БЕЗ ТРЕЩИН НА КАШАГАНЕ

Зал заседаний в отеле «Ренессанс», где проходили общественные слушания компании «Норт Каспиан Оперейтинг Компани Н.В.», еле вместил всех желающих. Дебаты, возникшие в процессе обсуждения вопросов, связанных с недопущением негативного воздействия производственных процессов на экологию региона, были достаточно жаркие. На общественных слушаниях компания представила материалы предварительной оценки воздействия на окружающую среду (предОВОС) по дополнению к Проекту опытно-промышленной разработки (ОПР) месторождения Кашаган. Из-за аварии изменился график ввода Кашагана в эксплуатацию, что повлекло за собой корректировку утвержденного ранее проекта ОПР. Потребовались определенные изменения в существующие документы, которые были обсуждены на общественных слушаниях. В мероприятии приняли участие руководство Атырауской области, представители региональных общественных организаций, научных кругов, ответственные работники государственных контролирующих органов по надзору в сфере природопользования. Модератором общественных слушаний выступила руководитель Жайык-Каспийского Орхусского центра Шынар Изтелеуова. 

ЗАВЕРЕНИЯ О БЕЗОПАСНОСТИ

Кашаган — крупное шельфовое нефтегазовое месторождение республики, расположенное в 80 км от города Атырау, в северной части Каспийского моря. Это наиболее технически сложный проект в мире, что налагает особую ответственность за сохранение экосистемы Каспия. Добыча нефти на Кашаганском месторождении началась 11 сентября 2013 года, однако позже его эксплуатация была приостановлена после обнаружения утечки газа и дефектов на трубопроводе. В настоящее время Северо-Каспийским консорциумом осуществляются работы по подготовке к безопасному и надежному возобновлению добычи нефти во второй половине 2016 года.

Управляющий директор НКОК Бруно Жардэн подчеркнул, что действия компании направлены на то, чтобы надлежащим образом защитить и сохранить естественную окружающую среду, в особенности специфические экологические условия Каспийского моря.

— Работы осуществляются в строгом соответствии с требованиями законов Республики Казахстан, а также принятых международных норм и стандартов. Представленные дополнения базируются на основе утвержденного ранее к реализации варианта с небольшими изменениями по некоторым параметрам. Все основные положения действующего положения проекта ОПР остаются неизменными, — подчеркнул Бруно Жардэн. — Целью проведения общественных слушаний является не только соблюдение законодательных требований, но и обеспечение прозрачности операционной и природоохранной деятельности.

Экспертами АО «НИПИ Нефтегаз» города Актау, занимавшимися дополнением к проекту, были представлены «Дополнения к проекту ОПР месторождения Кашаган», а также материалы предОВОС, учитывающие текущие изменения в проекте. ПредОВОС к Дополнению к Проекту опытно-промышленной разработки месторождения Кашаган представляет собой обновленный анализ потенциального воздействия на природную и социально-экономическую среду проектируемых работ на Кашаганском месторождении. Специалисты сделали заключение о том, что степень влияния на окружающую среду при проведении операций на Кашагане соответствует среднему уровню воздействия.

— Проект опытно-промышленной разработки был утвержден в 2011 году. Проектный уровень добычи нефти — 47 тысяч тонн нефти, — пояснила эксперт АО «НИПИ Нефтегаз» Оксана Асташкова. – Сначала добыча нефти должна была состояться в декабре 2012 года. Потом дата сдвигалась на декабрь 2013 года и в последующем трижды переносилась — на апрель 2013 года, потом на сентябрь 2013 года, и теперь на декабрь 2016 года. На сегодня подготовлено 26 скважин, и все они законсервированы.  Дополнение к проекту предусматривает увеличение срока ОПР до пяти лет, а это необходимо для получения достоверных данных по добыче нефти и газа со всех пробуренных скважин.

Эксперт АО «НИПИ Нефтегаз» Татьяна Мигунова, представив проект предварительного воздействия на окружающую среду на 1 января 2016 года, отметила, что рассматривались основные факторы воздействия на окружающую среду, в их числе выбросы в окружающую среду от основного и вспомогательного оборудования, шумовые воздействия и т.д. Она заверила, при эксплуатации месторождения в период ОПР превышение предельно-допустимых концентраций загрязняющих веществ на границах санитарно-защитной зоны в штатном режиме не будет. Основное воздействие на атмосферный воздух ожидается в результате выбросов продуктов сгорания от энергоустановок, при технологическом неизбежном сжигании газа на факелах при пуско-наладочных работах.

ТЕХНИЧЕСКИЙ ХАРАКТЕР

Активный борец за экологию родного края академик Муфтах Диаров, задавая конкретные вопросы представителям НКОК, получил конкретные ответы не на все.

— По какой причине произошли технологические срывы? Кто понес наказание за аварию? Какие были убытки? Есть ли вина казахстанских специалистов? Как Казахстану компенсируют упущенные выгоды? — интересовался аксакал. — Какое количество будет выброшено в атмосферу в ближайшие пять лет? Сколько образуется жидких отходов?

По словам управляющего директора НКОК Бруно Жардэна, причина ненадлежащего функционирования (то есть выход из строя трубопровода — Авт.) носит технический характер.

— Причиной стала коррозия. Компания потратила большие средства для детального изучения. Трубопровод не был рассчитан на такого рода среду, и это привело к коррозии, как результат, к трещине в трубопроводе, — проинформировал управляющий директор НКОК. — В решении проблемы консорциум принял решение о замене трубопровода, который будет сделан из материала, соответствующего условиям данного региона, и чтобы в дальнейшем подобное не повторилось. В будущем будем использовать трубопровод с оболочкой, защищающей от внешнего воздействия, и большой такой проблемы у нас не будет.

Муфтаха Диаровича данный ответ нисколько не удовлетворил, он мотивировал тем, что нет деталей случившегося, конкретики.

— По результатам слушаний подготовим отдельную информацию по конкретным причинам (аварии – Авт.), изложим механизм этого воздействия, — ответил директор управления НКОК по технике безопасности и охране окружающей среды Игорь Лукашов.

— Ответы надо представить общественности и опубликовать в печати, — акцентировал Муфтах Диаров.

Что касается выбросов в атмосферу при реализации ОПР, то эксперты сообщили, с морских установок ориентировочно ожидается 36 тысяч тонн загрязняющих веществ, но это без учета факельных установок, а с наземных установок еще 162 тысячи тонн. Удивительное дело, при этом концентрация вредных веществ на границе санитарно-защитной зоны не превысит 1 ПДК — предельно-допустимой концентрации.

ВСЕ ДЕЛО В ПРОБКЕ?

В свою очередь у преподавателя Атырауского института нефти и газа, кандидата химических наук Рафаиля Мендыбаева другое мнение относительно причин аварии в 2013 году, и у него нет полной уверенности, что она не повторится. Однако он считает, что ЧП в газовом трубопроводе могло произойти из-за газогидратной пробки.

— Аномальное содержание сероводорода в Кашаганском попутном газе при технологических режимах разработки и эксплуатации Кашаганского месторождения, которые планируются, все время будет грозить возможными аварийными ситуациями,  — заявил Рафаиль Мендыбаев. — Они связаны с образованием газовых гидратов, если не предусмотреть в технологиях профилактических мер борьбы с гидратами – за счет полной тщательной  осушки газа от водяных паров, контроля давления и температуры, а также такого важного момента, как готовность предотвратить образование гидратов с помощью профилактического добавления в газовую смесь ингибитора гидратообразования.

Ученый отметил, что авария произошла где-то в конце пути транспортировки газа, причем на части трубы на суше, сделанной из СRA — коррозионно-устойчивого сплава, а не в начале пути на морской части трубопровода, где трубы изготовлены из материала марки LTCS — низкотемпературной углеродистой  стали. Если главной причиной аварии была только коррозия, то почему не прокорродировала и не растрескалась менее защищенная морская часть трубопровода?

Руководитель центра эколого-правовой инициативы «Глобус» Галина Чернова поддержала Рафаиля Мендыбаева, высказав мнение, что проект абсолютно не подготовлен в части управления рисками и угрозами.

— Международные стандарты требуют, вы должны были всю эту часть подробно расписать с учетом возможных разрывов, растрескивания не только трубопровода, но и всего оборудования, которое сегодня используется на Кашагане, — считает Галина Чернова.- Проект старый, риски колоссальные, мы это видим, поэтому эту часть нужно обязательно просчитать, достаточно глубоко отработать. Может быть, даже с включением общественности. Здесь вам не кухарки, которые пришли управлять государством, а люди, которые разбираются в этих вопросах достаточно компетентно.

Представительница общественности поинтересовалась у руководителей НКОК, знакомились ли они, когда разрабатывали свой предОВОС, с материалами компании «Артур де Литл», в 2000 году разрабатывавшей предОВОС для начальной стадии этого проекта?

— У вас в проекте ни слова не сказано об угрозах отравления окружающей среды сероводородом в случае аварии и выхлопа, — высказалась Галина Чернова. — Сначала пойдет сероводород, а нефтяные разливы потом. Об этом ни слова, хотя компания «Артур де Литл», разрабатывающая ОВОС по всему миру, тогда говорила, что, прежде всего, угрозы будут, и сероводород в период ледостава накроет два города — Атырау и Актау уже через полтора часа после аварии.

Компания собирается продлить стадию ОПР до пяти лет, хотя изначально оговаривалось, что это будет три года.

— Сегодня ТШО имеет лимит выбросов  55 тысяч тонн в год, а фактически выбрасывает 85 тысяч тонн, — продолжила руководитель НПО Галина Чернова. — Им выгоднее сегодня платить штрафы, чем вводить соответствующее оборудование. Вы собираетесь по проекту выбрасывать 36 тысяч тонн, а с факелами 166 тысяч тонн. На сегодня нет у нашей страны таких лимитов на выбросы, резерва по парниковым газам, сверхлимитным выбросам, так как Казахстан подписал Киотский протокол и Парижское соглашение. Поэтому проект не готов к защите, общественность его поддержать не может. По предстоящему переносу ОПР на пять лет мы можем считать эти слушания предварительными.

ДЕНЬГИ ДЛЯ РЫБНЫХ «ЯСЛЕЙ» И ПОДВОДНУЮ ДОРОГУ

Участники общественных слушаний также поднимали актуальные вопросы о выделении средств на разведение мальков рыбы осетровых пород, дноуглубительных работах на Яицком рукаве. По словам начальника отдела НКОК Гульсым Мутышевой, в рамках исполнения плана природоохранных мероприятий и возмещения возможного ущерба рыбному хозяйству компания планирует профинансировать работу местных осетровых заводов.

С 2016 по 2018 годы рыбозаводы будут выпускать до одного миллиона молоди рыбы осетровых пород, это наши обязательства, — пояснила Гульсим Мутышева.

О судьбе Яицкого канала интересовался специалист-ихтиолог Бостан Сулейменов. Ранее говорилось о намерении НКОК заняться дноуглубительными работами осенью 2016 года. Однако выяснилось, на нынешний год компания их проведение в план природоохранных мероприятий не включила.  Гульсим Мутышева р?????????, ??? азъяснила, что все соответствующие документы были готовы, но после переговоров с комитетом лесного хозяйства и животного мира документы переданы туда. В настоящее время разрабатывается инвестиционное предложение, которое тоже будет передано в данное ведомство. Планируется, что дноуглубительные работы будут продолжены под эгидой государства.

Ответы на некоторые вопросы представители компании НКОК пообещали предоставить в письменном виде. Что касается предмета разговора на общественных слушаниях, то предОВОС еще должен пройти государственную экспертизу.

Светлана НОВАК

Administrator