Первооткрыватель Тенгиза

Нынешний юбилейный год славен многими событиями. Если говорить конкретно о нефтяной отрасли, то мы отмечаем 25-летие тенгизской нефти. Становление нефтяной отрасли — это большая история, которую творили все: начиная от геологов-нефтяников, руководителей производств до самых простых рабочих. И сегодня мы с уверенностью можем говорить о том, что 25 лет тому назад началась новая эра развития отечественной нефтяной промышленности. Это результат труда наших заслуженных ветеранов, имена которых золотыми буквами вписаны в летопись отечественной нефтянки. В когорте этих уважаемых аксакалов, чей труд достоин всяческих похвал и уважения, первооткрыватель Тенгиза, лауреат Государственной премии Республики Казахстан Махаш Балгимбаев. В эти дни он бы отмечал свое 85-летие.

Вся его жизнь была отдана служению своей стране, своей профессии. Трудно перечислить все его регалии и титулы: отличник нефтяной промышленности СССР, почетный нефтяник СССР, заслуженный геологоразведчик Казахстана, лауреат Государственной премии, кандидат геолого-минералогических наук, профессор, кавалер орденов «Знак Почета» и «??рмет». Кстати, по его же собственному признанию, феномен Тенгиза начался для него еще в 1967 году, когда будучи главным геологом Биикжальской экспедиции сверхглубокого бурения, начал изучать и исследовать перспективы нефтегазоносности подсолевых палеозойских отложений на юго-востоке Прикаспийской впадины. А результаты исследования были отражены в кандидатской диссертации, после защиты которой в 1972-м году Махаш Балгимбаев был приглашен в систему «Эмбанефти» во вновь организованное Балыкшинское управление разведочного бурения (БУРБ).

«Махаш Балгимбаев, — вспоминает другой первооткрыватель Тенгиза Орынгазы Есказиев в своей книге «Ступени жизни», — мой коллега. Почти 15-20 лет мы тянули одну лямку. Маке на протяжении многих лет был главным геологом Биикжальской экспедиции глубокого бурения. Именно обобщив местный опыт, там и защитился и стал кандидатом геолого-минералогических наук. Как он всегда говорил, красной нитью его научного труда проходит тема перспективы запасов нефти Каспийского региона. Иначе говоря, Маке — ученый-практик, на деле реализующий учение академика Г.М. Губкина, которое тот проповедовал еще в 30-е годы прошлого столетия. Он был инициатором нанесения на геологическую карту месторождений Пустынный, Тажигали, Тенгизское и Королевское.

Он мечтал, чтобы запасы черного золота Казахстана прирастали все новыми месторождениями. И поэтому неустанно ратовал за то, чтобы труд нефтяника был престижным, чтобы они получали все, чего достойны. Чтобы был оценен вклад первых поколений нефтяников. Написанная им книга «Нефтяная Эмба» (она не первая, были еще раньше написаны «Феномен Тенгиза» и «Стадии нефтяной операции», а сколько еще технических монографий, пособий и брошюр выпущено) с полным правом может называться энциклопедией, исторической хроникой. Кстати, сам автор вторым названием ее сделал «Летопись вековой истории». Здесь все достоверно, все точно. И все пропущено через сердце человека, влюбленного в свой край, свою профессию, преклоняющегося перед теми, кто сделал так много для становления нефтяной индустрии Казахстана, кто совершал поистине трудовые подвиги все эти годы и каждый день. Внедряя новое, повышая производительность. А какой гордостью и восхищением пронизана каждая строка о нефтяниках военного поколения, о том, что нефтяная Эмба смогла компенсировать стране нехватку нефти Кавказа, захваченного фашистами. Только человек, всего себя отдавший своему делу, мог так емко увидеть все проблемы, все недостатки в организации нефтяной отрасли, с такой болью констатировать недостаточное внимание к жителям нефтяных поселков. Тот, кто внимательно читал эту книгу, может удостовериться, что это программа действий для руководства отрасли, региона. И еще красной нитью проходит мысль о необходимости совершенствования знаний, иначе нам не овладеть передовой техникой. «И сегодня, когда нам снова приходится доказывать, что мы вполне конкурентоспособны, что с иностранными партнерами можем работать как равные, мы должны вспомнить, — писал М. Балгимбаев, — что к началу 80-х годов в Казахстане более половины всех нефтеразведочных партий и экспедиций, нефтедобывающих предприятий было укомплектовано представителями коренного населения, работавшими не только на уровне среднетехнического звена, но и в качестве руководителей министерств, ведомств, геологических, геофизических учреждений и нефтедобывающих предприятий. Несомненно, в становлении нефтегазовой отрасли Казахстана большую роль сыграли работы выпускников и сотрудников наших вузов и научно-исследовательских институтов».

Он как магнит притягивал молодежь, на его лекциях всегда было стопроцентное посещение, его любили и через него многие полюбили профессию геолога. Этим он как бы заложил основу будущих уникальных открытий выпускниками института нефти и газа, где много лет преподавал.

Книга вышла 15 лет назад, а писалась-то еще раньше, и мы, сотрудники «Прикаспийской коммуны», гордимся, что самыми первыми с ее содержанием знакомились читатели нашей газеты.

После Тенгиза были еще и другие победы — открытие очень богатых месторождений — Центральная и Восточная Прорва, а еще — Восточный Макат, Ровное, Матин, Ботахан. Дипломами, грамотами отмечены многие его экономичные проекты, смелые технические идеи. Этим он отличался всегда. И все-таки главной победой он считал Тенгиз. Сколько трудностей пришлось пережить при разработке этого месторождения. Первооткрыватели, первопроходцы Тенгиза и сегодня являются образцом высокой нравственности и профессионализма, тогда были мобилизованы все усилия, лучшие умы среди нефтяников области и всей страны были направлены на то, чтобы богатства Тенгиза начали служить людям. Махаш Балгимбаев вместе со своими коллегами дневал и ночевал на Тенгизском промысле. Сколько сил вложил вместе со своими соратниками, доказывая, что нельзя сворачивать разведочные работы на Тенгизе, что здесь будет нефть не просто большая, а… бесконечная. Целое море нефти, и отталкиваясь от этого слова «море» («те?із»), и было дано название новому месторождению. Кстати, в предисловии к упомянутой книге он пишет: «Освоение месторождения «Тенгиз — море нефти», название которого предложено автором настоящей работы, вызвало море проблем. Подробнее об этих проблемах и о их решении и преодолении он пишет в своей книге «Феномен Тенгиза», являющейся, можно сказать, дневником-инструкцией для последующих поколений буровиков. И снова Махаш Балгимбаевич пишет (приводим дословно, сохраняя его форму описания в третьем лице): «Название «Тенгиз», наиболее перспективной из подсолевых структур, было присвоено М.Б. Балгимбаевым, главным геологом БУРБ, который занимался вплотную этим месторождением».

Вот какое его воспоминание об этом приводит в своей книге «Тенгизское чудо» член Союза журналистов и Союза писателей РК, лауреат премии Союза журналистов Казахстана Каржау Оразбаев. « В 1972-м году меня пригласили на работу в Балыкшинское управление разведочного бурения. Начали разворачиваться буровые работы на месторождении. Тогда все нужно было согласовывать в Министерстве нефтяной промышленности Союза, Совете Министров, даже Центральном Комитете КПСС. Изначально хотели бурить три глубоких скважины, но центр дал согласие только на одну. Для бурения выделили 25 тысяч квадратных метров. Тогда название «Тенгиз» еще не было задокументировано. В то время было принято называть месторождения именами космонавтов. Нам же хотелось назвать как-то в традициях своего народа, умеющего четко обозначить любое место или предмет. Думали над этим. Однажды утром зашел с очередным рабочим вопросом к главному геологу объединения. Жолдаскали Ахметович (Досмухамбетов — лауреат Ленинской премии — Л.М.), как всегда был приветлив, но и озабоченность чувствовалась. «Скоро в Москву едем. Хорошо бы месторождению, которое собираемся бурить, дать казахское название. Как считаешь?». « Мы ведь планируем с этого месторождения получить море нефти. Так давайте, чтобы наше желание исполнилось, назовем его Тенгиз», — ответил я. Он поддержал мое предложение. Вот так появилось название. Но в документах оно впервые появилось в 1975-м году».

Так что мы должны быть благодарны этим людям за то, что так много говорящее имя носит месторождение, принесшее нашей стране так много пользы. Можно сказать, что с открытием Тенгиза началась новая эпоха, новая эра в нефтяной отрасли. Это уникальное и не имеющее аналогов месторождение выдвинуло нашу страну в число крупнейших нефтедобывающих государств.

Тенгиз стал, по сути, объектом успешного международного сотрудничества и символом казахстанско-американской дружбы. Много трудностей было пережито, но зато много было и радостей. Разве это не радость, видеть, каким успехом для региона обернулись те нелегкие, но прекрасные дни?

Значимость Тенгизского месторождения велика не только для развития экономики страны, но и в плане политики, социального развития региона. И земной поклон должны мы принести всем, отдавшим свои силы, талант для осуществления этого прекрасного проекта.

Вполне закономерно, что имя Махаша Балгимбаева в когорте первооткрывателей Тенгиза. Именно ему вместе с Булекбаем Сагынгалиевым, таким же рыцарем без страха и упрека, с завидным упорством и мужеством отстаивающим необходимость разработки уникального месторождения, в 1988 году было присвоено звание первооткрывателя месторождения Тенгиз. А в 1995-м лауреатом Государственной премии стали сразу несколько первопроходцев, достойных сынов Отчизны, посвятивших ей свой труд и всю жизнь.

Все те, кто работал под его началом, кому выпало счастье пообщаться с ним, попадали под обаяние этого удивительного человека, широчайше образованного профессионала, до мозга костей нефтяника. Именно в годы его руководства геологической службой было открыто более 20 месторождений нефти и газа. Он привлекал к работе знающих, толковых специалистов, вообще, давал каждому сотруднику шанс на самоутверждение, ходатайствовал за них, помогал в работе советами, но мог быть и строгим, требовательным. Он был мягким, добрым, улыбчивым и одновременно твердым как сталь, когда это касалось работы, принципиальных моментов. Он умел отстоять свою позицию, когда был уверен в своей правоте, не боялся испортить отношения с вышестоящими. Но умел и прислушаться к мнению других, согласиться с оппонентом, это дорогого стоит — не бояться признаться, что ты не прав, и принять иную точку зрения. Ибо самым главным для него были эффективность и результативность труда на благо родной земли.

И имя Махаша Балгимбаева должно звучать в ряду имен самых достойных сынов Отечества.

В КАЧЕСТВЕ ПОСТСКРИПТУМА
Хотелось бы добавить несколько строк об участии в разработке месторождения Тенгиз других представителей династии Балгимбаевых. Вот факты:

— Нурлан Утепович Балгимбаев курировал Тенгиз от Министерства нефтяной промышленности и непосредственно руководил его запуском в 1991 году;

— Нурман — сын старшего брата Махаша Койшигары — работал буровым мастером в БУРБ и пробурил 12-ую и 45-ую скважины на Тенгизе. Был руководителем казахстанской бригады, которая помогала иностранцам в тушении 37-й скважины;

— сын Махаша Гариполла на Тенгизе начинал в 1987 году. Работал оператором цеха добычи, лебедчиком по освоению скважин, с 1990 года — технолог промысла. Участвовал в качестве старшего технолога на ЦПМ (центральный производственный манифольд) при запуске месторождения в 1991 году. Проработал на месторождении 7 лет. В дальнейшем принимал участие в работе ТШО от компаний-акционеров Mobil и Chevron.
Также в разное время на Тенгизе работали и продолжают работать представители этой славной династии.
Марат и Бауржан — сыновья брата Махаша Утали и Ануар — сын Утепа — работали в военизированном газоспасательном отряде.

— дочь Махаша Бибигуль была врачом-терапевтом в Тенгизской клинике, Саламат (сын Утепа) механиком в системе центральной базе производственного обеспечения, также там продолжают трудиться Мурат и Бахытжан — дети Койшигары.

— сын Нурлана Утеповича – Тулеген оказывает услуги по строительству ТШО.

Поистине для них Тенгиз — дело семейное.

Любовь МОНАСТЫРСКАЯ