Наши женщины на войне

История еще не знала такого массового участия женщин в борьбе за Родину, как в годы Великой Отечественной войны. Добившись зачисления в ряды воинов Красной Армии, советские женщины овладели почти всеми военными специальностями и вместе с мужьями, отцами и братьями несли военную службу во всех родах войск. Они активно участвовали в подполье, в партизанском движении. Официально считается, что 5 250 женщин из Казахстана ушли на фронт. Однако автор шеститомного труда Жумабай Доспанов собрал сведения о почти восьми тысячах женщин, которые принимали участие в боевых действиях. Сегодня мы расскажем только о нескольких прекрасных атырауских воительницах – матерях и созидательницах.

Высоко сижу и вижу… 

Надежда Михайловна Кораблева из тех людей, кто привык меньше думать о себе, больше о других. И когда грянула война, она пошла добровольцем на фронт. Оказалась в части ВНОС – ведущие наблюдение, осуществляющие оповещение и связь с зенитчиками. Те самые глаза и уши армии. И какими же ясными были эти глаза всех оттенков у сорока гурьевских девчонок, посланных как пополнение в 44-й отдельный женский батальон, формирующийся в Индере! Как спешили они скорее встать на защиту Отечества. Кто же думал, что придут в армию девчушки? И не такое это простое дело – по силуэту определить, наш ли или фашистский самолет, чтобы успеть оповестить зенитчиков. Но они терпели, были полны энтузиазма и стремились скорее поквитаться с врагом.

…В Сталинграде их распределили по ротам и объяснили задание: стоять наверху перед открытым люком, когда самолет, несущий смерть, летит, кажется, прямо на тебя. А сколько их пролетело перед нею в дни Сталинградского сражения: и рам, и юнкерсов, и фоккеров! Ведь нужно не только страх преодолеть, но еще и определить, что за самолет – разведчик, бомбардировщик, истребитель? Надина рация всегда работала безупречно, предупреждала об опасности четко и верно. И командиры любили, чтобы именно она вела оповещение, были уверены в ней, что сбоев не будет. Как-то вела корректировку, передавая данные целый морозный день, сидя в мелком окопчике. В горячке боя и не заметили, что ее не подменили, а она и не напоминала, знала, что некем было подменить. А после боя ее еле оторвали от охапки соломы, на которой она лежала. В госпитале потом лечили и простуду сильную, и обморожение. Беда была с ногами, на студеном ветру и морозе – в ботиночках. И было опасение, что вообще не будет ходить – полгода лежала в госпитале, и домой отправили с сопровождающими. Но такое это поколение, такие сильные духом люди, что поднялась Надежда, пошла работать. Правда, точки-тире у нее уже плохо получались из-за потери гибкости пальцев, но работала связисткой. И ничего особенного в том, что воевала, она не видела…

Сестренка, помоги!

Вере Богоявленской еще не было 17 лет, когда, узнав о гибели отца, решила отомстить фашистам. Что только не довелось ей увидеть: изувеченные тела, израненные души – всю изнанку войны. А еще раньше, пока училась на курсах медицинских сестер, были многочасовые бдения в прачечной, где не было ни современных машин-автоматов, ни хороших порошков. Но все выдержала эта крохотная девчушка. Когда стала медсестрой, часто подменяла тех подружек, кому было совсем невмоготу. Скромная сельская девчонка из Вологодчины поначалу терялась, смущалась, когда шутили с нею солдаты в госпитале. А сколько раненых умерло у нее на руках, и она закрывала им глаза, оплакивая за маму, невесту! Силы ей придавало желание помочь людям. Был в Вере какой-то невидимый стержень, делавший ее сильнее самых сильных. И гордость, внутренняя чистота. А вот шумному и буйному с шапкой кудрявых волос Мишке Буянову вошла она занозой в самое сердце. Военные дороги разводили их и снова сводили. Но он все же уломал ее и после Победы привез в Гурьев. Так и стала она нашей землячкой. Сегодня многие горожане знают ее как Веру Владимировну Буянову. Потом она вступила в клуб «Фронтовичка», который создали Эльза Николаева и Анна Захарова. А когда 20 лет назад создали они хор ветеранов, то стали популярными и поистине народными артистами. Потому что Вера Владимировна Буянова вместе с другими фронтовичками дарила слушателям душевные, идущие от самого сердца, песни. И пусть продлятся ее годы…

Несгибаемая Валюшка 

Валентина Львовна Коноплева – поистине образец несгибаемости, силы воли. Какое счастье, что она рядом с нами, и 23 февраля, в ее 97-й день рождения, юные атыраусцы провели демонстрацию-парад в ее честь. 

Она прошла всю Великую Отечественную войну в радиолокационной роте, не раз смотрела смерти в глаза, а потом воевала на Дальневосточном фронте. Уже с раннего детства она сформировалась, как самостоятельный, волевой человек. В поселке Кандаурово была только начальная школа, поэтому три года ей пришлось учиться в интернате. Отец отвозил ее осенью на верблюде, весной забирал. И все лето она помогала семье на сельхозработах. Училась хорошо, собиралась получить педагогическую специальность и даже поступила в педагогическое училище. Но из-за войны пришлось поменять свои планы. Явилась сама в военкомат, и ее вместе с другими добровольцами и призывниками направили под Москву, на радиолокационные курсы. 

…Им приходилось все время быть начеку – уловить, на какой высоте, по какой линии сейчас идет вражеский самолет. Затем передать в штаб, чтобы зенитчики успели его засечь и уничтожить. Нельзя было фашистских стервятников пропустить на Москву. А самолетов-то были сотни. Поэтому работали локаторщики с немыслимым напряжением. А как ненавидели их фашисты! Завидев машину-пеленг, немецкик асы буквально на все были готовы, чтобы ее уничтожить – и пулеметным огнем, и бомбами. Очень много радисток и водителей сгорело вместе с машинами. 

После долгожданной Победы над Германией их часть была направлена на Дальневосточный фронт. Но ко времени их прибытия милитаристская Япония уже капитулировала. И тут девушкам предложили на выбор: возвращаться в Москву за наградами или ехать прямо домой. И почти все захотели домой, к мамам, к родным. 

Много трудностей выпало на долю Валентины Львовны. Фронтовые тяготы сказались на здоровье: от вечного недосыпа и напряжения заработала бессонницу и нервное истощение. Но держалась, даже выдерживала работу по сменам: в 1946 году поступила она на Гурьевский нефтеперерабатывающий завод, где проработала 29 лет в цехе №2. За время работы неоднократно награждалась почетными грамотами и благодарностями за самоотверженный труд. Отсюда и на заслуженный отдых ушла. 

Не зря так любят ее внуки, правнуки, стараются отплатить за все ее доброту. И как же расцветает ее лицо от их искренних, добрых улыбок! 

– Спасибо вам за мир и светлое небо! – говорят ветерану земляки и бывшие коллеги. 

«Кто же, если не я?»

Так сказала Гульжамал и… ушла в солдаты! Гульжамал Абдрахманова – самая старшая из дочерей известного экономиста, родоначальника нефтяной династии Бахтияра Абдрахманова. 

…Она была удивительно красива. И все, кто бывал в доме ее отца, предвещали ей жизнь красивую и счастливую. Она мечтала после школы уехать в Астрахань, стать врачом. Но когда напала на наш мирный народ беспощадная коричневая чума, приняла решение поехать на фронт добровольцем. Гульжамал боялась, что отец не одобрит ее решение. Но он поддержал ее, благословил и даже помог, чтобы в Гурьевском военкомате ее записали в добровольцы. 

После долгого пути привезли в какую-то местность, расформировали по воинским казармам, дали обмундирование и начались занятия по военным дисциплинам. Примерно через полгода направили в действующие части. Получив звание сержанта Советской Армии, Гульжамал попала на китайскую территорию военных действий в районе Порт Артур. Гульжамал была связисткой – и телефонисткой, и радисткой. Ее перебрасывали на самые разные участки, где готовилась операция, шло наступление, где срочно нужна была оперативная связь. Служила Гульжамал с 22 июля 1942 по 11 ноября 1945 года, когда уже не только Германия, но и милитаристская Япония капитулировали перед мужеством наших солдат. Ее воинский труд отметили медалью «За боевые заслуги». А потом были еще медали. 

После Победы сразу впряглась в работу. И все время помогала поднимать и устраивать жизнь своих братьев и сестер. И большую помощь в этом оказывал муж, тоже участник Великой Отечественной, получивший тяжелые ранения на фронте. Сабыр Казыбаев был профессором, заслуженным учителем СССР и Казахской ССР. Он – кавалер ордена Ленина и других правительственных наград. Имя этого прекрасного человека, ушедшего из жизни в 1998 году, носит сейчас школа-интернат №1. 

У них с Сабыром Казыбаевым четверо детей. Все выросли достойными людьми, трудятся на благо родной страны.

Она всегда оставалась опорой и советчицей для своих родных. И всегда охотно помогала землякам, долгие годы активно участвовала в работе клуба «Фронтовичка», поддерживая боевых подруг. Пока не свалил ее тяжелый недуг, который она не смогла преодолеть. Уместно будет привести слова самой Гульжамал Абдрахмановой на одной из последних встреч. 

«Сейчас мне уже много лет и вспомнить все случаи военного времени трудновато. Одно могу твердо сказать, что всякая война – это бедствие для народа обеих воюющих стран, это – гибель людей и разрушение созданных человечеством ценностей. Но всем людям на земле необходимо не забывать героев и участников Второй мировой войны, чтить их память, заботиться о них, на их примере героизма и патриотизма воспитывать молодежь. Не надо забывать и тех, кто в годы войны работал в тылу и делал все для фронта и для Победы. Казахстанцы, в частности, работники нефтяной отрасли, сделали в тылу все для Победы над врагом на фронтах». 

Плавучая база под бомбами 

Масхуда Еникеева (Садыкова) была одной из первых медсестер, мобилизованных работать в одном из открытых в Гурьеве госпитале в Доме нефтяников. А потом ее и еще нескольких девушек вызвали в военкомат и сказали, что в городе формируется отдельная рота базы обслуживания и снабжения. Три баржи тогда нагрузили гурьевчане для фронта и отправили к Сталинграду боеприпасы, продукты, вязаные шерстяные вещи. И вот караван в сопровождении подводных лодок, на которых установлены зенитки, готов к отправке. И вдруг на самом выходе в море налетели фашистские стервятники и начали бомбить. Капитан начал маневрировать, пытаясь увернуться от бомб, да еще взрывной волной раскачивало баржи, многие попадали от неожиданности. И Масхуду сбросило, да еще прямо вниз головой. Спасла сноровка чемпионки по плаванию: хоть и очень глубоко упала, но все-таки всплыла, ухватилась за металлическую перекладину на лодке, которая тряслась на волнах. Два самолета зенитчики сбили, но налетали новые и новые. Не хотели допустить к Сталинграду очень нужный груз. Масхуда увидела, что в воде люди. И бросилась спасать – одного, потом другого. Сколько еще раз бомбили их по пути к Сталинграду. Но все-таки караван дошел. Отправляли раненых в Гурьев, Баку, Астрахань. Не все баржи доходили до Гурьева. И не все возвращались из города с новыми и так необходимыми вещами и боеприпасами. Да и на базу немцы налетали беспрерывно. Персонал базы уже приловчился: как только налет – они под остатки моста, который немцы уже давно разбомбили. Улетели – они снова за свою работу: то грузы перетаскивать, то перевязывать и обхаживать раненых. А скольких их пришлось оплакивать…

Любовь МОНАСТЫРСКАЯ

Administrator