Взятки не гладки, взятки — гадки!

Почему, несмотря на то, что из года в год совершенствуются методы борьбы с коррупцией, преступность в этой сфере не иссякает? Когда будет введена персональная ответственность первых руководителей, чьи подчиненные совершили коррупционные преступления? Ответить на эти и другие вопросы мы попросили заместителя руководителя департамента Национального бюро по противодействию коррупции по Атырауской области (Антикоррупционной службы) Малика Уайсова.

— Малик Нуржанович, Глава государства в Послании «Рост благосостояния казахстанцев: повышение доходов и качества жизни» отметил, что активная борьба с коррупцией будет продолжена. Какая работа в этом плане ведется департаментом?

— Всем известно, что борьба с коррупцией всегда остается актуальной и ежегодно отмечается в Послании Главы государства. И в нынешнем своем Послании Глава государства особо отметил, что борьба с этим социальным злом будет продолжена на системной основе. Надо понимать, что коррупция не только снижает конкурентоспособность государства, но и в конечном счете приводит к утрате доверия к власти.

С начала текущего года департаментом зарегистрировано 137 преступлений, из которых 117 фактов коррупционного характера. Как и прежде, самыми распространенными остаются такие виды коррупционных преступлений, как взяточничество и хищение бюджетных средств. В нынешнем году разоблачены в коррупции 18 первых руководителей государственных учреждений и субъектов квазигоссектора. В их числе 8 руководителей областного, 4 городского, 5 районного и один руководитель сельского уровней. Из общего количества выявленных преступлений по решению суда осуждены 45 лиц, из которых 30 осуждены к штрафу на сумму 195 млн тенге, 6 лиц осуждены к лишению свободы.

— Есть ли снижение количества коррупционных преступлений? По каким видам правонарушений регион несет печальное лидерство?

— За последние годы в нашем регионе сделаны существенные шаги по снижению уровня коррупции. Значительно сокращены административные барьеры, снижена бытовая коррупция. Осуществляется жесткий контроль над соблюдением этических норм, планомерно внедряются элементы прозрачности, повышается уровень правовой и антикоррупционной культуры граждан.

Но есть ряд коррупционных правонарушений, которые встречаются достаточно часто, и их количество не уменьшается по сей день — взяточничество, хищение вверенного чужого имущества, злоупотребление служебным положением. По сравнению с прошлым периодом количество фактов взяточничества возросло на 30%, хищений — на 64%.

— Нацбюро призывает людей не давать и не брать взятки. Как люди реагируют на этот призыв?

— Я думаю, что люди постепенно осознают, что давать и брать взятки — это преступление, ведь многое в борьбе с коррупцией зависит от активного участия всего общества. Сегодня нашей основной задачей является масштабное внедрение в общественное сознание принципа «не давать и не брать взяток». Субъектами противодействия коррупции признаны все государственные органы, общественные объединения, физические и юридические лица. То есть каждый субъект, независимо от правового статуса, обязан в пределах своих полномочий и гражданских обязанностей бороться с коррупцией в своем окружении, выявлять причины и условия, способствующие коррупционным проявлениям.

— На ваш взгляд, имеются ли региональные особенности коррупционных проявлений? На юге, например, клановость, на западе — нефтянка. Или воруют везде одинаково?

— В Атырауской области с учетом ее региональных особенностей развиты нефтяная и рыбная отрасль. Соответственно, выявление и пресечение коррупционных преступлений в указанных сферах приоритетны для нашего департамента.

За текущий период департаментом в рыбной сфере выявлен ряд преступлений должностного лица государственного органа, который брал от индивидуальных предпринимателей, занимающихся реализацией рыбы, взятки за общее покровительство при реализации рыбной продукции и непринятие мер по поступившим в их отношении заявлениям.

Приговором суда данное лицо осуждено к выплате штрафа в размере 6 500 000 тенге.

— Как вы считаете, можно ли вообще изжить бытовую коррупцию? Многие по-прежнему считают, чем своим трудом чего-то добиваться, проще заплатить…

— Да, бытовая коррупция — это действительно коррупция, с которой сегодня многие сталкиваются в повседневной жизни и платят за улучшение качества предоставляемых услуг. В основном — в школе, налоговой службе, юстиции, в поликлинике и так далее.

Теория гласит, что сокращение общего уровня преступности начинается с эффективного раскрытия мелких правонарушений. А переломить практику взяток и поборов способно только общество с абсолютной нулевой терпимостью к любым проявлениям беззакония. Необходимо масштабное изменение сознания общества, ведь желание дать взятку за решение вопроса у нас в крови.

Поэтому сегодня одним из приоритетных направлений нашей службы является искоренение бытовой коррупции в обществе. Это не только устранение ее причин, но и недопущение, и своевременное пресечение коррупционного поведения как получающих, так и дающих взятки.

Если сравнить результаты с прошлым периодом, то сейчас, в нашей стране сократилось количество людей, дающих взятки. Созданы ЦОНы, везде ставятся видеокамеры, и люди осознают, что коррупция это плохо для нас и для нашего общего будущего.

— Часто одни и те же ведомства остаются наиболее подверженными коррупции, но ни один из их руководителей не понес наказание за проявление коррупции в своем аппарате. Когда, наконец, будет введена персональная ответственность за совершение подчиненными коррупционных правонарушений?

— Да, вы правы, к сожалению, из года в год одни и те же ведомства остаются наиболее подверженными коррупции, это акиматы, квазигосударственные секторы, ДГД и т.д. Законодательно персональная ответственность руководителей за совершение подчиненными коррупционных преступлений еще не закреплена.

Глава государства в своем нынешнем Послании от 5 октября 2018 года отметил, что «нужно проработать вопрос повышения персональной дисциплинарной ответственности первых руководителей при совершении коррупционных правонарушений их подчиненными». Подобная мера повысила бы ответственность руководителей госорганов, должностных лиц в глубоком анализе коррупционных рисков, выявляя системную коррупцию в своих рядах.

Кроме этого, в нашей службе имеется практика внесения представлений по устранению обстоятельств, способствовавших совершению преступлений и других нарушений закона в порядке ст. 200 Уголовно-процессуального Кодекса РК, с одновременным рассмотрением вопроса о привлечении к ответственности виновных лиц. Данные представления рассматриваются в трудовых коллективах с участием руководства нашего департамента. За текущий период департаментом внесено 87 представлений в государственные органы, из них рассмотрено 70, по ним привлечены к ответственности 68 лиц, из них руководителей — 33.

— А как вы боритесь за чистоту в своих рядах? Ранее, когда ведомство было финансовой полицией, были скандалы, сами сотрудники, призванные бороться с коррупционными преступлениями, оказывались преступниками…

— Служба в нашем ведомстве связана с огромной гражданской ответственностью, так как общество налагает на нас большие надежды. Безусловно, негативные факторы вызывают отрицательную реакцию со стороны общества и сказываются на имидже органа в целом. В этой связи особое внимание уделяется отбору кандидатов, желающих поступить на службу в наше ведомство. Кандидаты тщательно изучаются. При тестировании проверяется их подверженность коррупции, реагирование на различные ситуации во время и вне службы.

Кроме того, в целях пресечения правонарушений со стороны сотрудников, подразделением внутренней безопасности на системной основе проводятся соответствующие профилактические мероприятия.

— Как совершенствуются государственные инструменты уголовного преследования лиц, совершивших коррупционные преступления? Сегодня мы видим, что нет неприкасаемых за коррупционные преступления, к уголовной ответственности может быть привлечен любой, невзирая на его должности и прежние заслуги.

— Безусловно, перед законом все равны, независимо от их статуса и ранга. За текущий год нашим департаментом к уголовной ответственности было привлечено немало руководителей различных ведомств, начиная от депутатов маслихата областного уровня, заместителей акима района, руководителей управлений акимата и национальных компаний. К сожалению, этот список можно продолжить, в нем достаточно много людей, игравших не последнюю роль в государственных учреждениях и нацкомпаниях. Какие бы высокие должности человек ни занимал, ему не позволено переступать черту закона.

Блиц-опрос

Считаете ли вы борьбу с коррупцией в нашей стране эффективной?

С таким вопросом корреспонденты «ПК» обратились к жителям нефтяной столицы накануне Международного дня борьбы с коррупцией.

Смадияр ЖАЯДЫЛ, ветеран труда:

— Да, борьбу ведут, и активно, но коррупция пока, к сожалению, остается. Все от нас зависит, как мы сами будем действовать в той или иной ситуации. Всегда надо оставаться честными людьми. И никакой коррупции не будет.

Кристина ЧЕРЕНКОВА, многодетная мама:

— В прессе то и дело даются сообщения, что задержаны коррупционеры, даже высокого ранга. Сразу побороть коррупцию невозможно. Известно, что госслужащим поднимают заработную плату, проводятся различные антикоррупционные мероприятия, в них участвует молодежь. Может быть, когда-то и наступит день, когда мы сможем сказать, что коррупции нет.

Нурберген МАКЫМ, журналист:

— На данном этапе об эффективности борьбы с коррупцией говорить преждевременно. Считаю, что на законодательном уровне надо повышать ответственность, законы должны быть жесткие. Сейчас судят коррупционера, он по приговору суда заплатит штраф и освобождается от отбывания наказания в тюрьме. Парадокс, ты заплати штраф и выйдешь на свободу. Получается, как бы поощряем, чтобы должностное лицо воровало? Разве должно быть так?

Жандос РАХМЕТУЛЛИН, г. Атырау:

— В плане противодействия коррупции, считаю, работы ведется много. Сам я лично никогда взяток не давал, и это моя принципиальная позиция. Да, в госорганах порядок наводят, но еще надо в этом плане хорошо поработать. Например, в ГАИ работает всего три окошка, в которых сотрудники полиции принимают и оформляют документы автомобилистов. На три окна в очереди скапливается 50-60 водителей. Какие-то люди ходят, за деньги очередь продвигают. Почему бы электронную очередь не сделать и еще больше специалистов не подключить к такой работе? Ведь столько людей ежедневно обращается в административную полицию. И это же тоже будет являться противодействием коррупции.

Светлана НОВАК

Фото: ria.ru

Administrator

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *