ПОЛИТОЛОГ АЙДОС САРЫМ: О ЯЗЫКЕ, РЕЛИГИИ И РОВЕСНИКАХ НЕЗАВИСИМОСТИ

Известный политолог и вице-президент общественного фонда «Абай Ақпарат» Айдос Сарым на днях побывал в Атырау. Будучи в рабочей командировке в нашем городе, он не преминул зайти по просьбе журналистов в нашу редакцию. Темы языковой политики и религии стали главными в нашей беседе.
— Сегодня основной темой обсуждения в Казахстане и за его пределами является открытое письмо общественных деятелей об изменении Конституции, а именно предложение об исключении пункта о русском языке (подробности в «Прикаспийской коммуне» от 8.09.2011 или на сайте www.pricom.kz). Хотелось бы услышать Ваше мнение по этому поводу.
— Первая проблема заключается в том, что на сегодняшний день эмоциональность письма была связана с некоторыми заявлениями русских и славянских организаций, которые буддировали вопрос о придании русскому языку статуса государственного. Много было негативных публикаций в казахской прессе в течение последних 10-15 дней. Развернулись горячие дискуссии вокруг законопроекта. И это вкупе предопределило эмоциональный характер этого письма.
Вторая проблема, которая сделала эту тему актуальной, — неправильный, а, скорее, некорректный перевод письма на русский язык. Все испугались словосочетания «крайние меры» («Если власть в ближайшее время не примет меры по развитию государственного языка и не станет основой их реализации, то мы готовы пойти на крайние меры». Текст письма взят с сайта «Russians.kz.info». — Авт.). Так вот, в казахском тексте, если правильно перевести, смысл такой: «мы готовы к решительным действиям». Возможно, кто-то осознанно неправильно перевел, а, может, и нет. Но именно вот эти слова «крайние меры» создали откровенную истерию в обществе. И очень много людей взбаламутили.
Между тем, я считаю, что важно обсуждать тему языковой политики. Прошло уже больше 20 лет с момента принятия Закона «О языках». Тот закон принимался в 1989 году. Тогда еще был Советский союз. Тогда еще были свежи в памяти декабрьские события. И тогда доля коренного казахского населения не превышала 50 процентов. Сегодня реалии изменились. Нужны новые правила игры, новый общественный договор, новые общенациональные концепции, которые позволят найти компромиссную формулу…
По сути, казахская общественность определила одну крайнюю позицию. Есть другая крайняя позиция, когда те же русские и славянские объединения требуют изменить Конституцию и придать русскому языку статус государственного, а это тоже антиконституционное предложение. Тем не менее, две крайние позиции есть.
Сегодня мы видим, что любая статья, заметка, которая появляется в Интернете на тему языковой политики, порождает целую волну комментариев. Начинают со всех сторон говориться неприятные вещи. Между тем эта тема с повестки дня не снимается и не снимется независимо от того, в этом году будут выборы или в следующем. Эта тема накаливается, поэтому я бы хотел, как это предложили некоторые депутаты, обсудить ее в парламенте. Думаю, в этом году до выборов изменения в Законе «О языках», наверное, не предвидятся. Но после выборов, когда парламент, надеюсь, станет двухпартийным, можно будет вести дискуссии: как языковая политика должна строиться, и когда этот законопроект будет внесен. Уверен, в будущем появятся самые интересные разговоры.
Словом, в обществе позиции «за» и «против» озвучены, определены, теперь задача власти – найти некую золотую середину.
— К слову, о выборах. К чему приведут изменения, произошедшие на отечественном партийном поле?
— Сегодня власть определилась с тем, какой она хочет видеть парламент. Я думаю, что она хочет видеть двухпартийный парламент. В идеале, как мне видится, у нас должен быть трехпартийный парламент. Это, скажем, центристский «Нур Отан», правый «Ак жол» и какая-то из оппозиционных партий. Но я считаю, что этот вариант пока нереализуем – наши власти к такой системе не готовы. У нас предвидится вариант с «Нур Отаном» и «Ак жолом». Более того, думаю, это будет полуторапартийная система (если честно, эту систему назвать двухпартийной трудно). Но даже такое усложнение политической жизни пойдет на благо стране.
Абсолютно уверен, что «задвинут» Коммунистическую партию Казахстана, за которой стоят Мухтар Аблязов и Рахат Алиев. Потому что власть не может себе позволить, чтобы они использовали парламентскую трибуну и предвыборную трибуну для выхода на телеканалы с целью дискредитации режима.
Вообще же, хочу с удовольствием отметить, что происходит омоложение парламента, правительства и постепенно отходят на второй план некоторые наиболее одиозные персонажи.
— Тема религии также не сходит сегодня со страниц газет и различных трибун…
— Да, болезненная тема, равно как и языковой вопрос. Религия – важный системообразующий фактор, который определяет мышление, мировоззрение человека. Если человек находится на какой-то религиозной платформе, понятно, что поменять ее будет очень трудно. К сожалению, после обретения независимости в течение долгого времени у государства не доходили руки, чтобы заниматься религиозными вопросами, поскольку закрепилось семидесятилетнее атеистическое сознание. Все духовные, культурные традиции были разорваны и никто, по сути, даже не знал, что за миссионеры приходят, что за джамааты, откуда они, что собой представляют.
Религиозные течения за эти двадцать лет укрепились. Это не просто религиозные одиночки-фанатики. За некоторыми такими течениями стоят серьезные большие международные организации, которые имеют очень хорошее финансирование. Я знаю, что некоторые из таких организаций сегодня занимаются рэкетом. Они запугиванием или обманом отнимают деньги у бизнесменов. И вот эти факторы уже в Актобе, Атырау и в других регионах начинают «выстреливать» и очень больно. И чтобы мы преодолели данную ситуацию, считаю, нужно первым делом определить правила игры. То есть, подкрепить законом. Тот закон, который сейчас работает, и в который вносились изменения, к сожалению, не имеет целостной картины и излишне либерален в этом смысле.
Духовным управлением должна проводиться большая работа. Нам нужно открывать свои исламские школы. Да что там говорить, у нас сегодня нет нормальных теологов! Сколько я езжу и убеждаюсь, что в этом плане ситуация плачевная. Наверное, по всей стране пять-шесть грамотных теологов наберется, не больше. Вот когда мы все эти вопросы решим, то можно уже будет говорить об улучшении ситуации.
— Страна готовится отметить 20-летие своей независимости. С Вашей точки зрения, чего мы достигли за этот пройденный нами исторический отрезок времени?
— Хотелось бы отметить то, как поднялся на ноги за годы независимости малый и средний бизнес. Как и говорил наш Президент, нам нужно не только добычей нефти заниматься. Я же от себя скажу следующее: открыть свой бизнес, поставить его на ноги, получать стабильный доход и развивать его – вот это действительно дело. И сегодня у нас таких бизнесменов очень много в стране.
Главным же результатом 20-летия независимости я бы назвал появление нового поколения молодых граждан, которые не имеют тоталитарного опыта. За эти годы выросло целое поколение умных, эрудированных казахстанцев. И они уже многого добиваются – работают в престижных организациях, открывают свое дело, тем самым работают на экономику Казахстана. Это очень многое значит, и это говорит о том, что в стране созданы все условия для этого.

Подготовила Надежда ШИЛЬМАН