Увольнения в нефтяных компаниях: как защитить сотрудников?

Профсоюзных лидеров, активно отстаивающих интересы работников, работодатель может без проблем уволить, и их увольняют. Рекрутинговые компании, зарабатывая хорошие деньги, не несут никакой ответственности при форс-мажоре. Об этих и других проблемах во ваимоотношениях работника и работодателя мы беседуем с председателем Атырауского областного филиала «Казахстанский отраслевой профессиональный союз нефтегазового комплекса» Салтанат Рахимовой.

– Давайте возьмем простой пример, чтобы показать, как должен и может работать профсоюз. Человека увольняют по состоянию здоровья, а у него семья, дети. Чем можете помочь?

– Работа профсоюзов заключена в максимальном отстаивании прав работника. Допустим, работника увольняют по состоянию здоровья, у него повышенное артериальное давление, и он не может работать по вахтовому методу. В этом случае мы пишем обращение работодателю с просьбой предоставить работнику более легкие условия труда. Если все же принято решение уволить, то мы добиваемся обеспечения ему выплаты компенсации в размере зарплаты за 6-12 месяцев, погашения жилищной ссуды или другой необходимой помощи. В Трудовом кодексе РК так и говорится: «договаривайтесь». Кстати, коллективный договор – это внутренний трудовой кодекс предприятия, и там можно прописать все, что хотите – индексацию зарплаты, уровень премии на праздники и т.д. Вообще, в нефтегазовом секторе сегодня сложилась такая тенденция, когда работодатели с каждым годом хотят сокращать расходы. А мы, профсоюзы, стараемся хотя бы оставить все как есть.

– Расскажите случаи, когда вы смогли успешно помочь…

К примеру, в прошлом году был случай, когда компания с иностранным участием хотела ликвидировать одно свое подразделение и передать услуги аутсорсинговой компании. Работники этого подразделения обратились к нам. Там работало порядка 30 атыраусцев, многие из которых являлись членами нашей профорганизации. Мы сразу написали письмо работодателю, разъяснив незаконность их действий. В результате руководство компании отменило свое решение, а на сегодня подразделение работает в прежнем режиме. Отмечу, что поводом для закрытия подразделения стало активное отстаивание позиции профактивистов.

– Были ли случаи, когда профлидеров увольняли, запугивали?

Да, многие работодатели не желают иметь в своих коллективах членов профсоюза, и к последним поступают скрытые угрозы с требованием выйти из рядов профорганизации. На самом деле, работодатели должны выделять помещения для проведения встреч членов профсоюзов, но компании, особенно с участием иностранных инвесторов, не заинтересованы в совместной работе с профсоюзами.

Недавно мы начали судиться с компанией, которая уволила профлидера за активность. Он выдвигал законные требования – исключить практику предоставления отпусков в межвахтовый период, указывал на недостатки в обеспечении специальных защитных средств, добивался проведения аттестации рабочих мест на вредных условиях труда и т.д. Мы продолжаем судиться. Но нам мешает ст. 50 п. 3 Трудового кодекса, в которой прописано, что работодатель может в любой момент уволить неугодного работника с компенсацией в размере двух-трех окладов по «соглашению сторон». Дело в том, что это оговаривается в трудовом договоре. А когда человек устраивается на работу, он не обращает внимания на пункты договора. Во-вторых, если и обратит внимание и начнет интересоваться, то может работу эту не получить. Между тем человек через год женится, еще через год покупает жилье в кредит и т.д., а через 7 лет, как в нашем случае, его просто увольняют без причин. Ст. 50 п. 1 и 2 тоже есть норма по соглашению сторон, но здесь нет ограничения в выплатах, поэтому работники при увольнении могут получать компенсацию в размере годовых и двухгодовых зарплат, что вполне реально. По поводу внесения изменения в ст. 50 п. 3 лично я постоянно обращаюсь к нашим депутатам Парламента, но пока новостей нет. По этой проблеме я разговаривала с председателем республиканской федерации профсоюзов Тогжановым. Он поддержал и сейчас поднимает этот вопрос. До этого я написала письмо Президенту Касым-Жомарту Токаеву. Жду отмены.

– Какие еще есть проблемы у простых нефтяников?

 – Я бы отметила ситуацию, когда рекрутинговые компании оказываются ни при чем при несчастных случаях на производстве. И второе: отсутствие корпоративной ответственности в некоторых крупных компаниях. Объясню на одном примере. В прошлом году на рабочем месте скоропостижно скончалась молодая женщина, и у нее остались дочь и муж. Она была работником подрядного предприятия крупной нефтяной компании на протяжении трех лет. На работу устроилась через рекрутинговую компанию. Женщина работала лаборантом на вредном производстве – в лаборатории цеха грануляции серы. В прошлом году во время работы ей стало плохо, началась рвота, позже был констатирован летальный исход. Экспертиза вынесла решение – отравление неизвестной этимологии. Попытки доказать очевидное воздействие серы были безуспешны. Понятно, что подрядная компания не имеет возможности предоставить достойную компенсацию семье. Рекрутинговая компания также отстранилась, хотя на работу принимала и выплачивала заработную плату. Но главное, заказчик работ – крупная нефтегазовая компания – также оказался ни при чем. Позиция компании такова: «Это случилось у подрядчиков». Это – результат отсутствия корпоративной ответственности компании. Между тем, если такой случай произошел бы с работником самой компании-заказчика, то семья погибшей получила бы огромную компенсацию, а дети – пожизненное пособие. И вообще такого случая просто не произошло бы. У них, как вы знаете, уделяется огромное внимание мерам безопасности.

Поэтому считаю, что нужно запретить работу рекрутинговых компаний в нефтегазовой отрасли. Как они работают? К примеру, они выполняют заказ по найму 300 человек, подбирают людей и регистрируют их, как своих работников. Но кадровое агентство вообще не в курсе, в каких условиях трудятся «их» работники, соблюдается ли там техника безопасности и т.д. По поводу оплаты труда также много вопросов. Допустим, заказчик платит 400 долларов США за один час. Знаю, что на особо вредных производствах тариф достигает 700 долларов в час, а платит ли такие деньги кадровое агентство за день или даже за месяц? То есть человек работает на вредных условиях и получает копейки, а при несчастных случаях ему вообще помощи ждать не стоит. Сколько всего денег платит заказчик кадровому агентству, является секретной информацией.

По поводу введения корпоративной ответственности. Крупная нефтегазовая компания, на объекте которой произошел несчастный случай, не выполняет вредные работы сама, а нанимает для этого подрядные предприятия. Тем временем, представители компании через СМИ хвастаются, сколько они производят серы и как успешно сбывают, знакомя мир с казахстанским продуктом. На вопрос, а проведена ли аттестация производственных объектов по условиям труда, они мне ответили: «Этот вопрос не к нам». Погибшая женщина трудилась на объекте, собственником которого является эта компания. Соответственно, там особо никто не следит за соблюдением ТБ. Работники говорили, что в процессе работы сера впитывается в кожу. А еще мы узнали, что технички вообще не одевают защитные маски из-за неудобства! Поэтому считаю, что заказчики работ должны сами производить аттестацию производств по условиям труда.

Алма ТУРГАНОВА

Administrator