ДЕФИЦИТ ГСМ СОЗДАН ИСКУССТВЕННО

Бензиновый кризис на заправочных станциях Казахстана продолжается, охватывая все новые области и регионы. На тысячах АЗС по всей стране, в том числе и столицы, можно практически круглые сутки наблюдать небывалое оживление. Включая и нашу нефтеносную и имеющую свой нефтеперерабатывающий завод область. Бензина или нет постоянно, как в сети заправок «Меркурий», или он появляется периодически – в сети заправок «Гелиос» и АО «КазМунайГаз Онимдери». Некоторые водители, доездившиеся до «нуля», вынуждены оставлять машины на АЗС. А дождавшись момента, когда горючее завезут, пытаются заправить полные баки и прихватить еще бензина в канистрах. Самым дефицитным продуктом, за которым водители выстраиваются в длинные очереди, оказался высокооктановый бензин марки АИ-92.

Но если в городе бензин можно отыскать, то в районах нашей области сделать это сложнее.

— Сегодня объехал все, что можно, но бензина АИ-92 нигде не нашел. Вынужден заправить машину восьмидесятым. Понимаю, что мотор может застучать. Но я таксист и мне надо кормить семью, — говорит Сансызбай Уалиев, которого мы встретили на кульсаринской АЗС в момент заправки иномарки низкооктановым бензином.

Более категоричны городские водители, оценки ситуации которых не всегда можно перевести на литературный язык.

— Это просто издевательство. Цена АИ-95 и так до 150-160 тенге подпрыгнула, так все равно, как в войну за хлебом, стоим в очереди. Раньше шутили, что лучше на велосипеде ездить, а теперь об этом можно говорить вполне серьезно. Тем более что не надо ходить к гадалке, чтобы понять: дефицит закончится очередным повышением цен, — делится ветеран труда Дмитрий Назаров.

Единственная позитивная информация за последний месяц: топливным кризисом, наконец, заинтересовались правительство, антимонопольное ведомство. Поэтому вместе со своими астанинскими коллегами мы решили получить ответы на волнующие водителей вопросы. Куда подевался бензин? Кто в этом виноват? И когда, наконец, он появится в свободной реализации?

На Атырауском НПЗ, куда первым делом мы отправились, говорят, что запасы ходовых марок бензина 80-го и 92-го на предприятии вполне достаточные. Ежедневно они отправляют с предприятия больше 400 тонн топлива. Но покрыть ажиотажный спрос даже пятикратно выросшими продажами одной сети автозаправочных станций, разумеется, не удается.

Специалисты называют сразу несколько объективных причин возникшего топливного кризиса. Высокооктановый бензин, произведенный в Казахстане, сегодня покрывает только 60 процентов потребностей отечественного рынка, поэтому еще 40 процентов этого топлива завозится в страну из соседней России. Минувшей весной стратегический импортер сам столкнулся с дефицитом бензина, повышением его стоимости, а еще соседи предполагали ввести новый технический регламент Евро-3. Из-за чего заводы, работающие по экологическому классу Евро-2, вынуждены были приостановить свою деятельность, и, как следствие, поставки в Казахстан в сентябре не состоялись. В итоге введение новшества в России отложили, тем временем спрос на бензин в Казахстане в это время заметно вырос.

— Наш рынок очень чувствительный. Любое прерывание цепочки поставки нефтепродуктов в регионы вызывает нездоровый ажиотаж, и он повлек за собой слухи о возможном увеличении цены, — заявил директор департамента министерства нефти и газа Республики Казахстан Куандык Калмурзин.

Предшествовал развитию ситуации и выход в июле этого года закона «О государственном регулировании производства и оборота отдельных видов нефтепродуктов», главное требование которого — исключить из бензинового бизнеса многочисленных посредников. Тех, кто не владея ни заправкой, ни нефтебазой, просто покупал, а затем перепродавал топливо по завышенной стоимости. Никто не говорит, что закон неправильный. Но, по мнению специалистов, беда в том, что ввели его очень быстро.

А еще в Казахстане был введен запрет на отправку на экспорт дизельного топлива. Идея вроде правильная — обеспечить рынок вдоволь хотя бы этим видом топлива. Но, как оказалось, этот запрет неожиданно уменьшил объемы выпускаемого казахстанскими заводами бензина. Надо сказать, что из легкой нефти вырабатывается 40 процентов бензина и 40 процентов дизтоплива. А из мангышлакской нефти, которая в мире считается одной из самых тяжелых и которую перерабатывает АНПЗ, получают всего 9 процентов бензина и 27 процентов дизтоплива. Много лет идет разговор о том, чтобы «Тенгизшевройл» оставлял в Казахстане хотя бы один миллион тонн своей легкой нефти. Что позволило бы Атыраускому или другим казахстанским заводам моментально увеличить выпуск светлых нефтепродуктов. Однако все переговоры правительства с ТШО эффекта не дают. Как отправляла компания всю высококачественную тенгизскую нефть на экспорт, так и отправляет.

Кстати будет сказать, пытаясь максимально задействовать старый завод, реконструкция которого только начинается, здесь с 9 сентября остановили установку каталитического риформинга.

— Это основной источник высокооктанового компонента. Проводим процедуру регенерации на этой установке. 25 сентября установка будет в режиме. Это даст нам дополнительный выход высокооктанового компонента. И мы начнем выпускать больше 92 бензина. Если по цифрам, то в октябре, по сравнению с августом, мы увеличим выпуск высокооктанового бензина АИ-92 с 14 тысяч до 22 тысяч тонн в месяц, — говорит Денис Козырев.

Не менее болезненным для всех нас вопросом является и цена на бензин. По словам министра нефти и газа Сауата Мынбаева, разрыв цен с Россией растет постоянно, и этот вопрос не проигнорируешь. По АИ-80 этот разрыв уже порядка 43 процентов. По дизтопливу — 40 процентов. Это, конечно, тоже не способствует насыщению рынка.

Поэтому в правительстве сложный вопрос ценообразования отныне будет решаться по одной специальной формуле. Чтобы навести порядок на рынке АЗС, в министерстве нефти и газа в ускоренном режиме подготовили специальные подзаконные акты, иными словами, правила реализации нового документа.

— Выработанная формула расчета складывается из мировой цены на Brent, потерь при транспортировке, логистике. Мы ее проверяли, она действует, цена адекватная, она работает. Например, на АИ-80 и дизельное топливо она точно не будет выше, — говорит директор департамента министерства нефти и газа Куандык Калмурзин.

По его словам, сейчас никаких предпосылок для поднятия цен нет. Мировые цены на нефть Brent держатся сейчас стабильно. Поэтому это дает определенную уверенность, что до конца года, если на мировом рынке не будет скачка цен, никакого подорожания на бензин тоже быть не должно.

Еще одно объяснение, почему сегодня топливо не доходит до потребителя своевременно, — нехватка железнодорожных цистерн.

Но, как сообщили в министерстве нефти и газа, меры приняты. На рынок Казахстана в виде собственного парка заходят не менее 1000 цистерн. Произойдет это в течение 7-10 дней. Будем надеяться, что эти цистерны вывезут не только дизтопливо с АНПЗ, которого не хватает во многих регионах, но и позволят «Гелиосу» и «Меркурию» завезти в Атырау высокооктановый бензин. Поскольку эти операторы сейчас объясняют дефицит топлива на своих заправках именно недостатком цистерн.

Но и нефтепереработчики, и чиновники миннефтегаза, и независимые эксперты, с которыми мы общались в Астане и Атырау, предполагают, что бензиновая проблема будет полностью решена не раньше середины октября. Именно к этому времени, по мнению наших собеседников, возобновятся поставки импортного топлива в страну. Кстати, чтобы попытаться стабилизировать ситуацию раньше этого срока, в правительстве уже пошли на беспрецедентные меры.

До 10 тысяч тонн высокооктанового бензина компания «КазМунайГаз Онимдери» закупит в экстренном порядке на российских заводах в Салавате и Уфе. Первыми российское топливо получат Астана и Алматы. Чуть позже придет оно и к нам.

— А как же цена? Ведь в России бензин дороже и его везти в Казахстан невыгодно, — наверняка спросит читатель.

ЭТОТ ВОПРОС РЕШЕН

— Цена у этого топлива будет ниже закупочной. Сегодня на границе России и Казахстана цена литра АИ-92 примерно 110-115 тенге. У нас в реализации АИ-92 будет стоить по прежнему 106 тенге за литр. Такое распоряжение дано «КазМунайГаз Онимдери», — проинформировал Куандык Калмурзин.

Тем временем, согласно данным ценовых исследований специалистов «Казагромаркетинга», за последние три года заметнее всех подорожали, на 45 процентов, 80-й и 92-й бензин. Кстати, только с начала 2011-го высокооктановое топливо выросло в стоимости на 20 процентов: с 89-ти до 106 тенге. И уже на этой неделе по 95-му бензину отмечен ценовой максимум — 160 тенге за литр. Этот печальный рекорд зафиксирован у нас в начале сентября. Для справедливости нужно сказать, что было это всего один день, и сегодня цена снизилась до 145- 150 тенге за литр АИ-95.

Для полноты картины стоит упомянуть и о том, что проблемы, как не допустить роста цен на бензин и справиться с дефицитом, решают сегодня и в странах – наших партнерах по Таможенному союзу. В Беларуси на минувшей неделе отмечено уже четвертое за год удорожание бензина. Рост цен, с начала года — на 13 процентов, переживает и соседняя Россия, где бензин стал самым дорожающим товаром на потребительском рынке. Средняя российская семья тратит на бензин 10-ю часть своего бюджета. Стоимость популярного топлива марки АИ-92 уже превысила в России 126 тенге.

По данным министерства нефти и газа запасы топлива в стране сегодня составляют двести тысяч тонн. Высокооктанового 92-го бензина на нефтебазах еще порядка 80 тысяч тонн. Казахстанская зависимость от импорта, по мнению экспертов, будет актуальной, как минимум, до 2016 года, когда завершится модернизация всех трех отечественных нефтеперерабатывающих заводов.

Но чтобы не заканчивать на такой, в общем-то, пессимистической ноте, еще раз вернемся к вопросу о стоимости бензина и предполагаемому подорожанию топлива. Как сообщило агентство по защите конкуренции, в этом ведомстве на заседании методического совета были рассмотрены результаты анализа деятельности оптовых поставщиков нефтепродуктов, в том числе причины дефицита и обоснованности цен на оптовом рынке ГСМ.

Как и следовало ожидать, по объяснениям оптовых операторов ГСМ, основной причиной подорожания нефтепродуктов является повышение стоимости нефти. Но антимонопольщики, изучившие вопрос, сообщили, что анализ роста закупа нефти с апреля по июнь текущего года был сопоставлен со стоимостью готовых нефтепродуктов, реализованных давальцами нефти с НПЗ. Он показал, что динамика цен на ГСМ, установленная субъектами оптового рынка нефтепродуктов, неадекватна динамике цен на нефть. Так, отдельными крупными субъектами оптового рынка ГСМ, в том числе ТОО «Санойл», работающего в Атырау, при снижении закупочных цен на нефть стоимость реализации ГСМ увеличивалась. Другие субъекты рынка стоимость ГСМ увеличивали непропорционально повышению цены закупа нефти — ТОО «Интерди», ТОО «Petroleum Operating». Все они также представлены в регионе.

— К примеру, одной из компаний при снижении цены нефти на 20,1 процента была увеличена стоимость дизельного топлива на 32 процента, при повышении цены на нефть на 4,12 процента увеличена цена на бензин марки АИ-92 на 24,62 процента, — пояснили в антимонопольном агентстве.

В действиях субъектов рынка ГСМ антимонопольщики усмотрели признаки нарушения законодательства «в части совершения антиконкурентных согласованных действий, выраженных в установлении и поддержании цен».

Признаки аналогичных нарушений выявлены и в ходе проведенного анализа объемов переработки нефти за тот же период, выявившего значительное их снижение отдельными субъектами рынка, в том числе и АО «КазМунайГаз Онимдери».

Кроме того, произошло снижение переработки нефти давальческими организациями на Атырауском нефтеперерабатывающем заводе. В числе тех, кто снизил свои объемы: АО «РД «КазМунайГаз», ТОО «Inter Oil», ТОО «Petroleum Operating», ТОО «Petreks», ТОО «SAT Trade», ТОО «Premium Trade», ТОО «МКАО Оil», ТОО «Антал С», ТОО «Тахами ойл», ТОО «Евро Ойл», ТОО «Interdi», ТОО «Мега Ойл Продукт», ТОО «Санойл», ТОО «Вист Групп», ТОО «ЕрТранс Коммерц Ойл».

В связи с чем, видя в снижении объемов производства нефтепродуктов предпосылки сегодняшнего дефицита ГСМ, принято решение начать процедуру предварительного рассмотрения сведений о нарушении антимонопольного законодательства в отношении многих субъектов рынка по признакам совершения антиконкурентных согласованных действий, направленных на необоснованное ограничение производства.

Чем закончатся эти разбирательства, конечно, никто сказать не может. Но будем надеяться, что они помешают бензиновым баронам протолкнуть идею о новом повышении цен топлива на заправках. Хотя бы до Нового года.

ВИКТОР СУТЯГИН