Спасет ли канал гибнущий Урал?

«ПК» уже сообщала эту громкую для нашего региона новость. Напомним, что неожиданную помощь получила наша обмелевшая, лишившаяся рыбных богатств река Урал: астраханские мелиораторы приступили к расчистке Урало-Каспийского канала.

Быль о «Худате»

Но сначала немного о реке. Причин обмеления, на наш взгляд, две. Первая, конечно, это – катастрофически малое количество воды, попадающей в реку с верховьев. Вторая, не менее важная причина в том, что и Урал, и расположенные по его берегам нерестилища не расчищали от ила почти три десятилетия – с момента развала Союза.

Это мы видим, знаем и об этом постоянно говорим с болью. Но не все знают, что несколько лет назад река оказалась практически оторванной от моря. Канал, ведущий от устья на глубину, обмелел, перекрыв путь и судам, и рыбе. К расчистке этого канала и приступила одна из компаний – газохимический комплекс, выделив на работы несколько миллиардов тенге и наняв астраханских специалистов.

Работы по расчистке Урало-Каспийского канала начались с его морской части. Сейчас его глубина – и в это трудно поверить – 30-40 сантиметров! Расчистка ведется с двух сторон – непосредственно с устья, где Урал соединяется с морем, и со стороны Каспия. Техника идет навстречу друг другу. После завершения работ глубина канала достигнет отметки в 2,5 метра. Это при выгоне воды. При нагонных водах глубина будет больше. И тут главное условие в том, чтобы при любой погоде или ветрах она не опускалась ниже 2,5 метра. Согласно проекту, ширина канала – 35-40 метров. Длина канала, связывающего устье Урала с морем, – пять километров. За почти десятилетия оставшаяся один на один река, по которой ранее переправлялись миллионы тонн грузов, потеряла статус судоходной. Старожилы и люди среднего возраста еще помнят и многочисленные баржи, перевозящие щебень и ПГС из Индера и Уральска. И снующие буксиры, пароходы. Кому посчастливилось, те увидели и наверняка запомнили и величественный пароход «Худат», на котором можно было отправиться в Астрахань. Поскольку железной дороги, соединяющей наш город с соседним, тогда не было. Она только строилась. На «Худате» можно было отправиться на целый день и на морскую прогулку. Вот такой небольшой экскурс по недавней истории знаменитой реки, имевшей статус заповедной.

Белужья яма

Отметим, газохимическому комплексу – а это будет огромное предприятие в районе Карабатана – нужно много крупного и нестандартного оборудования. Доставить его железной дорогой невозможно. Вот компания и пошла на достаточно большие затраты, решив возродить водный путь. По Черному морю грузы из Европы проследуют по Волго-Балтийскому каналу, реке Волге до Астрахани. Пересекут Каспийское море и войдут в Урал. Его тоже, где надо, углубят. Хотя, как нам пояснили, до речного порта и так глубина по фарватеру достаточная – местами до четырех метров доходит. Это так называемые зимовальные ямы, где когда-то зимой скапливалась белуга и другая крупная рыба, чтобы по весне отправиться в верховья. Эти зимовальные ямы испокон веков считались святая святых. Их оберегали. Если рыбу и брали, то немного, чтобы не распугать остальную, ушедшую в спячку. Сейчас эти ямы, конечно, пустые. С них, к слову, и началось в девяностые разграбление Урала. Это уже потом браконьеры отправились в море, где лов рыбы до начала девяностых был под запретом. Оттуда и машинами, и даже вертолетами доставляли на берег огромных белуг, севрюг, осетров и еще имевшегося тогда шипа. Уходила эта варварски выловленная рыба колоннами рефрижераторов в основном в Прибалтику.

Но вернемся к каналу.

– В настоящее время в работах задействовано три плавкрана, один земснаряд и две баржи. На подходе буксир и еще одна баржа. Работать будем до ледостава. Всего нам предстоит достать 129 тысяч кубометров грунта, – сообщил начальник участка по расчистке канала Дмитрий Эйдман.

Так что скоро Урал до границ Атырау вновь станет судоходным. Завершения работ с нетерпением ждут и рыбаки, и экологи. В последние годы рыба практически перестала заходить в реку. Она просто не могла преодолеть многокилометровую мель. Зимой канал вообще промерзал до дна. Снасти рыбаков, вышедших в этом году на Урал на осеннюю путину, возвращаются почти пустыми. Если когда-то одно притонение невода приносило несколько тонн рыбы, то сегодня улов можно пересчитать поштучно. Дождавшись одного притонения, мы убедились в этом сами – максимум ведра три карася и шесть небольших жерешков. Не поверил бы, не увидев это сам. Говорят, в начале сентября было немного судака. Но это говорят, ибо сам не видел.

– Попадается лещ, жерех, судака практически нет, – с грустью говорит бригадир рыболовецкой бригады Каиржан Кадесов. – Вообще, рыбы в реке крайне мало.

Путь красной рыбы

Руководитель отдела Атырауской территориальной инспекции лесного хозяйства и животного мира Маншук Темешева пояснила, почему ждут завершения работ ученые и экологи:

– Проведение дноуглубительных работ, в первую очередь, улучшит состояние естественного воспроизводства ихтиофауны нашего бассейна. И, на что мы очень надеемся, создаст благоприятные условия для миграции частиковых видов рыбы. А весной – и осетровых, – подчеркнула она.

Ученые надеются, что после расчистки канала ближе к декабрю в Урал впервые зайдет крупная рыба. Может быть, даже белуга, которая не попадалась в реке с десяток лет. И тогда, очень хотелось бы в это верить, знаменитая наша река вновь станет и частично судоходной, и богатой на уловы. Хотя проблема останется – чистить Урал нужно не только в низовьях, а на всем его протяжении. Но этого, увы, даже в планах нет. Да и судьба канала может оказаться печальной. Дело в том, что чистить его надо на постоянной основе. Осенью, чтобы и судоходству путь открыть, и рыбе. Зимой его илом не занесет, поэтому во время весеннего ледостава глубина будет нормальной для прохода рыбы. Но к июню, когда вода сойдет, его вновь занесет илом. И работы нужно будет начинать заново. Не в тех масштабах, конечно, какая-то глубина сохранится. Но не везде.

Знакомый инспектор, проработавший в рыбоохране десятки лет, вспомнил, как 35-40 лет назад наблюдал интересную картину. Летом они ушли в море. Канал еще не начинали чистить. Многочисленная и еще не половозрелая белуга, обитавшая в предустьевом пространстве и не собиравшаяся заходить в Урал, гонялась за воблой. И по неосторожности вошла в устье реки. А тут приключился выгон воды. В итоге десятки или, возможно, сотни огромных рыбин застряли на мелководье. Вот инспекторы и ждали, когда вновь начнется нагон, и рыбины уберутся с дороги. Кстати, о том, что в устье можно было перейти реку по рыбьим тушам, слышал и в редакции «ПК». Работал у нас тогда большой любитель природы Владимир Семенович Арзамасцев. Он писал о путине и по весне не раз бывал на Урале. Он и рассказывал, что там рыба кишмя кишит, и по ней даже можно ходить. К сожалению, мне самому не удалось увидеть такое зрелище. Запомнилось только одно: во время путины приходил невод, полный огромных белуг, осетров, сомов – ячея была настолько большая, что мелкая рыба просто проходила через них…

Виктор СУТЯГИН

Administrator