Ружьё раздора

Неожиданно спустя девять лет «выстрелил» один из редких экспонатов Атырауского областного историко-краеведческого музея — охотничье ружье Курмангазы. Развязка скандальной истории, тянувшейся последние несколько месяцев, стала известна недавно. Житель Атырау Толеген Сагиндыков обратился с гражданским иском в городской суд, чтобы восстановить историческую справедливость, так как, по его мнению, ружье, переданное в дар музею в 2000 году, принадлежало не прославленному кюйши и композиторы Курмангазы Сагырбаеву, а его предку, батыру Пыштанаю.

В фонды музея ружье, которое все это время экспонировалось под табличкой «охотничье ружье Курмангазы», передал в ноябре 2000 года житель села Тандай Махамбетского района Кырги Ахмедияров. О том, как попало это ружье в семью аксакала, в суде одним из первых рассказал его сын, известный композитор, домбрист Каршыга Ахмедьяров. В далекие 1930-е годы Кырги охотился в местечке Дынкара, где его за дастархан пригласил седовласый аксакал Акбас-шал. В доме хозяина он увидел ружье, которое висело на стене. Ока-залось, что ружье раньше принадлежало Курмангазы Сагырбаеву, что, конечно, заинтересовало Кырги, который позже не раз предлагал владельцу продать ружье, что, собственно, и произошло: Акбас-шал согласился обменять старинный раритет на корову, теленка и винтовку. Как раз в руках Кырги ружье композитора и претерпело изменения, что позже подтвердили в ответе на запрос сотрудников областного историко-краеведческого музея представители Тульского оружейного завода: кустарным способом был укорочен приклад ружья, который изготовлен на заводе в 1849 году.

По версии истца, ружье называлось «Акбикеш» и принадлежало известному батыру Пыштанай, который жил в 1693-1793 годах и был одним из сорока тысячников в противостоянии казахов с джунгарами. Его потомок Толеген Сагиндыков в суде утверждал, что именно это ружье хранилось в доме отца до 1937 года, позже попало в руки односельчанина, который и передал его охотнику Ахмедьяру Куша-лиеву. Полностью разобраться в том, где же лежит истина, не смогли и почтенные аксакалы, которых не раз приглашали на судебные заседания. В те годы, когда старинное ружье переходило из рук в руки, они были совсем мальчишками и не придавали значения тому, как выглядело ружье.

В суде Толеген Сагиндыков представил старинные сошки, которые в те времена позволяли воинам вести прицельную стрельбу. Деталь подошла к ружью, что собственно хотел доказать истец, но, по мнению представителя музея, специальными сошками в XIX веке снаб-жались все казахские ружья, что подтверждается в книге ученого-исследователя Кушкумбаева «Военное дело казахов в XVII-XVIII веках». Суд, приняв во внимание аргументы обеих сторон, признал владельцем ружья все-таки Курмангазы, а не Пыштаная. Одним из главных аргументом в пользу музея стал год выпуска ружья, которым из двух прославленных предков логически мог воспользоваться лишь кюйши и композитор, живший в 1818-1889 годах. Кроме того, музей получил рецензию казахстанского эксперта Калиоллы Ахметова, правда, заочно, выслав фотографии ружья по Интернету, в которых подтвердилась информация о том, что ружье было произведено в середине или во второй половине XIX века. В музее и сейчас не отказываются от того, чтобы наконец-то расставить все точки над «i» и найти настоящего хозяина старинного ружья. Помочь в этом могла бы экспертиза, но на ее проведение средств в бюджете заложено не было, а истец пока не торопится вкладывать свои деньги на поиски правды и, не согласившись с решением городского суда, обратился с апелляцией в областной суд. Как заявил на одном из заседаний в суде Толеген Сагиндыков, эту тяжбу с областным историко-краеведческим музеем он затеял ради восстановления исторической справедливости, а не из-за материального интереса.

Асемгуль БАКЫТОВА