Уступите дорогу! или Один день с «неотложкой»

Работать на «скорой» сможет не каждый. Не зря медики говорят, что если хочешь стать хорошим врачом, начинай с «неотложки». Здесь у врача нет времени на тщательное обследование, консилиумы и анализы. Решение, от которого зависит здоровье, а зачастую и сама жизнь пациента, необходимо принимать на месте. В этом мы убедились, посвятив один день работе сотрудников «103».


 

Полку прибыло…
Итак, 8.00 часов утра. Заступаю на дежурство. Главный врач скорой помощи Гульнафис Танбаева знакомит меня с бригадами, дежурившими в этот день. Провожает в диспетчерскую, так называемое сердце «неотложки». Все звонки по «103» поступают именно сюда, на централизованную диспетчерскую службу, отсюда уже распределяются по двум другим подстанциям, которые находятся в микрорайонах Авангард и Алмагуль. Это позволяет оперативно прибыть в любую точку города максимум за 30 минут. В кабинете обычная суета, телефон то и дело разрывается. Три диспетчера принимают вызовы, которым нет конца.
Любая смена начинается с проверки лекарственных аптечек и оборудования реанимобиля. Меня «закрепили» за 1-ой бригадой. В составе команды врач-кардиолог Клара Сланова, 20 лет работающая на станции скорой помощи, молодой фельдшер Досжан Тауманов, который работает здесь всего семь месяцев, и водитель Арман Дюсупов. Мои новые «коллеги» приветливо принимают меня.

Спасая одну жизнь, не погубить другие
Первый вызов не заставил себя долго ждать. 62-летний мужчина нуждается в помощи кардиолога. По словам супруги, позвонившей на «скорую», у ее мужа с утра головокружение, рвота. Выезжаем по адресу и сразу сталкиваемся с проблемой на проезжей части. Уже с первых минут наблюдается неуважение, игнорирование со стороны водителей авто по отношению к «неотложке». Заметив мое возмущение, водитель прокомментировал: «У нас всегда так. Никакой солидарности на дорогах. В большинстве нам не уступают. Я работаю здесь уже семь лет. За это время только и слышу негатив в адрес наших работников, никто никогда не благодарил нас, хотя именно мы являемся первым звеном, куда тяжелобольные обращаются. Обидно».
Как известно, «скорая», если есть необходимость, имеет право «нарушать» правила дорожного движения. Но так как уступают дорогу далеко не все, возможны ДТП. Поэтому если водитель машины скорой помощи виноват, он несет полную ответственность. По словам Армана, прежде чем совершать дорожные маневры, шофер должен убедиться, что, спасая одну жизнь, не погубит другую. Обвиняют работников «скорой» и в том, что долго ехали, а о пробках почему-то никто не вспоминает.
Примерно через 10 минут мы приезжаем по адресу. Врач тут же измеряет давление.
— Артериальное давление 60/40. Пульс слабый. Нужно сделать ЭКГ, — прокомментировала свои действия Клара Сланова.
Кроме дежурного чемоданчика со всеми медицинскими атрибутами, фельдшеры всегда носят с собой переносной аппарат ЭКГ. Это позволяет на месте определить динамику сердцебиения. Врач задает больному наводящие вопросы, чтобы выяснить причину недуга, затем фельдшер делает мужчине успокоительный укол. Спасатели решают дождаться эффекта от инъекции, который уже должен был положительно сказаться на самочувствии больного, однако этого не случилось, поэтому медики решали отвезти мужчину в областную больницу на полное обследование. Тучного мужчину пришлось укладывать на носилки, так как двигаться ему нельзя. Дома оказались взрослые сыновья, которые и помогли бригаде с транспортировкой отца, а не то бы пришлось делать это самим.
И вновь в путь. Картина на проезжей части не меняется, водителю приходится включать сирену, мало кто, но все-таки реагируют на нее. Доставив в мужчину больницу, снова начинают его обследовать. Так проходит еще полчаса. После небольшого консилиума мужчину направили в областной кардиологический центр. Дети, сопровождавшие больного, очень сильно переживали за родного человека. Телефон в руках сына, сидевшего рядом, все время звонил. Доехав до кардиоцентра, бригада решила оставить больного под наблюдение. На этом их миссия завершилась.
На пульт «скорой» поступает следующий вызов — 39-летняя женщина жалуется на боль в области груди. Выезжаем на помощь. По пути медики рассказывают о специфике их работы, о необычных случаях.
— За семь месяцев, что я здесь работаю, четырежды столкнулся со смертью. Особенно тяжело было сообщать об этом родственникам, которые вызывают нас, не ведая, что уже слишком поздно. Когда это случилось в первый раз, я очень сильно переживал по этому поводу, но сейчас, наверное, уже привык, не знаю, может, просто научился себя сдерживать, — рассказывает Досжан, задумчиво глядя в окно едущего авто. — Главное, что работа нравится, и я знал, на что иду.
— Днем больше половины вызовов приходится на пожилых, — рассказывает Клара. — После шести часов вечера контингент больных совсем другой. Ночью ситуация иная — драки, алкогольные отравления, ножевые ранения. И молодые специалисты у нас крайне редко задерживаются, они просто не выдерживают нагрузку. Ведь нам приходится и в дождь, и в зной, и в мороз работать, к бомжам и наркоманам выезжать.
… Тем временем женщине после приезда «скорой» стало лучше, и бригада возвращается на станцию.
Непослушный дед
Следующий мой выезд был с бригадой №12 с первой подстанции в Авангарде при областной больнице. К ней относятся близлежащие населенные пункты: Еркинкала, Алгабас, Таскала, Дамба, Жумыскер, Самал, Балауса, Нурсая и Авангард, дачные поселки.
Очень красивая и приветливая фельдшер, как оказалось, с 16-летним трудовым стажем на «скорой», Елена Гусейнова любезно приглашает меня пройти в скромные апартаменты бригад скорой помощи. Пока нет вызовов, она охотно знакомит меня с персоналом, показывает рабочие места. Здание, конечно, очень старое. Изношенные окна, двери, обшарпанные полы, синяя краска на стенах дополняют картину прошлого. Но даже в такой обстановке чувствуется добрая, теплая и дружеская, даже немного домашняя аура. Чайники, посуда, микроволновая печь, а еще цветы — все по-домашнему…
— Каждый год мы здесь делаем косметический ремонт, стараемся создавать уют для себя. Хотя зимой здесь холодно, а летом много комаров, мы привыкли к этому месту. На следующий год ожидаем переезда нашей подстанции в Нурсаю, — говорит Елена.
Нашу небольшую экскурсию обрывает звонок на пульт диспетчера. 74-летнему жителю Жумыскера плохо: одышка и сильное сердцебиение. Итак, времени на сборы — не более трех-четырех минут. В этот промежуток времени необходимо уложиться, чтобы узнать точный адрес больного, симптомы заболевания, взять необходимый медицинский ящик с медикаментами и уехать с базы. Водитель Энвер Сеттаров, работающий здесь уже 36 лет, быстро заводит машину, и мы мчимся по указанному адресу. По дороге наша беседа о буднях «скорой» продолжается.
— Сегодня люди вызывают «скорую» по любому поводу. При боли в горле, при небольшой температуре. Мы все понимаем, но с такими недугами можно и без нашей помощи справиться, вызвать участкового врача на дом. Такие вызовы отнимают время, тогда как наша помощь, возможно, в тот момент где-то еще важнее и нужнее. Сегодня нам очень помогает мобильная бригада при поликлиниках, их создание — хорошая идея, но жаль, что они обслуживают только в рабочее время, — говорит Елена.
Еще одна проблема — это поиск адреса. Таблички с названиями улиц и номерами домов встречаются редко. Сегодня очень много новостроек, улиц без названий. Медикам приходится ориентироваться на магазины, рестораны и так далее. Кроме того, спасатели отмечают, что им тяжело выезжать в поселки, где нет освещения, нет асфальта — это очень большая проблема для сотрудников «скорой» и для человека, нуждающегося в медпомощи. Неприспособленные для таких дорог машины застревают в грязи и порой им самим нужна помощь.
Рядом с Еленой ее помощник, молодой фельдшер Куандык Кулмажит, который, как и его коллега Досжан, работает на «скорой» уже седьмой месяц. Как оказалось, ребята вместе окончили Атырауский медицинский колледж. Как рассказывает парень, работа очень интересная, спасать жизни людей было его детской мечтой. В том, что выбранная профессия ему действительно по душе, я убедилась, когда мы наконец-то добрались до больного. Досжан ловко сделал нужный укол, измерил артериальное давление, снял на ЭКГ. Осмотрев больного, ознакомившись с историей болезни, расспросив о самочувствии, Елена заинтересовалась, какими лекарствами лечится дед.
— Пару месяцев назад участковый врач назначил ему сердечные и успокоительные медикаменты, — рассказывает сноха. — Дедушка каждый день пьет их.
Перебирая лекарства, Елена о многих из них отозвалась положительно, но среди них заметила анальгин и была сильно возмущена.
— Вы зачем пьете анальгин? Кто вам его назначил? — спросила она у больного. — Ведь с проблемами сердца эти лекарства запрещены.
Дедушка плохо слышит, и за него на этот вопрос отвечает сноха: «Дедушка жалуется на головную боль, чтобы ее снять, он пьет анальгин, хотя его никто не назначал, самолечением занимается. Не слушается нас! Дедушка очень упрямый и непослушный, — жалуется женщина.
После проделанных процедур бригада выносит свой вердикт — больше отдыхать, выбросить анальгин и обратиться к участковому врачу, чтобы он назначил лечение. Жизни дедушке ничего не угрожает, поэтому, сделав ему успокоительный укол, бригада покидает больного.
На обратном пути наша беседа о наболевшем продолжилась. По их словам, многие люди воспринимают «скорую» как некую поликлинику на колесах.
— Вместо того, чтобы сходить к врачу на прием, при малейшем недомогании сразу же звонят нам и требуют прислать бригаду. А некоторые и вовсе думают, что неотложка и больничный лист выдает, и рецепты выписывает. Отдельные люди не преминут воспользоваться работниками «скорой», как комплексом минимальных диагностических мероприятий — измерить давление, уровень сахара в крови.
— Почти у каждого человека с хроническими болезнями есть препараты, назначенные врачом. Но некоторые их не принимают, а живут от вызова до вызова «неотложки». Такие сигналы отнимают время, — говорит Елена. — Часто звонят и говорят: «Человеку плохо!» Для одного «плохо» — когда голова болит, для другого — когда человек уже при смерти.

Удивляться уже нечему
В этот день я «поработала» с еще одной бригадой №17. На этот раз вместе с бригадой скорой помощи подстанции №2, что находится при городской поликлинике №7 в микрорайоне Алмагуль, я отправилась в Бесикты. Данная подстанция охватывает большую территорию. К ней относятся поселки Новостройка, Геолог, Тендык, СМП, Привокзальный, Бесикты и Карабатан.
Дорога выдалась неблизкая. Около получаса пришлось потратить на нее. Знакомиться с группой медиков стали уже в машине. Фельдшер Азиза Жетписбаева работает на «скорой» чуть больше года. Она рассказывает, за время работы к грубости, оскорблениям, нецензурным словам со стороны пациентов уже привыкла и старается не обращать на них внимания. Один на один с пьяным, оскорбления, мат и угрозы — привычная обыденность для сотрудников «скорой». Бывали случаи, когда люди переходят все грани допустимого, бросаясь с кулаками на прибывших медиков. Пьяные — больная тема для работников «скорой». Увеличивается и число обращений по поводу наркотического опьянения.
— Зима в этом году выдалась дождливой, машины часто застревали в дорогах, и мы порой не могли доехать до больного, — рассказывает Азиза. — Внутрипоселковых дорог нет, и чтобы не застрять, машину приходится оставлять вдоль дороги, а дальше идти уже пешком. На такой случай у нас всегда с собой есть резиновые калоши, сапоги. И если больного надо забирать в больницу, носилки по этой грязи приходится нести до машины самим.
Поймав мой удивленный взгляд, санитарка Айнаш Таскалиева произнесла: «Это обычное явление. Удивляться уже нечему. Количество звонков на «скорую» обычно увеличивается с 18 часов и до полуночи. Больше всего поступает обращений вечером и в выходные дни»
Пока длился разговор, мы добрались до нужного места. Заранее созвонившись с родственниками больной, также ориентируясь на синюю крышу соседнего дома, на красные ворота, на название близ расположенного продуктового магазина, наконец-то находим адрес. Рассказ о дорожных проблемах, о грязи по колено подтвердился. Оставив машину у дороги, идем пешком. У 80-летней бабушки тоже одышка, проблемы с сердцебиением. Специалисты оперативно сделали кардиограмму, измерили давление, ознакомились с историей болезни.
— Сердце беспокоит каждый день, — говорит в отчаянии бабушка. — Болею уже неделю. Ждала, чтобы земля подсохла, чтобы вызвать вас.
Рядом стоит дочь, утирая слезы, тяжело вздыхает: «Участковый врач по вызову не приходит, дороги нет до нашего дома, кругом грязь, — говорит она. — Маме 80 лет, но это не значит, что она отжила свое».
Обследовав пожилую больную, бригада решает забрать бабушку в кардиологический центр. На этот раз медикам не пришлось таскать носилки, так как в процесс включился старший сын. Усадив мать в свою машину, он подвез ее до машины скорой помощи, оставленной далеко от дома. Уже в карете «неотложки» — повторное измерение давления, кардиограмма, кислородная маска… Уже в кардиоцентре бабушку отправляют на обследование.

Служба днем и ночью
— Количество вызовов в сутки достигает до трехсот, а зимой и того больше. В диспетчерской на большом экране отображается каждое движение машины, выехавшей на помощь больному, — продолжает разговор водитель этой бригады Сергей Кубашев. — Наша работа организована четко, в каждой из них фельдшер, санитар и водитель. К детям выезжает врач-педиатр. К сердечникам подключается кардиолог. Все мы работаем по графику — сутки через двое-трое. После дежурства я сплю, ни на что не реагируя. Даже не могу встать пообедать.
Тут на пульт поступает еще вызов: жалобы на сильные боли в животе. Вместе с бригадой вновь отправляемся на помощь. При осмотре девушки 20-ти лет признаки кишечной инфекции не подтвердились. Сделав девушке обезболивающий укол, спасатели отправляются на подстанцию.
В этот день большинство звонков было от пожилых людей, страдающих артериальным давлением. К сожалению, а может, и к счастью, мне не довелось встретиться с наркоманами, плачущими младенцами, увидеть лужи крови и ножевые ранения, смерть. Такой взрывоопасный коктейль для любой психики, как говорят медики, может случиться за одни сутки. Смена с моим участием выдалась среднестатистической. Впрочем, самые напряженные дни, как говорят люди в белых халатах, это праздничные дни, когда народ устраивает пиры, застолья, когда количество вызовов в сутки достигает выше нормы и эти дни уже не за горами.

Р.S. Сменяя бригады одну за другой, я вовсе забыла о еде и отдыхе, уже настолько была увлечена работой. И только к вечеру, завершая свой репортаж, почувствовала, как сильно проголодалась и утомилась. Я отправилась домой отдыхать, а мои «коллеги» продолжили дежурство до следующего утра…
Вызовы делятся на три категории. Экстренные: ДТП, пожары, падения с высоты, роды, дети в возрасте до 1 года — все, что требует немедленной помощи. Срочные: сердечные приступы, разного рода кровотечения, травмы. Неотложные: высокая температура, изменение артериального давления, хронические заболевания и другие.
Ежедневно 25 линейных бригад обслуживают население. В прошлом году за счет местного бюджета было закуплено 20 автомобилей скорой помощи. Сегодня общее количество машин «неотложки» составляет 36 единиц.

Динара КАНБЕТОВА

Administrator