Ножницы судьбы

9 ноября 2018 Правопорядок0

– Я виноват, я раскаиваюсь, я не хотел убивать, – последние слова подсудимого. Но отца двоих детей, не дождавшихся его с вахты, уже не вернуть.

Мы продолжаем публикацию материалов под новой рубрикой «Из архива суда». Ранее мы рассказали о судебном деле в отношении банды Нижарадзе, грабившей состоятельных атыраусцев и убившей известного адвоката Людмилу Калягину. На этот раз открываем архивное дело об убийстве начальника Алма-Атинской геофизической экспедиции Бисенбая Кабкенова.

Преступление совершено в 1991 году в Кызылкогинском районе. Уголовное дело в открытом судебном заседании в марте 1992 года рассмотрела судебная коллегия Атырауского областного суда.

На скамье подсудимых водитель экспедиции, 1961 года рождения, ранее несколько раз судимый за тяжкие преступления. Как тип с крайне нелицеприятной биографией и отличающийся взрывным характером попал в геофизическую экспедицию? Представители потерпевшей стороны просили назначить преступнику высшую меру наказания – расстрел.

…Вечером 18 апреля 1991 года на участке Былкылдакты Кызылкогинского района водитель Канат Керимбеков, успевший где-то напиться спиртных напитков, без какого-либо повода стал придираться к начальнику экспедиции Бисенбаю Кабкенову. Увидев такое положение дел, трое рабочих экспедиции пытались успокоить разбушевавшегося коллегу, но тот лишь отмахнулся. Неожиданно хулиган, заскочив в свой вагончик, выбежал оттуда с ножом. Нажав на кнопку рукоятки, стал размахивать выскочившим холодным лезвием ножа. Попал в шею и голову одного из рабочих, который получил легкие телесные повреждения. После потасовки нож удалось отобрать и даже уложить пьяницу в постель, но, как оказалось, успокаиваться было рано. Через некоторое время агрессивный характер дал о себе знать: К. Керимбеков нашел ножницы и вышел из вагончика. С криком «можете уволить хоть сегодня» он стал приближаться к начальнику экспедиции, и дальше произошло ужасное – неожиданно для всех он направил удар ножницами прямо в его сердце. Рана оказалась смертельной, Бисенбай Кабкенов скончался на месте. Тем временем К. Керимбеков бросился в бега. Он сел в закрепленную за ним автомашину «Урал 4320» и скрылся с места преступления. Догнать его и задержать оказалось не так-то просто.

Получив сообщение об убийстве, оперативная группа уголовного розыска попыталась задержать машину, заблокировав перекресток Миялы – Сагиз. Руководитель группы капитан милиции Е. Жайлыбаев, увидев свет фар, вышел на дорогу. Пытаясь остановить машину, стал подавать сигналы жезлом. Керимбеков направил грузовик точно на милиционера. Еще чуть-чуть и произошла бы еще одна трагедия. Жайлыбаев успел отпрыгнуть на обочину грейдера. Беглец, задев по боковой «КамАЗ», скрылся. Через некоторое время машину нашли, но убийцы там не было. 

…На суде Керимбеков признал себя виновным лишь частично, старался себя обелить. С его слов следовало, что после работы он зашел в вагончик своего коллеги и тот предложил ему съездить на станцию Сагиз за водкой. Там они поссорились, дело дошло до драки.

– Никому ранений ножом я не наносил, – доказывал подсудимый.

Когда он вышел из вагончика, то увидел начальника экспедиции, который ему заявил «Ты еще жив?». Подошел к Кабкенову и попросил его объяснить причину такого отношения к нему. Начальник назвал его наркоманом и стал оскорблять его мать, набросился на него, стал душить. Водитель, выхватив ножницы, которые находились в нагрудном кармане спецовки, ударил. После этого уже ничего не помнил, был как в тумане, заявил подсудимый.

Представители потерпевшего Д. Салыков и А. Куланчиев просили сурово наказать убийцу. Они сказали, что произошло большое горе, убит человек, двое детей остались без отца. И настаивали об исключительной мере наказания для преступника – расстреле.

При определении меры наказания суд принял во внимание ряд факторов: Керимбеков (он был родом из Чуйского района Джамбульской области) ранее дважды приговаривался к лишению свободы. Очередное преступление совершил в нетрезвом состоянии, с тяжелыми последствиями. Вместе с тем подсудимый после освобождения из мест лишения свободы занимался общественно полезным трудом, а в производственной характеристике ничего дискредитирующего не было – добросовестно относился к работе, только все портила его вспыльчивость и агрессивность.

На судебном процессе убийца раскаялся в содеянном преступлении. Но что может измениться от покаянных слов? Человека уже не вернуть. Подсудимого признали виновным в преступлении и приговорили к пятнадцати годам лишения свободы со ссылкой на пять лет, с отбыванием наказания в исправительной трудовой колонии строгого режима. Кроме того, суд обязал взыскать с Керимбекова в пользу Алма-Атинской геофизической экспедиции ущерб в сумме 4841 рубля, в пользу СПТУ станции Сагиз – 1022 рубля 22 копейки, израсходованных на ремонт автомашин. Вещественные доказательства – кухонный и кнопочный ножи подлежали уничтожению, а милицейская дубинка – возврату по принадлежности.

Светлана НОВАК

 

Administrator