Военная вахта нефтяников

Великая Отечественная война существенно изменила пути развития нефтеперерабатывающей отрасли страны. С первых дней войны нефтяная промышленность республики стала работать на фронт, поставляя топливо для армии. Казахстанские нефтяники мобилизовали все свои ресурсы, объявляя свои рабочие места вторым фронтом. К началу 1942 года вместо ранее добываемых 50 тонн нефти в сутки кульсаринские нефтепромысловики увеличили добычу черного золота до 800 тонн, бесперебойно обеспечивая фронт нефтью и нефтепродуктами.

Гурьев в то время был перевалочной базой кавказских нефтепродуктов. По Каспию шли нефтеналивные баржи с бакинской нефтью до острова Пешной. Через Гурьев переправлялась бакинская нефть на Урал и в Сибирь. С помощью Государственного Комитета Обороны была решена задача строительства нефтепровода «Пешной – Гурьев — Орск» и морского порта на острове Большой Пешной, который являлся перевалочным пунктом для отправки нефтепродуктов и других грузов военного значения. Здесь впервые в мире был применен способ транспортировки нефтепродуктов по воде в цистернах путем буксировки. Работники морского флота в шесть раз увеличили перевозки нефтепродуктов — Гурьев стал тыловой коммуникацией южной группы войск фронта. Он связывал фронт с Кавказом и Средней Азией.

В апреле 1942 года начали строить нефтепровод с Пешного до нефтебазы на Ширине с двумя наливными эстакадами. Затем за 15 дней была проложена железная дорога от станции Гурьев до нефтебазы, и с 10 августа этого года через Гурьев двинулся поток кавказских нефтепродуктов в глубь страны. За годы войны только по нефтепроводу «Гурьев – Орск» было отправлено более 3 млн тонн топлива. Кроме этого, по железной дороге на заводы страны ушли сотни тысяч тонн нефти с собственных нефтяных месторождений Прикаспия.

Но нужда в нефти выросла многократно. Когда на полях сражений в воздухе, на земле, на воде и даже под водой работали тысячи и тысячи моторов, ясно, насколько возросла ценность горючего. Нефтяники Эмбы работали в напряженном ритме, по 12-13 часов в сутки. На всех нефтепромыслах были организованы фронтовые бригады. Кому нужно доказывать, насколько было важно скорее найти продуктивные горизонты, скорее начать освоение? Именно поэтому нефтяники развертывали объемы геолого-поисковых и геологоразведочных работ. Благодаря такой дальновидной политике были открыты и введены в разработку такие важные месторождения, как Комсомольское (1943), Кошкар (1944), Тентексор (1945). Но первым был введен Жолдыбай, месторождение, расположенное в очень удачном месте (18 км северо-восточнее Маката), оно давало возможность быстрейшего обеспечения и разработки структуры, подготовленной еще несколько лет назад.

И здесь успешно совмещалось и разведочное, и эксплуатационное бурение. То есть, как только получили нефтепроявления, подтвердившие наличие нефти, быстро вскрывали пласт — разворачивался весь комплекс работ по монтажу наземного и подземного скважинного оборудования, а следом и по освоению скважин. Все буровые станки работали на предельных скоростях, буровики вообще отказались от выходных дней, что позволило организовать дополнительные бригады. И добиваться рекордной выработки за каждый день. В результате самоотверженного труда разведчиков недр в сентябре 1941 года дала нефть скважина №1 на Жолдыбае. Суточный дебит составлял 15 тонн нефти. А затем получили нефть и из других скважин. Нефть была высококачественной — малосернистой, малопарафинистой. Так что уже первые тонны жолдыбайского черного золота были хорошим подспорьем фронту. И дальше работа шла четко, организованно.

Одновременно с открытием и вводом в разработку нефтегазовых месторождений совершенствовались техника и технология нефтедобычи. Так, впервые в истории добычи нефти в СССР на месторождениях Доссор и Макат в 1944 году было применено площадное внутриконтурное заводнение нефтяных горизонтов. В результате среднемесячный дебит скважин старого фонда возрос на 9 процентов, а нового — на 19. С 1941 года на нефтепромысле Байчунас стал внедряться в производство метод эксплуатации двух и более горизонтов. Такие работы, начатые под руководством М. Сазонова и Г. Хакимова, дали высокий эффект и на месторождении Косчагыл. На совместную эксплуатацию нескольких горизонтов было переведено 65 скважин, что позволило дополнительно получать сотни тонн высококачественной нефти в день. Именно в те годы было внедрено совместное с геологом Ивановым рацпредложение Ж.А. Досмухамбетова по усиленному отбору жидкости, принесшее огромный эффект.

В практику вошел метод бескондукторного бурения. Это дело требовало особой осторожности. При малейшем несоблюдении технических правил мог случиться прихват инструмента, обвал и даже газовый выброс. Нужно было следить, чтобы во время подъема и спуска труб ствол скважины обязательно был заполнен раствором. И чтобы не допустить ни малейшего отклонения от плана бурения. И не дай бог — сбавить скорость. А если учесть, по сколько часов стояли вахту буровики, понятно, каких напряжений и усилий это требовало. Но главное стремление придавало силы. И все получалось. Смогли сэкономить обсадные трубы и цемент и не сбавить объемы бурения. Бейсенгали Утеулиев, первым освоивший бурение скважин без кондуктора, был удостоен высшей государственной награды — ордена Ленина, как сказано в представлении – за трудовой подвиг.

А иначе, как подвигом, и не назовешь беззаветный труд нефтяников Эмбы во имя Победы. К 1943 году такой метод проводки скважин освоили и другие мастера, прежде всего Р.Искариев и Т.Беркалиев, а затем их опыт был перенят всеми коллективами буровиков. Бригаде буровиков Р.Искариева семь раз вручали знамя Государственного Комитета Обороны. В результате оно было оставлено в коллективе на вечное хранение, а сам Искариев также был удостоен ордена Ленина.

Невозможно без волнения и чувства преклонения читать воспоминания ветеранов. Вот что рассказывал ветеран НГДУ «Доссорнефть» Серик Бекмурзиев.

«Помню, на скважине № 147 нового поля восточного участка после промывки песчаной пробки ударил фонтан нефти с газом. Пока в колонне бурлил газ, успели посадить на нее головку, подсоединить заранее приготовленную выкидную линию. Но сильно пропускала прокладка колонной головки, наверное, негодная резьба у болта — надо менять. А нефть с газом из прокладки бьет, свистит. Мой отец Айдарбай Бекмурзиев работал тогда старшим оператором этого участка. Вот и полез по указанию мастера в нефтегазовый фонтан в обычной одежде. Товарищи смотрят: он снял неисправный болт, вставил новый, но, не успев затянуть гайку, упал. Как оказалось, отец вдохнул сильную струю газа. Его быстро вытащили на открытый воздух, вызвали врача, тот привел отца в чувство. Отец полежал минут пять, потом выпил стакан воды. И… пошел работать. Главной мыслью у нас было дать больше нефти фронту».

Первыми в стране эмбинцы внедряли вторичный метод эксплуатации месторождений — под большим давлением в пласт нагнетается газ, воздух или вода для поднятия внутрипластового давления с целью увеличения притока нефти к устью скважины. 28 августа такая установка по заводнению впервые была запущена в Доссоре, в итоге прирост добычи нефти из второго юрского горизонта составил до 10 тонн в сутки. А вскоре уже по всем старым промыслам распространили площадное и внутрискважинное заводнение. Все делалось для того, чтобы больше и больше нефти получала страна. Рекордным был 1943 год, когда на-гора было выдано около миллиона тонн нефти.

По «Казахстанефтекомбинату» действовало 79 комсомольско-молодежных фронтовых бригад и участков. Сколько было интересных починов, вахт, посвященных той или иной победе, городу-герою. Оператор цеха добычи Кульсары Мендыкара Мустафединов предложил добыть сверх плана эшелон нефти и направить его в подарок воинам, оборонявшим Ленинград. Комсомольцы месторождения подхватили этот почин и вместо 350 добыли 530 тонн сверх плана. И 30 апреля один эшелон нефти был сдан на базу под названием «красные нефтяники». И потом эшелон сопровождала группа нефтяников во главе с бригадиром комсомольско-молодежной бригады Василием Данченко. Делегацию из Казахстана под Ленинградом встретили казахстанские воины и провели митинг. «Наш танк «Т-34», несмотря на зиму, будет работать лучше, преодолевать препятствия, — сказал танкист Хиуадолла Сапаулы,- потому что советские танки работают на масле МД, которое производится из нефти Казахстана, об этом вы лучше меня знаете и знаете, что «МД» значит «Макат — Доссор». Чем больше нефти вы будете добывать, тем быстрее мы загоним врага в его логово».

Саламат Мукашевич Мукашев, бывший руководитель области, председатель Президиума Верховного Совета КазССР, общественный деятель, отмечал, что в годы войны и годы послевоенного восстановления разрушенного хозяйства на Эмбе было много мастеров-нефтяников, которые показали молодым образец самоотверженного труда. Бермагамбетов Назен, Тулекбаев Базаргали, Аманбердиев Ермаш, Сонабаев Каби, Кошкимбаев Малдыбай, Даулетов Арон, Абдигалиев Макиат, Шамеков Шымырбай – их опыт работы был признан учеными. Возможно, поэтому из этой среды выросло много руководителей крупных производств, руководителей хозяйств, общественных деятелей. В годы войны выросли такие замечательные кадры нефтяников-женщин, как Б. Даужанова, Ж. Каспаева, Р. Махамбетова, А. Алтаева, Ш. Тлеугалиева, Н. Шагирова, ставшая позднее Героем Социалистического Труда, мастер по добыче нефти Б. Доспаева, удостоенная орденов Ленина и Трудового Красного Знамени, так как возглавляемая ею бригада систематически перевыполняла плановые задания.

Благодаря трудовому героизму казахстанских нефтяников добыча нефти в 1941-1945 годах выросла в четыре раза по сравнению с дореволюционным периодом.

Любовь МОНАСТЫРСКАЯ

Administrator