ЧЕРНАЯ ИКРА: ВТОРОЕ ДЫХАНИЕ ДЕЛИКАТЕСА?

Рыбные запасы Казахстана, в частности Атырауского региона, пока еще позволяют вновь развить в стране товарное осетроводство. Республика, благодаря ему, может стать одним из основных экспортеров черной икры. Необходима только серьезная поддержка государства.

ЧАСТЬ НА ПРОДАЖУ, ЧАСТЬ НА СТОЛ
Между тем, как показывают мировые события, Арабские Эмираты намерены взять пальму первенства в этой сфере. Для этого в стране занялись развитием товарного осетроводства. Идут разговоры о том, что черная икра из Эмиратов может составить достойную конкуренцию рынку углеводородного сырья.
Нынешнее положение таково, что, довольно долго делившие господство в икорном деле Иран и Россия за последние годы потеряли свои привилегии лидеров. Казахстан в этом отношении сильно проигрывает даже отставшим в гонке за дорогим деликатесом двум странам прикаспийской пятерки. Как считают специалисты, причина в том, что основная добыча осетровых шла в природных водоемах. Теперь рыба в них постепенно исчезает. В том же Каспийском море. Популяция белуги за последнюю четверть века снизилась на 90%, севрюга с осетром — вообще на грани вымирания. Запущенные в Атырауской области, как в одном из перспективных регионов в сфере рыбного хозяйства, проекты по разведению «красной» рыбы в искусственной среде пока не дают должных результатов.
За искусственное разведение три года назад взялся Израиль. Баночки с деликатесом отправляются прямиком на экспорт и приносят стране порядка четырех с половиной миллиардов долларов в год. Теперь на «икорной» сцене появились Объединенные Арабские Эмираты. Как сообщается в СМИ, «фабрика в Абу-Даби — детище одной из крупнейших в Эмиратах бизнес-групп Бин-Салем Холдинг — и планы у нее грандиозные».
— Мы рассчитываем производить 35 тонн черной икры в год. Таким образом мы покроем 10% мирового спроса на этот продукт, — сообщил менеджер по производству завода «Royal Caviar Group» Мохаммед Абу-Авад в своем интервью российскому бизнес-телевидению.
Планируется, что часть «красной» рыбы, выращенной искусственно в Абу-Даби, через несколько лет отпустят в открытое море.
— Возьмем, например, Китай. По мере того, как поднимается экономика в этой стране, потребности людей тоже начинают меняться: появляется все больше и больше покупателей, которые интересуются товарами класса «люкс», — сказал коммерческий директор «Royal Caviar Group» Роберт Харрер в том же интервью РБК ТВ. – Но при этом важным фактором выступает цена.
Фабрика «Royal Caviar Group» занимает 50 тысяч квадратных метров. В бассейнах содержится порядка 18 тонн рыбы. По комментариям представителей компании, к следующему году добавится еще сотня тонн. Баночки с икрой появятся в продаже уже во второй половине 2012 года. Правда, на мировой рынок поступит лишь половина товара — 17 с половиной тонн разойдутся по столам арабских шейхов. Сто граммов лакомства обойдутся в 500 долларов — это на 100 «зеленых» дешевле, чем российская икра. Иранская в среднем стоит 1000. Поэтому эксперты считают, что эмиратовский товар может серьезно ударить низкой ценой по конкурентам.

ПОЧЕМУ НЕ МЫ?
— Мне кажется, что в этом вопросе Эмираты несколько опоздали – сейчас значительные обороты набирает Китай. Не знаю, смогут ли они догнать китайцев, — говорит доктор биологических наук, заместитель директора КазНИИРХ Юлия Ким. – Впрочем, страна располагает финансовыми ресурсами и при скорых темпах вполне может обогнать Поднебесную.
— Что касается нас, то, во-первых, всегда гораздо легче добывать осетровых в природных водоемах. Меньше затрат. Само по себе осетроводческое хозяйство – удовольствие дорогое. Поэтому не все, к примеру, в Атырауской области хотят связываться с этим – боятся потерять вложения, — продолжает она. — Во-вторых, как таковой нет государственной поддержки. Система здесь довольно разобщена. Конечно, все понимают, что в свете сегодняшней ситуации, в связи с упадком популяции осетровых, нужно возрождать товарное осетроводство, да и вообще рыбохозяйственную отрасль поднимать на высокий уровень. Но мы в постперестроечное время, когда были еще только в процессе становления государства, упустили этот момент. Все пришло в упадок. Желающие, конечно, есть. Но одними только своими силами, без помощи государства предприниматели не справятся. Поэтому нет массовости в этом деле. Следует отметить, что рыбное хозяйство – это долгосрочный проект. То есть ожидать результаты можно только по истечении приблизительно десятка лет. Особенно, в случае с осетровыми. Кредитования по линии организации рыбоводческих ферм у нас нет. Кроме того, существует беспорядок в системе закрепления водоемов за предпринимателями. Тех же замороопасных – они вполне бы подошли под разведение осетровых. На долгий период в пользование эти водоемы почему-то не выдаются. Максимум — на год. Поэтому предприниматель торопится, наоборот, всю рыбу выловить, чтобы реализовать ее и покрыть затраты. Это только частик. Что уж говорить о товарном осетроводстве?
Помимо всего прочего в нашем регионе нет бизнесменов, хорошо разбирающихся в деле разведения «красной» рыбы. Главный же залог успеха – знания.
— Так что пока о ставке на промышленный поток и экспорт казахстанской черной икры, полученной в результате искусственного разведения, нам говорить еще рано, — заключает Юлия Ким. – По крайней мере, не в ближайшие годы.

НУЖНА РЕГУЛИРОВКА
Тем не менее, есть надежда на изменение ситуации в лучшую сторону.
— Сейчас в комитете рыбного хозяйства республики разрабатывается мастер-план по развитию рыбоводства. Создан специальный аналитический центр. Вот там затрагиваются прудовые, озерные и садковые хозяйства. Конечно, пока сложно сказать, сколько продлится этот механизм раскрутки. Главное, все продумать до мелочей.
К тому же, стоит учесть тот факт, что с каждым годом в природных водоемах нашего региона производителей становится меньше. При росте осетроводческих ферм возникнет еще большая их нехватка. Мораторий, как комментируют ихтиологи, никаких особых результатов не дал. Количество осетровых пород рыб неуклонно идет к снижению.
— Как было браконьерство, так оно и есть, — высказала свою точку зрения Юлия Ким. – Ни мы ситуацию не контролируем, ни пресловутый CITES. Дали запрет на экспорт. Ну и что? Есть у нас внутренний рынок. Браконьерский лов идет по его линии. К тому же нет четкой законодательной базы, которая по идее должна выходить из определения статуса Каспийского моря. Так вот, два атырауских осетровых завода с трудом справляются с исполнением госзаказа по выращиванию и выпуску мальков в Каспий, — комментирует она. — В настоящее время мы предлагаем выпускать мальков осетровых пород рыб непосредственно в предустьевое пространство Каспийского моря, а не в реку Урал. Такие меры должны поднять процент выживаемости рыбы. Большая часть воспроизведенных и выпущенных на волю осетрят, белужат, севрюжат гибнет в пасти хищников – судака, сома и щуки. Да и птицы не прочь поживиться таким деликатесом. Но для всего этого необходимы суда со специализированными контейнерами. Таких в наличии у атырауских заводов по воспроизводству осетровых пород рыб нет. Так что пока мы не урегулируем количество рыбы в естественной среде в сторону повышения ее популяции, можно ожидать, что товарное осетроводство будет испытывать острую нехватку в производителях. На первых порах организации предприниматели где-то же должны будут брать их.
И последнее. В английском издании «Телеграф компании ЮК» прошла информация о том, что Казахстан все же планирует экспортировать черную икру. Пойдет она под отечественным брендом «Жайык», и ожидается, что упаковка банки будет такой качественной, что подделать ее для контрабандистов будет таким же сложным делом, как подделка банкнот. Но вот каким образом и когда произойдет это событие, пока неизвестно.