Новый вид бизнеса:ГРАБИТЬ УСОПШИХ

-Здравствуйте, это газета “Прикаспийская коммуна”? — голос в трубке, услышав утвердительный ответ, облегченно вздохнул. — Наконец-то я до вас дозвонился. Есть одна проблема, помочь решить которую можете только вы.Под словом “вы” наш собеседник имел в виду средства массовой информации.-Давайте я лучше приеду к вам в редакцию, тут дело деликатное, — с этими словами мы, договорившись о встрече, распрощались с Леней — так, по крайней мере, он представился.   На следующий день Леня приехал в назначенное время и начал свой рассказ. Он потерял близкого человека. И у Лени появилась привычка часто ездить на кладбище, так как он не хотел, чтобы могила выглядела неухоженной или забытой. “И чтобы не красить каждый раз перед родительским днем, я заказал столик и скамейки из нержавейки. Но когда чуть более месяца назад я поехал на кладбище, мне чуть плохо не стало. Вместо столика и скамеек зияла выкопанная яма и пустота”, — с обидой в голосе делился Леня. Первым делом он решил поехать в пункт приема металлолома, где и нашел свои скамейки и столик. “Я сразу узнал свое, хотя там лежало много еще добра из цветного металла, явно выкопанного с кладбища. Когда я спросил у работников пункта, они, что, не видят, откуда все это взялось, мне ответили, что там не написано — с кладбища это или с улицы”, — возмущался наш собеседник. Затем Леня попросил работников пункта приема металлолома позвонить ему, если им снова сдадут его столик и скамейки, и записать номера автомобиля. Как вы догадались, была и вторая попытка украсть эти скамейки из цветного металла. Номер автомобиля, привезшего пассажиров с награбленным металлоломом, был записан и установлен его владелец. Им оказался… таксист. При разговоре с таксистом выяснилось, что он не имел понятия, что везли попутчики: “Голосовали возле христианского кладбища, я и подобрал их”, — был его ответ.Но когда Леня с полицейскими ехал на кладбище, то те заметили подозрительных молодых людей, голосовавших на дороге. Чутье не подвело полицию: ребята несли в пункт приема металлолома изделия из цветного металла, собранные с могил. Им даже удалось каким-то образом вытащить памятник из нержавейки, который так до сих пор и валяется в пыли в кустах…Слушая рассказ Лени, все время возникало чувство, что любители поживиться за счет усопших ведут молчаливое противостояние, с таким упорством выкапывая ограды, столики, таблички или могильнички из цветного металла, а он, в свою очередь, тоже не сдается, с таким же рвением возвращая все на место. Но на этот раз, четвертый, Лене не повезло: снова украли.-Вот я и пришел к вам, чтобы вы рассказали, какое кощунство творится на христианском кладбище. Это же каким человеком надо быть, чтобы украсть у мертвых? Святотатство, вандализм, да у меня слов не хватит, чтобы выразить все, что я о них думаю, — с горечью обращался за помощью Леня. — Просто люди не часто, как я, ходят на кладбище, может, даже только на Радуницу, они же не знают, возможно, что и над могилами их родных глумились любители такой подлой наживы, ведь цветной металл сдавать очень выгодно.

Один сторож не охватит всю степьВыехав на место, мы действительно обнаружили валяющийся на дороге памятник. Вот и могила, о которой говорил Леня. Окруженная оградой черная мраморная плита с крестом одиноко стояла посреди развороченной земли. Рядом тяжеленный памятник (тоже из цветного металла), накренившись на бок, прислонился к ограде (кто-то толкнул, наверное). Никаких табличек с именами и датами на нем не было. Возможно, родственники умершего только-только собираются поставить памятник, а возможно, это снова дело рук грабителей.Мы дожидаемся приезда администрации кладбища, которая разместилась в тесном вагончике прямо у входа. Вскоре появляется и администратор похоронного бюро Виктория Синицына. Мы проходим в неуютное нутро вагончика-“офиса”, на стенах которых висит множество венков, и рассаживаемся на старых стульях. Если сказать, что ощущения неприятные, то эти слова будут не столь убедительными.В.Синицына, не скрывая эмоций, поведала нам о делах, творящихся на кладбище: “Да, жалобы поступали. За последнюю неделю десять человек уже подошли. Что интересно, эти грабежи начались где-то более месяца назад, затем — тишина, и вот снова началось. Я не знаю, как они (грабители-вандалы — Ш.Т.) проникают на территорию кладбища, вечером-то мы закрываем его. Я так думаю, что со стороны степи, где-то на рассвете. Потому что наш сторож делает обход три раза в день, да и я сама тоже присматриваю…”.То есть получалось, что огромную территорию кладбища охраняет один человек, да и вход тут свободный. Виктория Синицына говорит, что они, зная, что люди могут в будние дни освободиться лишь после шести часов вечера, тоже стараются войти в их положение и пропускают их после семи часов. А насчет грабителей администратор похоронного бюро поведала следующее: “Я один раз задержала подозрительную машину. Остановила ее, открыла тент грузовика и увидела выкопанные стулья, ограды и могильнички. Тут же позвонила участковому, он приехал, записал номера… И все на этом. Я ездила в городской отдел внутренних дел, написала заявление. Так до сих пор и жду, когда же меня вызовут следователи. А грабежи продолжаются, люди ко мне идут с жалобами и идут. Что мне еще предпринять?”После всего увиденного и услышанного получалось, что нечистые на руку вандалы беспрепятственно проникали на кладбище, брали свое и уезжали, участковый фиксировал замеченные случаи, пострадавшие обращались в горотдел — и все. На этом все заканчивалось. А ведь остаются те, кто, возможно, и не знает, что могилы их родных осквернили. -Да, сейчас-то мы ведем учет, записываем номера телефонов, в случае чего звоним, оповещаем. А как быть с теми, кто похоронен более тридцати лет назад? С тех времен у нас данных нет. Да и наверняка их родственники переехали в Россию…И в то же время В.Синицына пожаловалась, что люди превратили кладбище непонятно во что. “Приходят якобы поухаживать за могилой, почистят у себя, обновят, а мусор выкинут за ограду. Как будто, так и надо. Часто нахожу шприцы. Также приезжают на машинах, остановят в глубине кладбища, сидят, не выходят даже. Спрашивается, зачем приезжали? Я же не могу останавливать их, не пропускать. Случается, что столько мусора оставят возле захоронений, а на мое замечание могут и матом ответить. Неужели в городе больше места нет, где можно было бы развлечься?”

Всё на металлолом! Пункт приема металлолома спрятался, словно от любопытных глаз, на окраине города и представлял собой грязное крытое здание. Двери были открыты настежь, во дворе возле куч спрессованной проволоки, груды железа и прочих металлических изделий копались люди. Леня подъехал поближе и пошел поговорить со знакомым из пункта, который часто его выручал, сообщая о новом прибытии столика и скамеек с кладбища. Разговор был недолгий, но Леня вернулся мрачный, нервно смеясь, он сообщил:-Я нашел свой столик. Правда, его уже успели разрезать пополам. А скамеек нет. Мой знакомый был в отъезде и не знал, а так бы позвонил… Я даже не рад, что нашел. Так плохо на душе стало, когда увидел это своими глазами, — от волнения у него даже голос сел.Естественно, никто из пункта приема металлолома не согласился разговаривать с прессой. Их позиция была ясна: нам все равно, кто что привозит, это не наше дело. Да, дело частное и в прямом, и в переносном смысле.

ПОЗИЦИЯ полиции…В городском отделе внутренних дел нас встретил ответственный работник, который твердо пообещал к утру следующего дня дать ответ на то, что полицейские предпринимают, чтобы прекратить вандализм на кладбище. Мы, удовлетворенные таким приемом, уже выходили из здания ГОВД, как вдруг Леню заметил один из полицейских. После приветствия и вопросов Лени страж порядка с нескрываемым возмущением ответил:-Нам, что, теперь сидеть возле каждой могилы и сторожить? Да этим должны заниматься следователи, а я не следователь, — и быстро сбежал по лестнице.На следующее утро, как нам и было обещано, мы получили ответ:-Я сам лично поинтересовался, у нас зарегистрировано лишь одно заявление. Ну, если хотите, то подходите после обеда, поговорим об этом.Разумеется, такой ответ нас не устраивал, и чтобы узнать больше, мы согласились на встречу. Но…Поговорить не удалось ни после обеда, ни вечером, ни на следующий день. На вопрос, можно ли увидеться с назначившим нам встречу полицейским, дежурный заученно отвечал: “Его нет, он на совещании”. От нас-то легко не отделаешься, мы терпеливо дожидались на крыльце горотдела. К вечеру, потеряв терпение и догадавшись, что слишком уж затягивается это совещание, мы решили позвонить на рабочий номер нашего визави. И каково же было наше удивление, когда на третьем гудке нам ответили: “Я вас слушаю…”. Мы снова подошли к дежурному, которого сменил товарищ постарше. На посту долго спрашивали имя, фамилию, цель визита и откуда, так же долго звонили наверх. Через минут десять томительных выяснений-переговоров нам выдали ответ: “Его нет, он на совещании”. Все было ясно. Значит, у стражей порядка нет ответов на наши вопросы.

Защитите себя сами?А что же делать людям, которые ждут ответов и помощи от властей? Похоже, остается лишь надеяться только на себя… или заменить ограды, столы и стулья на деревянные. Так как пока эту проблему игнорирует полиция, пункты приема металлолома молча покупают изделия из цветного металла, украденные с кладбища, вандалы глумятся над могилами, нам остается лишь констатировать факты и предупредить тех, кто после Радуницы не был на кладбище, чтобы они пришли и внимательно посмотрели: не стали ли они тоже их жертвами?

Шынар ТЕКЕЕВА

Administrator

6 thoughts on “Новый вид бизнеса:ГРАБИТЬ УСОПШИХ”

  1. Понравился этот сайт. Хорошо насыщен занимательными темами. На рсс обязательно подпишусь. Скажите есть ли возможность подписаться на рассылку по почте?

  2. Очень ценное замечание. Обязательно добавлю в закладки.

Comments are closed.