Сотрудникам правоохранительных и контрольно-надзорных органов будут давать взятку на законном основании

Разве такое возможно? Оказывается, да. В рамках конфиденциальной проверки работниками антикоррупционной службы. Такой подход в выявлении взяточников ведомство намерено внедрить в самое ближайшее время.

О новшествах в борьбе с коррупционерами мы попросили рассказать первого заместителя руководителя департамента по противодействию коррупции Атырауской области Рафаэля Тулешова.

– Рафаэль Салешевич, Национальное бюро по противодействию коррупции преобразовано в Агентство по противодействию коррупции (Антикоррупционную службу). Как теперь строится работа по выявлению коррупционеров?

– Путем изменения подходов, мышления и всего привычного алгоритма действий. Агентство является независимым правоохранительным органом, наделенным исключительными комплексными компетенциями в противодействии коррупции, в то время как Нацбюро являлось ведомством в составе Агентства Республики Казахстан по делам государственной службы и противодействию коррупции. Агентство по противодействию коррупции должно усилить борьбу с коррупцией. За основу взята модель наиболее успешных зарубежных антикоррупционных органов. Только рациональное сочетание предупреждения, просвещения и мер уголовно-правового характера поможет добиться решительного перелома в сфере противодействия коррупции.

– Не означает ли желание усилить борьбу с коррупцией, что в погоне за показателями вы будете стремиться записать как можно большее число людей в коррупционеры?

Главный акцент в работе будет делаться на превенции коррупции. Для усиления данного направления в Агентстве создано три новых департамента. Департамент превенции занимается проведением антикоррупционного мониторинга, анализом коррупционных рисков и их последующим устранением, осуществляет комплексную работу по сокращению административных барьеров и бюрократических процедур. Антикоррупционный мониторинг помогает держать руку на пульсе и выявлять «болевые точки», влияющие на социальное самочувствие наших граждан. Для этого осуществляется системный контроль публикаций в СМИ, интернет-пространстве, соцсетях.

В настоящее время усовершенствованы подходы по проведению такого мониторинга. Приказом председателя Агентства определены две его формы – циклический и тематический. Первая форма нацелена на мониторинг постоянно повторяющихся, циклических событий в жизни общества, например, ежегодное выделение субсидий на сельхозработы, проведение ЕНТ, распределение грантов и др.

Вторая форма мониторинга направлена на изучение проблемных вопросов в той или иной сфере. Это может быть введение новой законодательной нормы, оказывающей влияние на общество, или проблемы определенной целевой группы.

– Получается, что ваши аналитики на основе мониторинга выявляют проблемные участки, где может прорасти коррупция. А насколько проявляют активность в этом вопросе общество, рядовые граждане?

– Уверен, эффективное противодействие коррупции, в частности, возможно лишь при активном участии населения. Call-центр Агентства 1424 в круглосуточном режиме реагирует на телефонные сообщения о коррупционных фактах, в том числе о совершенных или готовящихся правонарушениях, а также о случаях воспрепятствования предпринимательской деятельности.

Если ранее уголовные дела возбуждались на основании материалов оперативных разработок и документальных проверок со стороны контрольно-надзорных органов, то сегодня Агентство также полагается и на сообщения неравнодушных людей. При поступлении звонка о подозрении на совершение коррупционного правонарушения оператор незамедлительно соединяет абонента с дежурным офицером Агентства, который регистрирует сообщение и принимает меры оперативного реагирования. Каждое сообщение своевременно проверяется. При наличии достаточных оснований начинается досудебное расследование.

Количество уголовных дел, открытых по результатам поступивших сообщений через call-центр, увеличивается. Как известно, лицам, сообщившим о факте коррупционного правонарушения, или иным образом оказывающим содействие в противодействии коррупции, выплачивается едино­временное денежное вознаграждение.

– Будет ли использоваться потенциал неправительственного сектора и экспертов?

– Обязательно. В Агентстве создаются общественный и экспертный советы. В состав последнего, кроме оте­чественных, будут включены и зарубежные специалисты. Площадками обеспечения качественной обратной связи с населением и участия неправительственного сектора в формировании антикоррупционной политики стали Специальные мониторинговые группы и проектные офисы.

– Но ни для кого не секрет, что часто люди считают в порядке вещей «отблагодарить» при решении того или иного вопроса, и, по правде говоря, не считают это взяткой. Я не имею в виду, когда действием или бездействием власть имущие принуждают «дать на лапу», чтобы решить вопрос. Может, у нас особая ментальность такая?

– Конечно, нужно работать над продвижением соответствующей идеологии в контексте формирования антикоррупционной культуры. Сегодня у нас создан департамент добропорядочности, и его сотрудники работают в тесном взаимодействии с госорганами и гражданским обществом (по принципу «от семьи до трудовой карьеры»). Драйвером является проект «Адалдық алаңы» («Регионы, свободные от коррупции»), в рамках которого также реализовываются направления «Protecting business and investments», «Саналы Ұрпақ» («Сознательное поколение»). Главной целью проекта «Адалдық алаңы» является искоренение бытовой коррупции и исключение коррупционных рисков в социально значимых сферах.

Открываются сервисные акиматы с удобными фронт-офисами (вплоть до районных акиматов и сельских округов). Для объективности процесса и прозрачности в качестве наблюдателей на тестирования для поступления в магистратуру и докторантуру вузов и прохождения экзаменов в учреждения технического и профессионального образования привлечены члены специальных мониторинговых групп при Агентстве, представители проектных офисов «Адалдық алаңы» и общественных объединений.

В новом департаменте парт­нерства реализуется информационная имиджевая политика.

– Ранее в Нацбюро функционировало оперативно-следственное подразделение. Какие произошли изменения?

– Спектр деятельности подразделения расширен. Агентство расследует факты взяточничества, растрат и хищений, злоупотребления должностными полномочиями, служебного подлога, воспрепятствования предпринимательской деятельности и др. в государственном секторе.

За счет внутренних резервов созданы два новых департамента, и они занимаются выявлением и расследованием коррупционных правонарушений в квазигосударственном секторе, а также судебных и правоохранительных органах. Это решение продиктовано, во-первых, стратегической значимостью искоренения коррупции в деятельности нацхолдингов, компаний и предприятий с государственным участием, осваивающих огромные средства. Во-вторых, серьезно подрывает доверие общества уровень коррупции в правоохранительных и судебных органах. Все страны, добившиеся ощутимых результатов в снижении уровня коррупции, начинали с правоохранительных органов. Скорейшее изменение ситуации в этих структурах обеспечит внушительный эффект, способный свести к минимуму коррупцию и в других сферах.

– Иногда создается впечатление, что в борьбе с коррупцией мы топчемся на месте. Да, разоблачают, да, ловят, но разве не должны нести ответственность за преступления подчиненных первые руководители? Мы говорим об этом уже в течение многих лет, предложения озвучивались с самых высоких трибун, но воз и ныне там. Агентство вносит законодательные предложения в рамках антикоррупционных мер?

– В настоящее время ведется комплексная работа по подготовке нового пакета антикоррупционных реформ, в том числе введение института отставки первых руководителей госорганов (акимов). Руководители будут обязаны подавать в отставку после вступления в законную силу обвинительного приговора суда или решения о прекращении уголовного дела по нереабилитирующим основаниям за совершение коррупционных правонарушений их подчиненными. Перечень таковых определяется и будет законодательно закреплен.

Предполагается установление гражданско-правовой ответственности за существенное несоответствие расходов доходам. Неподтвержденные доходы предлагается взыскивать в доход государства, а в отношении госслужащих помимо этого также применять увольнение. При этом лица, ранее уволенные в связи с незаконным обогащением, не могут быть приняты на госслужбу в течение последующих трех лет.

Кроме того, будет введен институт проверки на добропорядочность Integrity Check (Testing). Это аналог служебной проверки в отношении сотрудников правоохранительных и контрольно-надзорных органов, которая будет осуществляться в рамках особого производства (конфиденциальными методами) и строго с санкции суда. Законодательно предлагается установить гарантии защиты от зло­употреблений, такие как ограничение периода проверки (не более одного месяца), и запрет на повторное проведение проверки в отношении одного и то же лица в течение определенного промежутка времени (не чаще одного раза в два года). В случае согласия на получение взятки, других выгод и преимуществ тестируемый (проверяемый) будет подлежать увольнению. При этом в отношении него будет установлен запрет на занятие государственных должностей в течение последующих трех лет.

Светлана НОВАК

Administrator