Кровавый день рождения

На скамье подсудимых сидит девушка с точеной фигуркой, кокетливым взглядом, выражающим желание понравиться, вызвать сочувствие окружающих. Если бы не знать, что она совершила самый тяжкий грех: лишила жизни человека, то можно было бы подумать, что девушка случайно присела на эту скамейку, и все происходящее — роковая случайность или съемка очередного криминального сериала. Но Екатерина Б. на скамье подсудимых оказалась отнюдь не случайно. И своеобразным трамплином к скамье подсудимых были условия ее жизни и воспитания.
Тот июньский день в семье Екатерины Б. начался вполне обыденно. Единственный работающий в семье отец сходил на работу (он перебивается случайными заработками), мать хлопотала по хозяйству. Правда, семья не совсем обычная: оба родителя злоупотребляют спиртными напитками. В семье две несовершеннолетние дочери, старшая из которых Катя (сама уже мама шестимесячной дочери), а свое “счастливое детство” она провела в стенах детского дома. Ее мать была лишена родительских прав за злостное уклонение от воспитания дочерей, а отец хоть номинально существует, но таковым не записан в свидетельствах о рождении своих дочерей. К тому же Катя уже имела судимость за грабеж и состояла на учете в городской уголовно-исполнительной инспекции, как условно осужденная. Младшая сестра подсудимой на тот момент все еще воспитывалась в детском доме.
День рождения старшей дочери семья решила отметить за праздничным столом, естественно, с бутылкой, и не одной, спиртного на столе. Без горячительного не обходилось ни одно застолье. Так Катя отметила свое 17-летие. А к вечеру, взяв маленькую дочку, она пошла к своей знакомой, живущей на соседней улице. В её отсутствие в дом пришел приятель – Сергей Б-р, и застолье продолжилось с еще большим размахом, спиртное лилось буквально рекой. Когда стало совсем поздно, гость попросил мать позвать Катю, он решил поздравить именинницу. Катя пришла и, выслушав пожелание, вышла из дома. За ней пошел Сергей и стал к ней приставать с недвусмысленными предложениями. Катя ему отказала, возникла словесная перепалка. Кончилось все тем, что молодая мама зашла в дом, взяла нож и ударила им гостя. Сергей скончался до приезда “скорой помощи”.
Катю арестовали. По делам данной категории следователи обязательно назначают судебно-психиатрическую экспертизу. Эксперты пришли к выводу, что в момент совершения преступления Катя в состоянии физиологического аффекта не находилась.
После завершения предварительного следствия дело было передано в суд.
…Удивительно, но в судебном заседании, где рассматривалось дело об убийстве молодого мужчины, никто не проронил ни слезинки. Ни подсудимая, ни ее мать. А представитель потерпевшего попросила суд не назначать подсудимой строгую меру наказания, поскольку у нее маленькая дочка.
Суд с учетом данных личности несовершеннолетней Б., условий ее жизни и воспитания, поведения самого потерпевшего, мнения представителя погибшего счел возможным назначить ей самую минимальную меру наказания, предусмотренную данной статьей. Суд присоединил частично неотбытое ею наказание по предыдущему приговору и в итоге определил 7 лет лишения свободы с отбыванием наказания в воспитательной колонии общего режима. Кроме того, было вынесено постановление в органы опеки и попечительства о необходимости решения судьбы дочери осужденной.
Мать Б. пыталась взять внучку на воспитание. Но, думается, неизвестно еще, где крохотной девочке будет лучше – в родной семье с вечно пьяными бабушкой и дедушкой или в детском учреждении, где она гарантированно будет в положенное время накормлена, одета, обута.
И еще. Страшно, что молодая женщина, сама мать, в свои юные годы уже во второй раз оказалась на скамье подсудимых, причем оба раза – за совершение тяжких преступлений, познала ужасы тюремной жизни, этапы в колонию. Почему, вместо того, чтобы закончить школу, вместе со своими сверстниками гулять на выпускном балу, продолжить учебу, получить специальность, наконец, полюбить и быть любимой, Катя отправилась в колонию и свои лучшие годы юности, молодости проведет в местах не столь отдаленных в компании таких же убийц, грабительниц, наркокурьеров?
Ответ один — это не вина Кати, а ее беда. Ее беда, что она имела несчастье родиться в семье алкоголиков, что родители не приложили никаких, даже маломальских, усилий для того, чтобы воспитать достойного человека, создать элементарные бытовые условия, уберечь от всего дурного и не научили библейским заповедям “Не убий” и “Не укради”.
Хочется надеяться, что вся недолгая жизнь самой Кати, жизнь ее родителей вызвали у нее отвращение к такой жизни, и победит желание жить лучше, чтобы, выйдя из мест лишения свободы, она захотела порвать с прошлым и начать жизнь с чистого листа. И чтобы дочка Кати не повторила несчастливую судьбу своей матери.

Ж.ЖУМАЛИЕВА,
судья Атырауского городского суда