Война престолов по­казахски

«Перед султаном Жанибеком в низине лежал аул. Войны не было, но казалось, что враг только что побывал здесь. Остовы юрт были переломаны, здесь и там валялось немудреное имущество кочевников. Оставшиеся в живых стояли около убитых и раненых. Слышались плач и причитания.

Когда Жанибек поскакал, навстречу ему вышел седобородый сгорбленный старик.

— Что случилось, кария? — спросил султан, даже забыв поздороваться.

— Когда этому будет конец?! — сурово спросил старик, глядя в глаза султану. — Мы лишь недавно перекочевали сюда с Едиля. Там не давали нам покоя ногайские бии, астраханские султаны, татарские и башкирские аламаны. Это было понятно. А здесь вдруг абулхаировские волки… Мы не хотели давать своих джигитов для его войска и не сумели вовремя уплатить тяжелые налоги. Вот хан и прислал своих лашкаров. Они разгромили наш аул. Они грабят и убивают нас, как чужие. Спаси нас, сын Барак хана…

— Как спасти?

— Свое ханство нам нужно! — твердо сказал старик. — Зачем нам, кочевникам, повинности и налоги? Все это идет для содержания Абулхаировой Орды. И видишь, как они поступают с нами!»

Не зря я привел этот маленький отрезок из трилогии Ильяса Есенберлина «Кочевники». В нем первопричина того, почему основная часть кочевников поддержала султанов Керея и Жанибека в их отделении от орды Абулхаира-шейбанида и откочевке в пределы Моголистана более 550 лет назад. Политика Абулхаира, к концу своего ханствования ставшего больше тяготеть к городским регионам Мавераннахра, не нравилась вольнолюбивым кочевникам. Абулхаир обложил налогами и кочевую часть своего государства, а этого терпеть кочевники не хотели. Ведь со времен Чингис хана кочевник был обязан влиться в ополчение в случае войны, а в остальное время он свободно пас свой скот. Но Абулхаир хан завел регулярное войско, на содержание которого были необходимы средства. Где же их взять, если к тому времени земледельческие оазисы, которые исправно платили дань со времен Бату, теперь частично были под властью тимуридов, Русь осталась за пределами влияния его государства. Приходилось собирать подати у кочевого населения, которое платить было не настроено. И тогда туленгуты хана обрушивались на мирные аулы. А войн было много. Потомки хромого Тимура жаждали былого величия, Ногайская Орда, возглавляемая многочисленными отпрысками знаменитого Едиге, пыталась распространить свое влияние до Иртыша, да и чагатаиды Моголистана при поддержке беков из рода дулат не выказывали особой дружбы, готовые в любой удобный момент мертвой хваткой вцепиться в горло.

Одним словом, ситуация в государстве кочевых узбеков (распространенное у восточных авторов название ханства Абулхаира) складывалась аховая. Сам ход истории диктовал хану или принять условия местных народных вождей, или похоронить созданное им самим на развалинах Улуг Улуса государство. Абулхаир не смог принять правильное решение. А настроение народных масс и недовольство ханом очень точно передают слова, сказанные знаменитым степным философом, политическим деятелем, жырау Асан — Кайгы прямо в лицо самому Абулхаиру:

Даже хан, отрекшийся

от справедливости,

Не будет удостоен могилы!

Ребра мои готовы разойтись,

И близка моя смерть…

Так разгони же мою тоску, хан,

И не торопись замаливать грехи!

Самый большой из них хочешь

совершить:

Поджечь родной дом!..

На две части желаешь рассечь

Единый живой плод.

Горькое одиночество ждет того,

Кто уже не верит друзьям…

Забыл ты родную степь,

И болит душа старого певца-жырау…

Не вноси же раздоры и братоубийство

В единую семью!..

Кривые пути, мой хан,

Ведут во мрак…

От тебя зависит сейчас,

Быть светлой заре или черной буре!

Таким положением дел выгодно воспользовались потомки Урус хана – Керей и Жанибек, сумевшие встать во главе народного движения и возглавить его. Отец Жанибека и дядя Керея Барак хан (внук Урус хана) был одним из последних ханов Золотой Орды. Но проханствовав около пяти лет, был убит в 1428 году ногайскими беками Гази и Наурузом, которые мстили за смерть своего брата — Мансур бия (Мансур был беклербеком Барака, но был казнен ханом, заподозрившим его в интригах против себя).

А племена восточного Дешт-и-Кипчака: кереи, найманы, аргыны в потомках Урус хана видели своих законных повелителей, нежели в Абулхаире, который вел свою родословную от Шебана (Сибан). Шейбаниды долгое время правили в Сибири, но не в степях Дешта, а нынешний Центральный Казахстан всегда оставался под влиянием потомков Орда Ежена и Токай Тимура. Между тем мнения историков по этому вопросу разделились. Одни считают Керея и Жанибека потомками старшего сына Джучи Орды Ежена, другие — тринадцатого сына Тукай Тимура. И в том, и в другом случаях эти два султана имели больше прав на ханство в Орде, нежели Абулхаир. А с точки зрения людей того времени, наследственные права на трон имели огромное значение.

В 1457 году войска Абулхаира потерпели тяжелейшее поражение от ойратов, и он был вынужден подписать унизительный договор с ними. Это окончательно подорвало авторитет хана – роды и племена выходили из подчинения и уходили в сторону Семиречья в Моголистан. Именно на этот период приходится убийство аргынского бия Акжола (настоящее имя Даиркожа) кипчакским батыром Кобланды. Кобланды считался правой рукой Абулхаира, а аргыны были в удельной власти мятежных султанов. Керей и Жанибек явились в ставку с требованием куна (выкупа) за убийство своего бия.

— Берите жизнь трех кипчакских джигитов на выбор и закрывайте иск! — предложил хан Абулхаир.

— Нам не нужна жизнь невинных людей, — сказали они. — Нам нужна голова Кобланды!

На это хан Абулхаир не мог согласиться, и султаны знали об этом. Не будет спор разрешен головой лишь одного Кобланды батыра. А если хан потеряет Кобланды, то лишится поддержки кипчаков.

— Нет, я не отдам вам Кобланды батыра! — ответил хан.

Жанибек с Кереем встали с подушек без его позволения:

— В таком случае мы уходим!

Так, конфликт между представителями двух племен стал формальным поводом для ухода части кочевых узбеков (будущих казахов) из-под власти Абулхаира. Предположительно, это был год 1458-1459.

Хан Моголистана Иса-Буга встретил султанов с распростертыми объятиями. Положение ханства на тот момент было тяжелым. В первую очередь из-за родного брата Жунуса, который убежал к тимуридам и пригретый ими постоянно интриговал против хана в надежде сместить того с трона. Взаимоотношения с наследниками хромца были очень напряженными, и Иса-Буга постоянно ждал нападения с той стороны. А на восточных границах активизировались набравшие силы ойраты, и что ни день, беспокоили соседние кочевья. В такой обстановке приход султанов, приведших с собой около двухсот тысяч сторонников, было хорошим решением проблемы. Долго и подробно обсуждал хан со своими советниками создавшееся положение. Решено было поселить пришельцев по всей границе Моголистана с Синей Ордой и тимуридами вдоль рек Чу, Сарысу, Талас и Бадам, а также отдать им северные склоны гор Козыбас и Каратау. Боевым щитом станут служить они против Абулхаира и эмира Абдусаида, и не будет более преданных защитников, чем они.

Но это еще не все. В качестве платежа за полученные земли и пастбища казахские роды будут выделять полностью вооруженные отряды и на другую границу — с Ойратским ханством, если там вспыхнет война. Так что выгода от них для Моголистана будет двойная.

А Моголистан, ныне Семиречье, уже в те годы был заселен родами албан, суан, жалайыр, дулат. То есть это племена, которые впоследствии составили костяк Старшего жуза Казахского ханства. Прошло всего несколько лет и обосновавшиеся на новых пастбищах племена почувствовали свое единство и силу. Стало ясно, что пришла пора основать свое ханство. На курултае всех племен первым казахским ханом на белой кошме был поднят Керей. Историки датируют это событие 1465 годом.

Первые годы молодого государства прошли сравнительно мирно, были небольшие стычки с ойратами, но самый непримиримый враг Абулхаир хан только издали грозил кулаком, но все тянул с решительным наступлением. А Керей и Жанибек с выгодой использовали время, чтобы упорядочить свои дела, распределяли места летних и зимних кочевок, определяли размеры пошлин в ханскую казну, создавали ополчения и назначали места сбора воинов в случае нападения. Абулхаир предпринял поход против Казахского ханства лишь в 1468 году, но в пути заболел и умер. После его смерти государство кочевых узбеков (Синяя Орда) распалось, и казахи стали постепенно возвращаться в родные кочевья и занимать свои прежние земли.

Керей хан умер предположительно в 1472-1473 годах. Обстоятельства его смерти неизвестны. А вот с ближайшим сподвижником Керея Жанибеком все гораздо сложнее. И тут же встает первый вопрос: «Стал ли Жанибек ханом?» С одной стороны, в средневековых летописях его наряду с Кереем величают ханом, с другой, есть мнение, что сразу после кончины отца ханом стал сын Керея Бурундук. Но мы будем придерживаться официальной точки зрения, принятой в учебниках казахской истории. После смерти Абулхаира казахи вернулись на свои земли, и ханство стало простираться от Моголистана до Жаика. Керей сделал Жанибека правителем западных областей, и султан занял столицу Ногайской Орды — Сарайшык. Главу ногаев бия Мусу он назначил своим беклербеком. Появились первые признаки возникновения долгосрочного союза между казахами и ногаями, а может быть, объединения в одно ханство. Но умер Керей хан, и Жанибек вернулся на Восток и принял ханство, а в Сарайшыке был поставлен Бурундук. Ногаи не захотели подчиняться новому наместнику, изгнали его и вернули свою независимость.

А Жанибек вел войны с возродившейся ордой шейбанидов, где к власти пришел внук грозного Абулхаира Мухаммед. В основном война велась за обладание южными городами Созак, Сайрам, Яссы (Туркестан), Отрар… Жанибек прекрасно понимал, что без городского пояса новому государству не быть, в противном случае ханство ждет безрадостное будущее заурядного владения под патронажем какого-нибудь соседнего владыки. В одной из битв и погиб Жанибек хан. Очередь взойти на трон дошла до старшего сына Керея – Бурундука.

Под руководством Керея и Жанибека наши предки создали первое самостоятельное государство – Казахское ханство. Благодаря их мудрости новое государство сумело выжить и укрепиться. Особенно привлекает ситуация, что не было борьбы за трон. Именно они вернули принцип наследования трона – от старшего брата к младшему, от дяди к племяннику. В последующие годы иногда этот принцип нарушался, курултай биев и батыров выбирал наиболее достойного из претендентов, но одно остается неизменным: ни один казахский хан не пришел к власти в результате убийства своего предшественника. Керей и Жанибек заложили это на все годы существования ханства. Были случаи, когда добровольно уступали трон, но убийств не было. В этом мудрость нашего народа. Может быть, поэтому Казахское ханство – последнее самостоятельное государство кочевников, которое возглавляли потомки великого потрясателя Вселенной, человека второго тысячелетия – Чингисхана.

Кайрат САТАЕВ

Administrator