Дырявый капкан для браконьера

капкан для браконьера Общество

На Каспии браконьеры на мощных байдах внаглую пролетали буквально в нескольких метрах от инспекторской лодки и оттуда издевательски махали нам вслед. Но инспекторы даже не пытались их догнать. Разве такое возможно при проведении масштабной оперативно-профилактической операции «БЕКIРЕ-2016»?


Отоспавшись и… в море

За долгую работу в «Прикаспийской коммуне» не единожды участвовала в профилактических рейдах по пресечению незаконной добычи рыбы на водоемах Урало-Каспийского бассейна, и мне есть с чем сравнить то, что удалось увидеть 15 апреля в процессе профилактической работы инспекторов Атырауской территориальной инспекции лесного хозяйства и животного мира (рыбоохраны).

Попросив взять меня в рейд, получила «добро» представителей рыбоохраны, и в десятом часу пятницы, 15 апреля, с пирса набережной Урала в поселке Балыкши два катера КС-110 с оперативной группой рыбоохраны и журналистами двинулись в направлении Каспийского моря. В Плане Нации «100 конкретных шагов по реализации 5 институциональных реформ» Президент страны Нурсултан Назарбаев подчеркнул, что «мы учимся быть рачительными хозяевами своей земли». Что делается для предотвращения браконьерства конкретным ведомством?

— Наша цель — осмотреть водоемы, пресечь незаконный лов рыбы. Вы посмотрите на будни работников инспекции, — знакомясь с нами, добавляет главный специалист инспекции Рустем Куркутов. – Пока поедем на катерах, а дальше нас будут ждать казанки, на которых можно выйти в море.

Учитывая свой отнюдь не маленький опыт рейдовых мероприятий, проведенных совместно с сотрудниками водной полиции, поначалу засомневалась относительно времени начала профилактической «вылазки» за бракашами. Раньше мы выезжали на судне в ночь, следом шла пара-тройка казанок, а прочесывание территории  начинали едва с рассветом, часов в пять. Брали браконьеров «тепленькими», кого-то уже с солидным урожаем севрюг и осетров, кого-то — только закидывающих сети. Были и крутые виражи в процессе погони на утлых казанках за беглецами, и от этого процесса отчаянно сжималось сердце, и выбрасывание бракашами на полном ходу из своих лодок толстенных осетров, и ружье, наставленное на людей в погонах.

Ну что ж, раз теперь такие правила, что надо выезжать засветло, отоспавшись и позавтракав, спокойно доберемся до моря. Однако мои размышления были разбиты в пух и прах последовавшими затем шокирующими событиями, которые ясно дали понять, что для инспекторов рыбоохраны не имеет никакого значения время, в какое браконьер выходит на охоту. Впрочем, мои сомнения оказались не единичными. Дальше будет еще интереснее.

— Сначала посетим тоневые участки. Посмотрим, как рыбаки ловят, сколько уже успели наловить, — добавляет главный инспектор рыбоохраны Геннадий Джармагамбетов. — А потом уже в море.

Улыбка рыбачки

Наши суда направляются в сторону устья Урала. В этот день погода была словно на заказ. Штиль. В каюте сидеть совсем не хочется, и под монотонное и сочное урчание мотора КС выхожу на палубу и наблюдаю за красотами реки. Кружат и «хохочут» огромные белые чайки. Режет глаза узость реки. Да, наш седой Урал-батюшка мелеет год за годом, уже не столь большие урожаи национального достояния добывают рыбаки, душит меня обида.

— Последний раз дноуглубительные работы проводились года три назад. Река мелеет, заиливаются рыбоходные рукава, а в такой ситуации какая рыба будет заходить в наш водоем, — сокрушается инспектор рыбоохраны Геннадий Жармагамбетов. — Большой земснаряд из России для мелиоративных работ стоит у причала, но все впустую, он не используется, так как дноуглубление стоит немаленьких денег.

Патрульный катер подплывает к Нижнедамбинскому тоневому участку ТОО «Жемчужина». Рыбаки тянут сеть, и в ней видны редкие серебристые рыбешки. Процесс добычи национального достояния тут же контролирует человек в форме сотрудника инспекции, стоящий на возвышении тони.

Работа рыбака не мед. Попробуй, потягай невод, да все время в воде. Между тем, в путину наравне с мужчинами трудовую вахту несут женщины.

— Не тяжело вам? — поинтересовалась у одной из рыбачек, стоящей в огромных резиновых сапогах и прорезиненной одежде. А она только улыбнулась в ответ и отрицательно покачала головой.

На наших глазах в огромный чан опускают очередную партию рыбы частиковых пород, сливающуюся туда как по маслу.

— За четыре часа поймали всего 1 тонну 200 килограммов, это мало, — вводит в курс дела главный специалист Дамбинского отдела инспекции Амангельды Актанов. — Рыбацкие звенья меняются через каждые четыре часа.

Если вдруг в сети производственных кооперативов «залетит» рыба осетровых пород, то для нее приготовлена железная лодка, с отверстиями. Ценный груз должны поместить туда, а потом сдать государству.

На чужой лодке

Наш путь продолжается, и спустя какое-то время КС причаливает к посту Дамбинской инспекции. Рейдовую бригаду разбивают на две, и мы рассаживаемся по казанкам. Мне досталась мощная лодка, схожая с байдой, с подвесным мотором «Ямаха», развивающим скорость до 75 километров в час. Как выяснилось, судно на балансе инспекции не состоит, а взято у частных лиц.

Бросаю взгляд на часы, уже 11 часов.

— Через полчаса доедем до моря, — поясняет рулевой лодки, инспектор Нурболат Каратикеев.

Шелковый воздух

Вот и Каспий. Небо сливается с водой, и только здесь виден длинный горизонт. Аж дух захватывает, в городе это увидеть невозможно, обзор закрывают дома и другие сооружения. Вода чистая-пречистая. А воздух! Будто шелк, настолько нежно обволакивающий, что надышаться им просто невозможно. Природа Каспия — удивительная. Эх, такая красота под боком, всего-то тридцать километров от Атырау, а внутренний туризм и отдых на таком прекрасном море в Прикаспии ну никак не раскрутится, бурчала про себя поневоле. Наверное, многие деловые люди считают, да незачем заморачиваться, лучше построить очередной ресторан — просто и сердито. И теряют золотую жилу.

На море слышен постоянный шум моторных лодок. Казанки кооперативов «шастают» туда сюда, море — как проходной двор. Следом заурчал небольшой катер пограничников.

Вот еще одна рыбацкая казанка, а в ней трое человек. Все в масках, будто бойцы СОБРа. Лодка набита только что выловленным сазаном. Главный инспектор отдела охраны природных ресурсов инспекции Калаубай Кулешов просит рыбаков снять маски и  показать документы, открыть отсеки в судне. На приемном пункте лодку проверят полностью.

— Смотрим, чтобы все соответствующие документы были — билеты, разрешение на лов в Северо-Восточной части Каспийского моря, — добавляет Калаубай Кулешов.

Спустя пару минут попалась еще одна лодка. Работник кооператива «Стандарт» не хотел снимать маску, но после требований инспекторов подчинился.

— С утра рыбы не было, только поймали около 200 килограммов сазана, — рыбак протягивает сотруднику инспекции папку с документами.

— А осетровые попадались?

— В этом году еще не видели.

А мне не хочется верить, что ребята лукавят.

Кружим по морю. Проштудировали еще документы у рыбаков кооперативов «Восток», «Сев Каспий Фиш», «Долгий-1».

13 часов 10 минут. Делаем «стоп» для лодки природопользователя из ТОО «Восток». Два рыбака, показалось, несколько сникли при просьбе инспекторов открыть отсек. Там были небольшие мешки. А в них…

— Сети, — спокойно ответили рыбаки.

Оказалось, оружия лова — не простые, а китайские, запрещенные к использованию на территории Республики Казахстан. Парадокс состоит в том, что привлечь к ответственности за такие сети нельзя. Вот если бы они уже ловили ими, тогда да. Раз сети в мешках, следовательно, это табу на оформление административного материала.

— Надо вносить изменения в Административный кодекс. Если человека задержали с запрещенными сетями, пусть даже упакованными, значит у него имелся умысел на их использование, — доказывают инспекторы.

Мы продолжили на байде утюжить морские волны. В поисках чужой лодки пристально вглядываемся вдаль.

А ну-ка, догони!

Основная работа инспекции рыбоохраны приходится на весну, ведь именно в это время рыба идет на нерест. Так что ей надо дать возможность пройти. Осенью рыбешка мигрирует в зимовальные ямы. На весь Прикаспий всего 70 инспекторов и 10 катеров, среди которых нет ни одного морского. И это для круглосуточной работы по проведению рыбоохранных мероприятий? Лодки для нашего рейда сотрудники территориальной инспекции попросили у частных лиц. Разве подобное допустимо? А другого выхода нет. Попробуй, достань браконьера. Они умудряются проникнуть туда, куда им надо, пройти через все кордоны. Пробраться в Каспий можно по рыбоходным каналам, так как они практически не охраняются. Лодки прячут в камышах и при удобном случае выходят на дело. Плохой погодой браконьеров не испугать, даже если начнет штормить, рыбалка в море все равно состоится. Главная задача бракаша — любой ценой собрать рыбный урожай, поэтому он идет даже на смертельный риск. Увы, в регионе были случаи, когда при шторме в море пропадали рыбаки.

13 часов 30 минут. На горизонте замечаем еще две лодки и разворачиваемся в их направлении. Буквально через минуту мощные байды пулей пролетели мимо нас. С одной из них нам …помахали. «Браконьеры, жанбайские», — услышала за спиной. Мы рванули за ними. Да куда там, с нашим одномоторным судном разве угнаться за двухмоторными лодками? И они быстро растаяли за горизонтом.

— Догнать не сможем, и бензина до Жанбая не хватит, — объяснили инспекторы.

— Тогда какой смысл в таких рейдах? Покататься?

Вопрос повис в воздухе. Со скудным техническим ассортиментом рыбоохраны смешно тягаться с хорошо экипированными браконьерами. По словам инспекторов, уйти далеко в море, на расстояние примерно 70-80 километров, браконьеры из Жанбая не могут, там охрану несут пограничники, имеющие суда с высокой посадкой, и они догонят хоть кого. Вот и не лезут в те координаты. Но зато жанбайские любители незаконной рыбалки спокойно хозяйничают в прибрежной части Каспия, зная, что их никто не догонит. Стало быть, им на руку плохое оснащение рыбоохраны. Получается, что контроль инспекторы ведут только за рыбаками производственных кооперативов, они-то убежать никуда не пытаются.

«Жигули» — это не «Мерседес»

Инспекторы сетуют, что бюджет у структуры – республиканский, поэтому даже чтобы авторучку приобрести, приходится пройти долгие процедуры.

— Речные суда, которые у нас на балансе, совсем не предназначены для морских задержаний, — акцентировал главный специалист Рустем Куркутов.

— Ловить хорошо оснащенные лодки браконьеров — все равно, что  «Жигули» будет догонять «Мерседес», — разъясняет и.о. руководителя отдела охраны природных ресурсов Атырауской областной территориальной инспекции лесного хозяйства и животного мира Азиз Нуралиев.

По словам Азиза Нуралиева, техническое обеспечение инспекции очень слабое. Догнать браконьера, у которого двухмоторная восьмиметровая байда, развивающая скорость до 200 и выше километров, нереально.

— Даже если и удастся поймать браконьера с такой лодкой, то только по чистой случайности, мотор заклинит или что еще, — сообщает он информацию, вызывающую недоумение.

…С каждым годом запасы рыб осетровых и частиковых пород скудеют. Рейд, проведенный с сотрудниками инспекции рыбоохраны, убедительно показал, что в Урало-Каспийском бассейне не все так просто, поймать с поличным браконьеров – задача не из легких. Профилактическая операция «БЕКIРЕ-2016» продолжается, и нужно принять все меры, чтобы ни один нарушитель не имел возможности хозяйничать на Каспии и на Урале.      

Светлана НОВАК

Поделиться с друзьями
Аватар

Администратор сайта

Оцените автора
( Пока оценок нет )
Прикаспийская коммуна