«Прикаспийка» времен Виктора Михайловича

Сегодня, 2 ноября, главному редактору «Прикаспийской коммуны» образца 2003-2010 годов – Виктору Михайловичу Шигаеву исполнилось семьдесят!

Хорошая дата, солидная. И надо непременно рассказать о нашем Викторе Михайловиче.

Но как это сделать так, чтобы было интересно и вам, читателям, да еще и чтобы наша телевизионно-газетная братия вспомнила, хоть уже и пенсионера, но всегдашнего журналиста Виктора Шигаева? Я постараюсь.

По существу

Виктор Михайлович – мой первый главный редактор (ранее, когда я еще была не корреспондентом, а просто постоянным автором, главредом являлась Любовь Монастырская. Кстати, тоже Михайловна).

С самого начала он мне показался суровым, хмурым начальником, попивающим после каждой планерки наикрепчайший кофе. Это сейчас, по прошествии немалого количества лет, проведенных в «Прикаспийке», понимаю, что порой в финале летучек-собраний можно запросто чего и покрепче принять: шутка ли — творческий коллектив? А тогда гадала – почему кофе и почему так много? А насчет «хмурого» — это только так казалось. Просто Виктор Михайлович улыбался и сейчас улыбается по существу. И это – самая первая его характерная черта.

Сурьёзная тема!

Несмотря на то, что «Прикаспийке» приходится освещать порой скучные чиновничьи мероприятия, надо и такие темы искать, чтобы читателя зацепить. Этого всегда требовал Виктор Михайлович и, в принципе, давал волю в поиске тем.

Бывало, что и получал «шишки» сверху за опубликованные, быть может, слишком смелые статьи своих журналистов, и нередко ругался с тогдашним директором «Акпарата» Ергеном Дошаевым, отстаивая свою точку зрения. Эх, сколько всего не знает читатель, когда держит перед собой очередной номер «Прикаспийки», скольких трудов и нервов доставляет порой самая мелкая заметка. Но вам и не нужно знать. Как говаривал Виктор Михайлович, читателю важно то, что выйдет в газете, а не внутренние редакционные дела.

Но если корреспондент не так написал статью, то главред вызывал к себе. «Садись», — начинал Виктор Михайлович, а значит, материал написан не так и стоит его «перелопатить». Однако, Шигаев не предлагал, не навязывал свое мнение никогда. Не дописывал. Он разговаривал с автором, будто наставляя его на путь истинный. И после таких мастер-классов материал получался читабельным, интересным.

К концу года на подоконнике у Виктора Михайловича скапливалось энное количество материалов, которые просто не шли в печать. Ну не нравились они шефу, но при этом и в корзину выкидывать рука не поднималась. Поэтому главред складировал их таким образом.

Темы он нередко предлагал сам, но, опять же, ненавязчиво, а как бы в ходе обсуждения. Высшей оценкой важности поднимаемой проблемы считалась фраза Виктора Шигаева: «Это сурьёзная тема!». Мы ее все очень хорошо помним и порой ее так не хватает! А когда наступали летние дни и многие журналисты находились в отпусках, Виктор Михайлович напоминал тем коммунарам, которых «мало, но мы в тельняшках», чтобы активизировались и по возможности почаще писали, ведь, «газета как крокодил – жрет всё».

Требовательный.

Субботнее чтиво, «Город и горожане», «Из зала суда», «Вантуз», «Моряна», «Спрашивали? Отвечаем!», «Диалог», «Подружка» — главред требовал, чтобы эти тематические полосы выходили регулярно.

«Читатель ждет их! Редакция не может не поставить эти страницы или сорвать их выход!», — грозно говорил нам Виктор Михайлович и мы, журналисты, после такой «разнарядки» шли творить. Между прочим, преданность Читателю, наверное, у меня от Виктора Михайловича. Я действительно очень хочу, чтобы в газете было что почитать, и все время ищу интересные темы, интересных, необычных интервьюируемых… То же самое могу сказать и о моих коллегах.

Помимо статей, Шигаев был требователен к тому, чтобы никого никогда не обижали в редакции (в каждом газетном коллективе бывают творческие придирки) и никого не забывали: начиная от журналиста, который, по мнению других, «не так написал репортаж, как надо», и заканчивая сотрудником, у которого сегодня родился малыш и поэтому его непременно нужно поздравить.

Заботливый.

Однажды на Новый год – по-моему, 2005-2006 — в редакции была сильная нагрузка (а в те времена «ПК» выходила три раза в неделю), очень много мероприятий, событий. Тридцать первого декабря мы выпустили праздничный новогодний номер газеты, и Виктор Михайлович робко заметил на новогоднем чаепитии в редакции: пойду домашним подарки куплю – все никак не успеваю.

Виктор Шигаев очень заботливый семьянин и супруг. Вот вам только одно воспоминание: как-то День журналистики «Прикаспийка» праздновала в ресторане, что неподалеку с цветочными магазинами, на «Юности». Уже расходиться, а Виктор Михайлович цветы пошел покупать жене…

Возвращаясь к работе, замечу, что много молодых корреспондентов пришли в редакцию при нем, которым он давал практически полную свободу действий: Евгений Самарин, Айнура Жубанова, Шынар Текеева, а Александр Пастухов, на тот момент известный в городе журналист, стал его первым замом.

Чай с шефом

На работу – всегда стильный, в галстуке, только летом, в жару, он снимал его, а вот на субботник, как все – в свободной форме. Шигаев сам лично копал грядки по весне на территории «Акпарата», окучивал деревца, подавая пример другим руководящим работникам.

Не каждый работник может похвастаться тем, что начальник пьет чай и ест тобой приготовленный торт у тебя на дне рождения в кабинете. А Виктор Михайлович никогда этим не пренебрегал, обязательно пробовал лакомство того или иного именинника, но и тактично завершал мероприятие. «Тамара Фёдоровна, как допьете чай — зайдете», — говорил, к примеру, Тамаре Максимихине, при нем работавшей обозревателем отдела общественно-политической жизни, и было ясно: пора «сворачиваться»…

Времена меняются, сегодня главредом «Прикаспийки» является Насип Шалабаева, также ученица Шигаева. Но по сей день в газете живут рубрики, придуманные Виктором Михайловичем, и почти также в редакции уютно и тепло. И мы всегда ждем сурового, на первый взгляд, Виктора Михайловича, который сейчас заглянет в кабинет, улыбнется — по существу, и спросит: «Что, всё пишете?».

С днем рождения, Виктор Михайлович!

Надежда ШИЛЬМАН