Заповедный Урал: вчера, сегодня, завтра

Река Урал – уникальный природный объект. По своей протяженности в Европе она уступает лишь Волге и Дунаю. На южном склоне континента — это единственная река с незарегулированным средним и нижним течением. Поэтому только в Каспийском бассейне сохранились естественные условия для размножения рыб осетровых пород. Через дельту Урала проходит один из крупнейших в мире путей миграции перелётных птиц. Многие из птиц здесь гнездятся, зимуют. Ещё всего два-три десятка лет назад река имела огромное рыбохозяйственное и судоходное значение. Вода широко использовалась как для сельскохозяйственного, так и промышленного производства.
В год на Урале добывали до 30 тысяч тонн осетровых, производя несколько тонн чёрной икры. Которая являлась своеобразной визитной карточкой города Гурьева-Атырау, а о предприятии «Атыраубалык» знали во многих странах мира, покупая икру с маркировкой нашего города.
Если у жителей прибрежных областей и возникали проблемы, связанные с рекой, то лишь по весне. Когда огромные потоки воды, идущие с верховьев, выходили из берегов, затапливая или подтапливая сельскохозяйственные угодья, посёлки, нефтепромыслы. Государством выделялись огромные средства на сооружение дамб, расчистку и углубление рыбоходных и судоходных каналов.
К сожалению, сегодня приходится констатировать, что всё величие Урала осталось в прошлом. Река, мелея год от года, гибнет на глазах одного поколения.
-В 2009 году общий объём стока реки Урал составил 5 миллиардов 300 миллионов кубометров. Это очень мало. Средний многолетний объём стока реки составляет 11 миллиардов 387 миллионов кубометров. Иными словами, в прошлом году река получила всего 55 процентов от своего среднегодового стока. Если же говорить о максимальном стоке, то в 1993-1994 годах он превышал 28 миллиардов кубических метров. Вот это сокращение общего объёма воды пагубно и отразилось на реке. И не только в тех областях Казахстана, по территории которых она протекает, но и в регионах России, откуда начинается сток, — рассказывает начальник Урало-Каспийской бассейновой инспекции по регулированию использования и охране водных ресурсов Бисен Куанов.
-Сейчас о большом судоходстве по Уралу речь вообще не идёт. Если в нашей области суда с горем пополам передвигаются, то в верховьях в отдельных местах глубина реки минимальна. Но что самое печальное, катастрофически сокращается популяция осетровых. Знаменитые каспийские белуги, севрюги, осётры по мелководью просто не могут подниматься к исконным нерестилищам в среднем течении реки. В результате — уловы осетровых сократились в десятки раз. С десятков тысяч тонн до менее чем двухсот тонн в год, — говорит заместитель начальника Урало-каспийской межобластной бассейновой инспекции рыбного хозяйства по Атырауской и Мангистауской областям Мурат Джанабатыров.
Гибнет и та рыба, что ещё заходит в Урал. В последние годы зимы стали суровыми, на реке образуется толстый лёд и к весне начинаются заморные явления. Область выделяет деньги на борьбу с заморами, но создать большие проруби по всей реке физически невозможно. Весной, когда лёд сходит, на берег выбрасывает массу погибшей рыбы. По мнению специалистов, причин обмеления Урала несколько. Одна из них связана с изменением климатической обстановки в верхней части бассейна.
— Сокращение стока реки Урал в какой-то степени обусловлено повторяющейся цикличностью изменений климата, определяющейся 20-40 летним периодом. В последний раз река мелела в 70-годах. Затем в 90-е годы был цикл увеличения воды. Сейчас вновь в верховьях увлажненность минимальная, что не может не сказываться на общем годовом стоке воды в реке, — объясняет ситуацию начальник производственно-технического отдела КГП «Атырау Су Арнасы» Виктор Гильденберг.
Но основную причину катастрофического сокращения объёма воды в Урале специалисты всё-таки связывают не с воздействием природных факторов, а с последствиями воздействия человека. После строительства в Российской Федерации Ириклинского водохранилища в нём стала аккумулироваться треть среднегодового стока реки. Положение усугубило строительство водохранилищ и искусственных сооружений вдоль реки Сакмара в Республике Башкортостан.
По данным директора филиала института степи Российской Академии наук Александра Чибилёва, на всём течении реки Урал в настоящее время созданы 4 крупных водохранилища, 80 гидроузлов с капитальными сооружениями. А также 3100 земляных плотин, которые, по мнению Александра Чибилёва, сооружены бессистемно на многих малых реках, нанося непоправимый ущерб бассейну уникальной реки.
— Урал – это трансграничная река. Поэтому проблемы, которые появились у реки, в равной степени затрагивают как интересы Казахстана, так и Российской Федерации. К сожалению, об этих проблемах пока мало говорится на высшем уровне. Больше страдают от них жители прибрежных регионов, в первую очередь в Западно-Казахстанской и Атырауской областях. Где тысячи людей потеряли возможность заниматься рыболовством, которое становится нерентабельным. Не хватает воды для полива сельхозугодий, дефицит испытывают промышленные и иные предприятия. Гибнут пойменные леса, — высказывает своё мнение заместитель директора ТОО «Атырауводпроект» Кадыр Картанов.
В отличие от земли, леса, реку нельзя разделить по государственной или административной границе. Практическое решение проблем оздоровления водной артерии и всей экосистемы её бассейна во многом зависит от совместных и согласованных действий между Республикой Казахстан и Российской Федерацией по рациональному использованию водных ресурсов с учётом экологических и экономических интересов обоих государств.
— Я считаю, настало время ускорить решение вопроса о подписании соглашения о совместном водоиспользовании и охране трансграничных вод реки Урал. Законодательная база для такого соглашения имеется. Казахстан в 2000 году ратифицировал Конвенцию по охране и использованию трансграничных водотоков и международных озёр. Присоединилась к этой конвенции и Российская Федерация, — говорит начальник Урало-Каспийской бассейновой инспекции по регулированию использования и охране водных ресурсов Бисен Куанов.
Соглашение, которое необходимо подписать, позволит Казахстану активнее сотрудничать с Россией в плане выполнения ею всех положений конвенции. Проект соглашения разработан. Однако его рассмотрение российской стороной по каким-то причинам затягивается. А на основе этого соглашения можно было бы разработать и принять совместно с Россией Межгосударственную программу по использованию и защите трансграничной реки. Пока же отсутствие единой комплексной программы, ориентированной на достижение конкретных водохозяйственных целей для всего бассейна, попытки решать локальные водоохранные задачи каждой областью отдельно, не приносят хороших результатов.
По мнению акима Атырауской области Бергея Рыскалиева, соглашение о совместном использовании реки могло бы активизировать и принятие межгосударственного решения о создании Совместного комитета по сохранению Урала, одним из основных направлений работы которого стало бы распределение весенних паводковых вод.
Сегодня же вопрос охраны реки в нашей стране находится в подчинении трёх министерств – окружающей среды, транспорта и коммуникаций и сельского хозяйства. Схожая ситуация и у соседей, где река протекает по территории нескольких субъектов Федерации – Оренбургской и Челябинской областей, Республики Башкортостан. Водохранилища, плотины и водозаборы находятся в различном подчинении. По заявлениям губернатора Оренбургской области, он также, как и его казахстанские коллеги озабочен продолжающейся гибелью Урала. Но повлиять на увеличение объёма сброса воды из Ириклинского водохранилища, находящегося на территории области, не в состоянии.
-Разумеется, мы не должны сидеть сложа руки и ждать, когда наша гордость, наш Жайык погибнет окончательно. В какой-то степени помочь Уралу могут масштабные дноуглубительные работы в его устьевом пространстве. Это сократит заиливание реки, даст рыбе больше возможностей попробовать дойти до нерестилищ, — считает ветеран водного хозяйства Нугымал Карабалин, многие годы занимавшийся проблемами заповедной реки Нугымал Карабалин.
Однако и здесь Уралу не везёт. В Казахстане, в январе 2004 года, постановлением правительства утверждён перечень водных объектов особого значения. Ни у кого не вызывает сомнений, что Урал в полной мере отвечает критериям, обозначенным в этом перечне. Однако к водным объектам особого значения река не отнесена. Не исключено, что именно это повлияло на то, что в план текущего года дноуглубительные работы по государственному заказу не вошли, финансирование не открыто. По мнению начальника Урало-каспийской бассейновой инспекции по регулированию использования и охране водных ресурсов Бисена Куанова, в какой-то степени помочь Уралу может и более рачительное использование воды хозяйствующими субъектами.
— В 1991 году водопотребление из бассейна реки Урал в Актюбинской, Западно-Казахстанской и Атырауской областях составило 4 миллиарда кубометров. В прошлом году водопотребление из Урала казахстанскими областями равнялось всего семистам миллионам кубометров. Но учитывая неблагоприятные климатические условия, катастрофически малую увлажнённость в верховьях Урала, 700 миллионов тоже много. Нам нужно шире использовать капельное орошение в сельском хозяйстве, сокращать водопотребление предприятиями. К примеру, КГП «Атырау Су Арнасы» забирает в год из реки 26 миллионов кубометров. Используется же всего 15 миллионов. 13 просто теряются. Атырауская ТЭЦ забирает 60 миллионов кубометров, ежегодно теряя до 40 миллионов. Энергетикам просто нужно подумать о повторном использовании воды. Таких примеров можно привести массу и по нашей области, и по соседним областям Казахстана и России, — констатирует безрадостные факты Бикен Куанов.
Но как единодушно признают и казахстанские, и российские учёные, специалисты-водники, экологи — медлить с действиями, направленными на спасение Урала, времени уже нет. Нужно в экстренном порядке на уровне правительств Казахстана и Российской Федерации вырабатывать и принимать экономические, правовые и организационные меры по проблеме оздоровления трансграничной реки и экосистемы бассейна в целом. После чего можно будет претворить в жизнь идею исполнительных властей Атырауской области о присвоении Уралу статуса «Биосферный заповедник особо охраняемой природной территории».
Так что если резюмировать всё вышеизложенное, то получится целый клубок проблем, грозящих нашей знаменитой реке. Но сейчас появился луч надежды – по инициативе местных исполнительных властей Атырауской области, в ближайшие дни у нас должно пройти совещание, участие в котором примут не только казахстанские специалисты, но и их коллеги из Российской Федерации. Будем надеяться, что компромисс будет достигнут и Урал вновь станет полноводной, а значит и рыбной, рекой.
Виктор СУТЯГИН

One thought on “Заповедный Урал: вчера, сегодня, завтра”

  1. Скажите, а можно я перетяну этот пост к себе в блог ? На правах копи-паста конечно укажу источником pk.atyrauakparat.kz.

Comments are closed.