2019100216072399941 news1517832248

О чем молчат недропользователи

На отчетном брифинге министр энергетики РК Нурлан Ногаев заявил, что недропользователиобучили 144 тысяч казахстанцев. Как известно, самые крупные из таких предприятий сосредоточены на территории нашей области.«ПК» попыталась узнать, скольких человек из местного населения и на кого обучили атыраускиеинвесторы.

Ответ Минэнерго

В первую очередь, за подробностями мы обратились в Министерство энергетики РК, откуда и поступило вышеприведенное заявление. Ответ не сразу, но поступил от пресс-службы Минэнерго:

«Недропользователями на ежеквартальной основе предоставляются отчеты по расходам на обучение граждан РК по форме, утвержденной приказом министра энергетики РК от 23 мая 2018 года № 203 «Об утверждении форм отчетов при проведении разведки и добычи углеводородов, осуществлении операций в сфере добычи и оборота нефти и (или) сырого газа, урана, угля, проведении опытно-промышленной добычи и добычи урана и Правил их представления».

При этом формой отчета не предусмотрено отражение недропользователями наименования специальности (программ обучения, повышения квалификации и т.д.) при финансировании обучения собственного персонала.

Обучение сторонних граждан РК (не сотрудников) осуществляется в соответствии с Перечнем наиболее востребованных технических специальностей энергетической отрасли. При этом, согласно условиям типовых контрактов на недропользование, информация, полученная или приобретенная сторонами в процессе выполнения Контракта, является конфиденциальной и подлежит защите в соответствии с гражданским законодательством РК».

Естественно, такой ответ вызвал дополнительные вопросы. Получается, недропользователи отражают в отчетах только расходы на обучение казахстанских рабочих. А главный вопрос о том, на кого и скольких наших людей они обучили, остается открытым. Почему Минэнерго не желает знать, насколько эффективно тратятся немалые деньги, предусмотренные на обучение рабочих? Что это — непредусмотрительность министерства или тихое лоббирование интересов недропользователей? Думается, в вопросах развития казахстанского содержания в проектах недропользователейминистерство должно иметь четкую позицию.

Себестоимость заморских кадров

Тем временем, специалисты Petrocouncil.kz (Консультационно-совещательное объединение юридических лиц, созданное под эгидой НПП РК «Атамекен» и Ассоциации «KAZENERGY») отмечают, что громкое заявление министра энергетики вызвало неоднозначную реакцию не только у них, но даже у представителей тренинговыхцентров, специализирующихся на подготовке кадров.

Как стало известно из ответа Petrocouncil.kz , количество квот на привлечение иностранных рабочих ежегодно сокращается. К примеру, в 2020 году компании смогут привезти в Казахстан лишь 10567 человек. При этом на первую категорию, куда входят руководители, выделено 88 квот; для второй категории – а это руководители структурных подразделений — выделено 2369 квот; для третьей категории (специалисты) — 6858 квот; для четвертой категории, предусматривающей рабочих, — 641 квота, а для сезонных рабочих — 611 квот.

Последние цифры говорят, что 641 казахстанец не получит самую простую работу — водителя, сварщика, повара, потому что таких работников привезут из-за рубежа. А еще, согласно данным по квоте, руководителями подразделений нефтегазовых и нефтесервисных компаниий станут 2369 иностранцев. При этом, казахстанские менеджеры, проработавшие более десяти лет, так и не смогут стать руководителями своих подразделений. Их профессионализм не вызывает претензий, но иностранцев все равно везут. Анализ данных иностранной рабочей силы выявил, что в Атыраускую область чаще всего привозят иностранцев на должность «инженер» или «менеджер и руководитель» (см. таблицу).

ВСТАВКА В ФОРМЕ ТАБЛИЦЫ

ТШО​​​Инженеры ​​33%

​​​Менеджеры и руководители (без учета начальников и супервайзеров)​​15%

НКОК​​​Инженеры ​​40%

​​​Менеджеры и руководители (без учета начальников и супервайзеров)​​36%

Иные​​​Инженеры ​​25%

​​​Менеджеры и руководители (без учета начальников и супервайзеров)​​9%

Как говорят специалисты, Petrocouncil.kzрекомендовал недропользователям обучать казахстанцев уникальным методикам бурения, методикам оценки резервуаров и т.д. В ответ те заявляли, что они обучают технике безопасности. Причем стоимость обучения оценивалась в пять тысяч долларов, а высокую цену обучения недропользователи пояснили тем, что «ТБ обучают уникальные специалисты».

В поисках соотечественников

Своим мнением о сложившейся ситуации по обучению казахстанских рабочих поделилась представитель неправительственной организации Petrocouncil.kz Раушан Найзабаева:

— Сначала министр энергетики РК Нурлан Ногаевзаявил, что недропользователи обучили 144 тысячказахстанцев. Затем на заседании Национального совета общественного доверия при Президенте РК Главу государства Касым-Жомарта Токаева убедили в необходимости перевода колледжей к академической самостоятельности и внедрения кредитной системы обучения. Мы в очередной раз что-то глобально меняем в образовании, несильно заглядывая в детали. А дьявол, как известно, кроется именно в них. Перечислю несколько проблемных вопросов, которые виднее изнутри.

Во-первых, отличная идея — обязать недропользователей оплачивать обучение казахстанцев — в итоге вылилась в очередную площадку для нечестных игр. Закон подписан в 2018 году, но у ИАЦНГ (Информационно-аналитический центр нефти и газа), являющимся дочерним предприятием Минэнерго, собирающим всю информацию, до сих пор нет данных и мониторинга того, каким именно компетенциям обучают недропользователи. Расскажу по секрету: нам уже предлагали обучить местных технике безопасности! Отчитываясь перед государством, что тратят серьезный бюджет на обучение специалистов, нефтяники обучают ТБ, хотя это обучение являлось обязательным всегда. Надо строго следить за тем, чему обучают недропользователи. И кто эти 144 тысяч обученных человек — они все действительно казахстанцы? Вы их видели? Ведь невозможно не заметить 144 тысяч человек.

Во-вторых, весь мир уже перешел на единые стандарты качества в обучении рабочих. К примеру, в промышленном строительстве есть такой стандарт NCCER. Это как IELTS для студента — его признают во всем мире. NCCER, как НИИ, изучает все новые технологии в строительстве и постоянно обновляет стандарты качества подготовки кадров для строительной отрасли — что должны знать лесомонтажники, стропальщики, плотники, сварщики и т.д. Если рабочий прошел оценку и получил сертификат NCCER — это гарантия того, что он классный специалист. Мне хочется верить, что академически свободные колледжи смогут привлекать такие НИИ, как NCCER, в Казахстан, но это очень дорого и долго. Надо предусмотреть заранее эти риски, а без таких стандартов качество обучения может сильно ухудшиться.

В-третьих, у большинства работодателей нет стандартов по набору кадров со средним специальным образованием. Многие до сих пор набирают работников по резюме: сварщика — по резюме, плотника – по резюме! Что хороший стропальщик может написать о своей работе в резюме? Нужно внедрять правильную систему оценки выпускников ТиПО, которая прекрасно работает десятилетиями во всем мире, где сварщиков оценивают по 20+ практическим и теоретическим навыкам и выдают ему документ о полученнойквалификации. Более того, такие стандарты оценки обеспечат работой тех людей, которые у себя в гараже практикуют сварочное дело или мебель собирают, но не учились в колледже. Они получат оценку своих навыков, и сотни талантливых ребят с «золотыми руками» смогут найти работу.

В-четвертых, ОЕМ — это крупные машиностроители,которые производят оборудование для нефтегазовой отрасли, и они, в основном, находятся за рубежом, к примеру Schlumberger, Emerson и др. Эти производители оборудования серьезно заняли наш рынок нефтегазового машиностроения и уже 30 лет не собираются ни отдавать его, ни развивать местные кадры. В приватной беседе они говорят: «Зачем нам растить себе конкуренцию», и продолжают импортировать оборудование, не производя его здесь. А когда встает вопрос о производстве, они жалуются на нехватку местных кадров с нужными компетенциями. Конечно, двухдневный курс любого ОЕМ стоит от 2500 до 80 тысяч долларов и их намеренно проводят за рубежом, подпитывая экономики других стран. Кто из казахстанцев сможет позволить себе такой курс, да еще и путешествие в Дубай или Абердин? Мы теряем целую индустрию, начиная с подготовки кадров. А речь идет о рынке не только Казахстана, но и Средней Азии.

Если сегодня не учитывать эти детали, то завтра уже наши дети будут «сосать» пустую трубу, пока машиностроители всего мира будут благодарить богатый и щедрый Казахстан за возможность прекрасно зарабатывать.

Алма ТУРГАНОВА