Когда должность не отдаляет, а приближает к людям

Халел УЗБЕКГАЛИЕВ родился в городе Атырау в 1928 году (2003). В трудные военные годы окончил геологический факультет нефтяного техникума и стал работать в буровых предприятиях Эмбы. Начинал свой трудовой путь с помощника бурильщика, затем стал мастером. После окончания Московского института нефти и газа имени Губкина снова на переднем крае добычи. Начальник нефтеразведки Дангар, главный инженер Макатской конторы глубокого бурения. С 1959-го по 1978-й — управляющий трестом «Мангышлакнефтегазразведка». Один из организаторов освоения Мангышлака. Первооткрыватель месторождений Узень, Жетыбай, Тенге, Каражамбас, Северные Бузачи, Каламкас. Как высококвалифицированного специалиста и талантливого организатора производства в 1978-году его назначают заместителем министра геологии КазССР, курирующим разведочные работы на нефть и газ, где он проработал вплоть до расформирования министерства (в 1987-м). И затем стал первым заместителем начальника главка «Казгеология». Автор более 40 статей о развитии нефтяной и газовой промышленности. Лауреат Ленинской премии, заслуженный геологоразведчик КазССР, Почетный разведчик недр. Награжден орденами Ленина, Трудового Красного Знамени, почетной грамотой Верховного Совета КазССР.
Каждый, с кем пришлось разговаривать о Халеле Жагипаровиче, подчеркивал его достоинства. Это профессионализм, высокая эрудиция, интеллигентность. Особо оттеняли его такие, довольно редкие для руководителя столь крупного масштаба, качества, как скромность, доступность, простота в обхождении, внимание к каждому сотруднику, умение сопереживать, сочувствовать.
Где бы ему ни доводилось работать, он проявлял себя как отличный организатор, эрудированный технический руководитель. Нефтяники подчеркивали, что с ним было легко решать производственные проблемы, так как в отличие от других руководителей, большей частью гуманитариев, выпускников партшкол, он имел геологическое образование и солидный опыт. И без лишних слов понимал суть проблемы, мог мыслить настолько «глубоко», насколько было нужно.
Очень уважал мнение других специалистов, прислушивался всегда к замечаниям, если видел, что они продиктованы заботой о деле. Сформированные на предприятиях треста, сразу после создания «Мангышлакнефтегазразведки», технические советы стали подлинными штабами по внедрению на буровых новой техники и передовой технологии.
«Ведущие специалисты треста, — вспоминает известный геолог, доктор геолого-минералогических наук, заслуженный работник промышленности Балтабек Куандыков, — ставшие потом крупными руководителями отрасли получали здесь производственный опыт и закалку. Именно здесь начали применяться новые, современные технологии отрасли».
Модернизация буровых работ позволила значительно ускорить темпы и объемы бурения на Мангышлаке – с 1959 по 1965-й годы в 13 раз. Но главным результатом, конечно, явился все увеличивающийся поток мангышлакской нефти. В 1966-м году за открытие нефтегазоносной провинции на Южном Мангышлаке и разведку месторождений Узень и Жетыбай группа ученых и производственников получила Ленинскую премию. В том числе и Халел Жагипарович. А трест «Мангышлакнефтегазразведка» награжден орденом Трудового Красного Знамени за подготовку открытых месторождений к промышленной разработке. Подразделениями треста, которым руководил Халел Узбекгалиев, за десять лет были открыты, разведаны и переданы в промышленную разработку, кроме самых первых месторождений Жетыбай и Узень, еще несколько высокопродуктивных месторождений — Тенге, Тасбулат, Карамандыбас, Восточный Жетыбай и другие, ставшие базой для создания на западе республики еще одного крупного нефтегазового комплекса.
«Благодаря творческой инициативе, организационным способностям, неустанному труду и требовательности, — отмечалось в характеристике Халела Узбекгалиева, — была осуществлена большая работа по концентрации поисково-разведочных работ в наиболее перспективных направлениях Южного Мангышлака, успешно решались проблемы повышения уровня буровых работ, укрепления производственной дисциплины, материально-технического снабжения нефтеразведчиков, водоснабжения (что весьма проблематично в пустынном климате), обеспечения квалифицированными кадрами, а также строительства жилья и создания производственных баз в районе». Он сформировал коллектив, способный решать важнейшие народнохозяйственные задачи. И во многом благодаря самоотверженному труду нефтеразведчиков Южный Мангышлак из отдаленного необжитого региона превращается в растущий центр нефтехимической промышленности. Каждый километр, каждая структура здесь исхожены им вдоль и поперек. Самая модная и популярная у него обувь – сапоги. Даже когда уже был заместителем министра, приезжая на месторождение, он никогда не ограничивался беседой со специалистами, сам подходил к каждой буровой, проверял все досконально. А чтобы не обижались, повторял: «Доверяй, но проверяй. И вам же спокойнее, если, не дай Аллах, что — скажете, а ты куда смотрел». Он мог быть спокойным за ход дела, только лично всё, как говорится, «пощупав» и промерив. А заодно и прикидывал, что можно изменить, чтобы ускорить проходку, другие операции.
«Мангышлак — чистый лист бумаги, — писал один из соратников Узбекгалиева, первопроходцев полуострова видный инженер К.Мурзагалиев в статье, опубликованной в мае 1964-го в «Известиях» — На нем можно и поэму написать и унылую схему начертить. Но лучше поэму. Мы не одолеем пустыню, если забудем мечту о цветущей земле». Именно поэму создавали на «полуострове сокровищ», выстроив город, отмеченный специальной премией Юнеско, с высоким уровнем благоустройства. Быстрыми темпами возводились и благоустроенные рабочие поселки, обустраивались промыслы. Улучшались условия жизни людей. И во всем этом принимал живейшее участие Халел Узбекгалиев. Он заботился о быте каждого сотрудника, условиях жизни каждой семьи.
— Я помню, — рассказывает заслуженный геологоразведчик Казахской ССР, отличник разведки недр СССР Камка Умбеталина, — немало случаев, когда Халел Жагипарович показывал себя не столько руководителем, сколько заботливым отцом огромной семьи. Стоило только несколько расслабиться, снизить темпы, и он собирал совещание и вопрошал: «Если мы не закроем сейчас документацию по проходке, не дадим планового метража, то кто тогда нам даст зарплату, чем мы будем кормить больше трех тысяч человек?». Некоторые, услышавшие это в первый раз, поправляли Узбекгалиева, откуда, мол, такое количество сотрудников, их в полтора раза меньше. На что он спокойно пояснял: «В каждой семье есть дети, и они должны быть обеспечены всем необходимым. Мы за это тоже отвечаем». И он действительно заботился и о детях, и о родственниках своих сотрудников. Понимая, что если у человека семейные проблемы, полной отдачи на работе от него не жди. Зато, когда его семья живет в удобной квартире, когда он отводит ребенка в комфортабельный, с хорошими воспитателями детсад, когда знает, что его сын или дочь получат возможность приобрести хорошую специальность при поддержке предприятия – он постарается выложиться и принести коллективу как можно больше пользы.
И не только о бытовом комфорте заботился, он старался, чтобы люди росли профессионально, не только не ставил препоны на пути желающих продолжить образование, защитить диссертацию, а, напротив, способствовал, как-то регулировал их рабочие дни, отпуска. Даже непосредственно руководителем был, неофициальным правда, потому как сам так и не нашел времени оформить свои мысли, соображения, которых хватило бы не на одну докторскую, а не то что кандидатскую диссертацию. А как он старался, чтобы труд его сотрудников был достойно оценен. Сколько наград получили геологоразведчики именно благодаря его стараниям. Подруга его Суфья Хаировна была под стать ему — гостеприимная, приветливая. На добрый свет их окон привыкали люди идти запросто. И всегда здесь их ожидали привет и внимание. Известный в Атырау и уважаемый человек Бисен Саппаев говорит о том, что Узбекгалиев и его жена действительно были предназначены судьбой друг другу. Понимали друг друга с полувзгляда, души друг в друге не чаяли.
Сестра Узбекгалиева Магрифа считает его отцом, поскольку после смерти отца он заменил его и братьям своим, и сестренке, тем более, что она младше его на 16 лет, с восьми лет жила в семье брата. Так вот она вспоминает, что в Доссоре у них дверь никогда не закрывалась. Еще и начальником он не был, а люди привыкли идти к нему, делиться всем, что наболело, верили, что он сможет дать добрый совет. А когда рос по служебной лестнице, то уже не только морально, но и материально старался помочь.
На доме №66 четвертого микрорайона города Аккистау, в котором жила семья Узбекгалиевых, установлена мемориальная доска. Его имя присвоено Мангистаускому политехническому колледжу, у входа установлен его бронзовый бюст, есть комната-музей, где много можно узнать об этом удивительном человеке — Почетном гражданине нашей области.

Любовь МОНАСТЫРСКАЯ