, и сокрушена инженерно-геологическая служба. И вот теперь, с 2008 года по настоящее время, идет пятый по его градации этап: возрождения и реконструкции инженерно-геологической службы в родном институте. Верится, что с активным участием и его, и коллег, вернувшихся с ним вместе «на свою родину», и других специалистов, многие из которых — его ученики, скоро будут полностью завершены, так как уже сегодня геотехнические бригады успешно работают и на инженерных изысканиях газопровода Бейнеу-Бозой-Шымкент, обустройстве месторождения Дунга.
Давая оценку этапам становления института, Никифор Алексеевич попутно называет и имена своих коллег, начиная с имен ветеранов ВОВ и бойцов трудового фронта, являющихся основным контингентом специалистов-изыскателей и проектировщиков на протяжении 60-х и 70-х годов прошлого столетия, и тех, кто пополнял их ряды, как ИТР так и рабочих специальностей. И тех людей, кого он называет «наиболее близкими по духу и трудовым будням, независимо от их служебного положения и должности внесшими большой вклад в развитие нефтяной отрасли Западного Казахстана», очень много. И само перечисление заняло бы много места. Заслуги проектантов бесспорны, как и то, что заслуги самого Никифора Алексеевича трудно переоценить.
Директор института Мурзабек Куангалиев, человек довольно сдержанный, не скрывает своего пиетета и восхищения перед эрудицией и профессионализмом этого человека. До сих пор он под впечатлением, которое вызвала в нем их первая встреча. Тогда, в 1988 году, Куангалиева впервые назначили главным инженером проекта, он составил техническое задание на инженерные изыскания. И как же был удивлен, когда к нему, молодому специалисту, пожаловал гранд от геологии и сказал, что если он не внесет исправления, то за такой проект его могут даже посадить, так как грунтов с такими характеристиками, на которых он строил расчет, у нас вообще нет. Мурзабек, естественно, растерялся, ведь даже тени улыбки не было на лице мэтра. Потом состоялся у них содержательный и поучительный разговор. И молодой инженер навсегда усвоил, как тщательно и продуманно нужно подходить к проекту, учитывать все мелочи, а уж геотехнические анализы непременно производить и брать во внимание. Сколько раз потом держали они совет по геологическому обоснованию строительства различных объектов. По мнению Мурзабека Ахметовича, Шишковский — настоящий профессор в вопросах инженерной геологии Западного Казахстана. Кстати, мог бы давно защититься на научную степень, потому что прекрасно владеет материалом, и его заключения и отчеты, как правило, содержат выводы и рекомендации, весьма полезные для производственников. Но некогда ему было собирать материалы, заниматься систематизацией, рефераты, монографии издавать. Постоянно требовалось его участие в проектах, сегодня, вернее, даже вчера. Ведь хотя первыми в степь искать нефть идут геологи-нефтяники, зато, когда находят, тут требуются уже знания Шишковского и его коллег. Как обустраивать, что, где и как строить. Так что и титул Первопроходца к нему вполне подходит.
И Наставника тоже. При внешней замкнутости это человек большой доброты, беззаветно любящий свое дело. В самых разных уголках планеты можно встретить его питомцев. Они успешно работают в авторитетных международных компаниях. Мог бы и он уехать, такие специалисты везде востребованы… Но вот хранит верность нашему краю.
Наверное, пришло время показать нашего героя не только как производственника, но и рассказать о других гранях его характера. Не хотелось бы, чтобы сложилось впечатление о нем как о замкнутом, полностью поглощенным только работой человеке. Напротив, он очень общительный, очень добрый человек. Сколько Шишковский сделал для людей в самый трудный постперестроечный период, искал какие-то способы поддержать пенсионеров. Для детей сотрудников что-то организовывал. Вообще, у него большой организаторский талант. Он мог подвигнуть людей на субботники, на новогодние маскарады (подчеркиваем, в самые трудные для института времена). Заражал всех оптимизмом, уверенностью, что все будет здорово.
Родом он из Западной Украины. Окончив геологический факультет Львовского университета, получил направление в Майкаин (Павлодарская область). А сюда приехал вслед за нашей землячкой, учившейся в Майкаине. И вот уже скоро золотая свадьба у него с Линой Ивановной. Кстати, она до самой пенсии проработала в детском комбинате института. Конечно, и в доме разговоры шли в основном об институтских делах. Но вообще, как делится с нами дочь Ирина (она работает здесь же, в лаборатории), при всей занятости отца, дети (у Иры есть старший брат, который был военным, а сейчас живет в Канаде с семьей, но работает в местной инофирме, так что в период вахт постоянно бывает у родителей) никогда не ощущали дефицита общения. Каждую минуту отец старался быть с ними. Сколько интересного открыл он им. И коллеги, и дочь отмечают, что у него широчайший кругозор. И он может говорить (с большим запасом знаний) на любую тему. Когда еще не принято было интересоваться религиозными вопросами, Никифор Алексеевич прекрасно ориентировался в религиозных течениях, мог рассказать о любой религии, даже об униях, конфессиях, столько, что дух захватывало. И всегда проводил параллели с историей культуры народа и взглядами атеистов. Давая возможность выбрать человеку, что больше подходит по его личному убеждению.
И детям своего мнения не навязывал. Особенно и границу между ними не проводил, дескать, я — отец, значит я прав, а не ты. Учил размышлять. Так же демократично и с внучками, которых у него уже три, обращается. Потому так и тянутся они к нему. Дедушка не брюзжит на молодежь. Не сокрушается, какое нынче поколение: не такое, как они были. С ним очень интересно. И поозорничать всегда любил. Сколько студенческих песен им пел. На институтских мероприятиях любит исполнять напевные украинские песни и байки рассказывать, и случаи, действительно имевшие место, с юмором, а он у него едкий, ироничный. Наверное, не одна из сотрудниц вздыхала по такому красавцу, но он верен навсегда только одной и самой любимой. Как и делу, ставшему главным в его жизни. Вот и дочь заразил своей любовью к коллективу, увлеченностью проектным делом, переучилась она с педагога на геолога.
И это не единичный пример. Евгений Катько, сегодня работающий в институте, «переквалифицировался» из экономистов. Немало вокруг него учеников, которых он приобщил к своему делу, и очень внимательно следит за их профессиональным ростом. Эльза Тажиева, Татьяна Киба — сами уже наставники, профессионалы называют его Учителем с большой буквы. В 1978-м пришла сюда Валентина Ушакова, сегодня она ГИП, но с Никифором Алексеевичем советуется, как и прежде, по всем вопросам. Рассказывает, как на подъездных путях к заводу на Карабатане опять проявились его чутье и талант. Он настаивал на укатке каждого слоя насыпи, на соблюдении всех норм. И как всегда оказался прав: когда хлынул ливень, строящаяся рядом дорога поплыла, а железнодорожная насыпь устояла. Так кто же его отпустит на заслуженный (очень давно!) отдых? Институту он нужен, да и сам не собирается оставаться в стороне от решаемых его(!) институтом задач. Также своим считает он и наш край, город, потому настойчиво выступает со всех трибун и в печати по вопросам опасности наступление Каспия, о необходимости соблюдения норм градостроительства и т.д. и т.п.
Такой вот неравнодушный, беспокойный, полный жизни и энергии Юбиляр. Так может врут календари? И впереди отнюдь не старость, а, пользуясь его терминологией, шестой, надеемся столь же полноценный, этап его биографии.

Любовь МОНАСТЫРСКАЯ