Здоровье: начни с себя

«Минздрав предупреждает». Эта фраза знакома нам с детства, и она до сих пор сопровождает нас.  О чем хочет предупредить Минздрав, читайте в эксклюзивном интервью с министром здравоохранения Республики Казахстан Елжаном Биртановым. Разговор состоялся во время пребывания в Атырау главного медика страны для участия в работе межрегиональной конференции «Повышение качества и доступности медицинской помощи».

– Предвидя ваш первый вопрос, отвечу сразу, что не только в регионах, а по всему Казахстану существует проблема низкой квалификации врачей. Даже в областных центрах работают врачи, которые не могут толком лечить, правильно поставить диагноз, дать назначения. И таких немало. Двух врачей из десяти можно назвать профессионалами, остальные просто дипломированные специалисты. Для нас это серьезная проблема. Физического дефицита кадров в стране нет. По республике нехватка специалистов составляет примерно 2800 врачей, хотя только в этом году пять отечественных медицинских вузов окончили шесть тысяч человек. У нас профицит получается. Просто на местах директорам больниц и клиник не выгодно брать на работу врачей. По нормативам, один участковый врач или врач общей практики (ВОП) должен обслуживать 1500 человек. Именно первичная помощь должна стать центральным звеном национального здравоохранения для предупреждения и ранней борьбы с заболеваниями. Однако пока достичь желаемого результата не удается.

В первую очередь из-за слишком высокой нагрузки на врачей. Приведем пример: на одного человека государство выделяет тысячу тенге, а территория поликлиники охватывает 30 тысяч человек. По нормативам, там должны работать 20 ВОП, а работают 13. Следовательно, и зарплату должны платить 20 врачам, а платят только 13 специалистам. Нередко главные врачи, как мы раньше их называли, а сейчас они менеджеры, стараются заработать на врачах, создавая искусственный дефицит кадров, и совершенно не заинтересованы приглашать еще специалистов, создавать для них условия, обучать их. В итоге – очереди у кабинета врача, больным приходится часами ждать приема. А из-за потока людей участковый старается осмотреть пациента побыстрее и обязательно направляет на обследование к узкому специалисту, где опять приходится ждать две-три недели.

– В связи с этим вопрос, почему чтобы попасть, например, на прием к невропатологу, надо брать направление у терапевта? У нас это везде практикуется.

– Что такое врач общей практики сейчас, в нашей жизни? Скорее, он диспетчер, выписывает направление к другому врачу. Сам он лечит 25 из ста человек. 75 остальных направляет к невропатологу, если болит спина, к кардиологу – если сердце покалывает, или гастроэнтерологу – если проблема с желудком. Мы должны готовить врачей общей практики широкой специализации, чтобы из ста человек он сам осматривал и давал назначения в 90 процентах случаев. И только, когда есть серьезные нарушения, больные будут направляться к узким специалистам. В казахстанских реалиях, чтобы простейший шейный остеохондроз или артериальную гипертензию определить, требуется обследование у невропатолога или кардиолога. Продолжается волокита, ожидание в очередях и хождение по кабинетам. То есть в государственных клиниках искусственно создаются такие условия, чтобы пациент вынужден был пойти в частное медучреждение.

– Как еще решить проблему с очередями в поликлиниках, чтобы в одном месте поставили диагноз и назначили лечение?

– Надо строить филиалы поликлиник. Зачастую у нас одна поликлиника обслуживает огромную территорию. Мы планируем внедрить проекты государственно-частного партнерства для создания компактных медцентров, максимально приближенных к месту жительства прикрепленного населения, в том числе на первых этажах жилых и офисных зданий. Минздрав планирует к 2020 году реализовать 60 таких проектов на основе ГЧП. Уже есть и положительный опыт. В Астане реализуется проект «Доктор у дома», предполагающий открытие компактных центров ПМСП на первых этажах жилых комплексов. В настоящее время в столице в рамках проекта функционирует три таких центра ПМСП. У вас такой «Доктор у дома» скоро появится в микрорайоне Нурсая, как филиал поликлиники №1. И это только начало. Когда создаются проекты домов, в первую очередь нужно рассматривать вопрос размещения на первых этажах детских садов и поликлиник для населения. Тем более что в вашем регионе очень много частных медицинских компаний – 28 крупных, не считая врачебных кабинетов. И это отлично, у населения есть выбор, и если частные компании будут участвовать в системе социального медицинского страхования, а я уверен, что они обязательно к этому придут, то появится хорошая конкурентная среда между государственными и частными медучреждениями. И выигрывает от этого простой человек.

– Елжан Амантаевич, вы работаете в медицине не первый год, вам не кажется, что казахстанцы любят болеть? При первых же симптомах называют себя больными и приобретают кучу лекарств.

 – Это так. Мы зачастую хотим сиюминутного результата. А ведь стоматологи, окулисты или гинекологи, например, не зря говорят, что надо проверяться каждые полгода. Например, при ухудшении зрения всегда проводится зарядка для глаз, но нам легче купить очки. При многих заболеваниях предусмотрены физические упражнения, но нам легче принять лекарства. В Казахстане зарегистрировано 262 вида болезней, это очень много.

Сложилось так, что нам удобно лечиться в больницах. Принимаем одну систему в день, два укола. Все остальное время лежим, спим, читаем газеты, смотрим телевизор. На нас работает больничный персонал – это повара, санитарки, охрана, тратятся огромные бюджетные средства. Мы все это будем сводить к минимуму, то есть в больницу смогут попасть только люди с серьезными проблемами со здоровьем, состояние которых сопряжено с риском для жизни. Во всех остальных случаях будет работать дневной стационар при поликлиниках. Высвободившиеся средства пойдут в другое русло и, прежде всего, на профилактику. Почему-то во многих поликлиниках нет кабинетов лечебно-физкультурного комплекса. А это очень полезная вещь. При многих видах заболеваний это очень важно. Такие ЛФК должны находиться на первых этажах и работать по направлению врачей.

– Возвращаясь к вопросу конкуренции частных и государственных медучреждений, хотелось бы прояснить, в чем заключается выигрыш для простого гражданина?

 – Дело в том, что фонду обязательного медицинского страхования все равно, какой медицинской организации перечислять деньги, лишь бы гражданину Казахстана была оказана квалифицированная медицинская помощь. А если коммерческие учреждения будут участвовать в этой системе, деньги пойдут к ним, так как человек выбрал их. И в этих условиях государственные поликлиники должны постараться поставить свою работу на хороший уровень. К сожалению, даже до первых руководителей это пока не доходит. Перед поездкой в Атырау я получил письмо от первого заместителя акима одной из областей, который просил убрать директора регионального филиала ФОСМС, так как он поддерживает частные клиники. Вот до чего доходят стереотипы. До сих пор директора поликлиник и больниц ждут помощи от государства, не хотят активизироваться. И частные клиники для них серьезные конкуренты.

– Но вот в далеком селе частная компания не откроет свой филиал, народ пойдет только в одну-единственную амбулаторию. А специалистов там не хватает. Если есть два врача, уже хорошо.

– В селе кто хозяин, кто за народ отвечает? Аким. Это должно быть его заботой. Да, молодому выпускнику медвуза не хочется переезжать из большого города в село. Здесь у него друзья, родные, кафе, Интернет, хороший досуг. Поэтому он вряд ли поедет в аул. Задача акима – создать для него хорошие условия – построить дорогу, провести Интернет, развить инфраструктуру. Это он будет делать не только для врача, конечно, это он обязан сделать для всего населения, в том числе для врачей и учителей. У нас часто бывает так, что замакима района едет в командировку на распределение в медицинские вузы, чтобы привлечь специалистов. На полдня, непосредственно на само распределение и устно, практически не выражая никакого интереса, приглашает молодых специалистов поехать в село. Мол, приезжай, у нас есть место. Я что-то не уверен, что к нему поедут. Помню, как на одну ярмарку выпускников приехал аким района из Северного Казахстана. Приехал за пять дней до начала распределения. Заранее узнал в деканате, кто где живет, выписал их имена и отчества и стал к ним обращаться, допустим, не просто Елжан, а Елжан Амантаевич. Хотел, чтобы молодые выпускники уже почувствовали себя врачами. Одно это уже располагает. Этот человек предложил ребятам служебную квартиру, хорошие подъемные. Сказал, что в скором времени их подключат к Интернету, у них будет служебная машина и хорошие условия для работы. Много не обещал, сказал только то, что сможет сделать. В итоге шесть ребят согласились поехать в его район. Он их сам встретил, пригласил к себе домой в гости. На следующий день ребята гостили у главного врача районной больницы. В итоге четверо из тех шестерых до сих пор работают в том районе. Я убежден, что если в селах нет врачей, то этим напрямую должен заниматься аким.

– С переходом на систему медстрахования пока остается открытым вопрос с самозанятыми людьми. Как они будут задействованы в общей системе?

– Хочу сразу сказать, что полностью охватить население не удается ни одной стране. В среднем 4-7 процентов населения каждого государства не имеет никакого статуса. В США, например, 4 процента населения проживает без статуса. В нашей стране этот вопрос успешно решается. На начало 2018 года было 2,7 миллиона граждан без статуса, сейчас их уже 1 миллион 200 тысяч человек. По Атырауской области на начало 2018 года без статуса было 54 654 человека, сейчас — 31 тысяча. Для них вводится единый совокупный платеж, или ЕСП, как это сейчас называют налоговики. Такой платеж имеет фиксированную сумму в 2525 тенге в месяц в городах и 1262 тенге в месяц в селах. Эту сумму можно заплатить сразу или ежемесячно и рассчитывать на медуслуги в рамках гарантированного объема бесплатной помощи. То есть совсем ничего не платить не получится.

– Елжан Амантаевич, есть еще один больной вопрос – это фармация. Как известно, с 2020 года аптеки не будут отпускать лекарства без рецепта. Насколько это правильно?

– Фармацевтический бизнес – один из самых распространенных в Казахстане, занимает второе место после услуг. Наша страна потребляет огромное количество лекарств, причем львиную долю народ покупает без рецепта, по совету фармацевта, зарплата которого зависит от того, сколько медикаментов он продаст. Естественно, он сделает все, чтобы вы не ушли из аптеки с пустыми руками. У нас восемь тысяч официально зарегистрированных лекарств в реестре, это очень много. Во многих странах их не более трех тысяч. В Австралии, например, аптеки отпускают всего две тысячи лекарств. Добавьте к этому менталитет нашего человека, который, не доверяя врачам, иногда экономя время, при первых симптомах болезни идет не в поликлинику, а в аптеку.

Теперь требования ужесточатся. В данном случае речь идет о запрете на реализацию без рецепта так называемых «рецептурных» лекарств, антибиотиков, например. По действующему порядку запрещается их продажа без рецептов. Однако аптеки часто нарушают это требование. В итоге – из-за неправильного приема антибиотиков у многих наших граждан развивается лекарственная устойчивость, то есть неэффективность антибиотиков. Указанные правила действуют во многих странах мира, мы тоже их вводим ради здоровья наших граждан, особенно детей. Когда ребенок температурит или горло покраснело, задача мамы – сразу снять симптомы. И ей все равно, каким путем это достигается, главное – быстро и эффективно. А какие бывают последствия после лечения антибиотиками, знает только врач. При этом «безрецептурные» лекарства остаются безрецептурными. Список определен нормативными документами нашего Министерства.

Также мы отрегулируем работу аптек, они пройдут полную сертификацию и будут прикреплены к нашей медицинской информационной системе. Врач будет выписывать лекарство, внося его в электронный паспорт здоровья, а не на бланке. Аптека на основании ИИН сможет узнать, кому что и в какой дозе назначено.

– А нам теперь перед каждым походом в аптеку надо посещать участкового врача?

– Это ведь и так положено. В обозримом будущем, если недалеко от вас будет «Доктор у дома» и человек сам научится управлять здоровьем, все будет нормально. К тому же в некоторых случаях можно будет получать консультацию врача через Интернет.

– Елжан Амантаевич, о чем еще хочет нас предупредить Минздрав?

– Что бесплатной медицины не будет. За пенсионеров, инвалидов, детей, беременных женщин и так далее – в фонд ОСМС будет платить государство. Если человек будет плохо относиться к собственному здоровью, не соблюдать рекомендации врача, то он тоже должен нести ответственность

Например, лечение сахарного диабета предусматривает большие расходы со стороны государства, а человек не хочет менять образ жизни и питание. Теперь этого не будет. Мама не хочет вакцинировать своего ребенка, а потом он может легко подхватить инфекцию. А лечить будем мы.

Мы говорим в первую очередь о мерах повышения ответственности родителей за здоровье детей, об охране репродуктивного здоровья, то есть беременность и роды, там, где действительно вопросы связаны с поздним обращением, игнорированием рекомендаций медиков, профилактических мер, скринингов, вакцинаций и так далее. По этой причине у нас увеличивается количество инфекционных заболеваний. К примеру, коклюш, корь, туберкулез у маленьких детей. Разве за это не должны нести ответственность родители? Во многих странах действует наказание за несвоевременное прохождение скрининга. И самое главное, человеку надо стараться, чтобы не старость продлилась, а здоровье дольше сохранилось.

Марина КУАНЫШЕВА

Administrator