Помнит Ленинград

Недавно мне посчастливилось побывать в этом сквере. Памятник находится в тихом месте Питера, сам сквер разбит именно на улице Алии Молдагуловой. Если пройтись минут пять, то вы окажетесь в офисе казахского общества Санкт-Петербурга и Ленинградской области «Ата-Мекен», а если пойти еще дальше, то через четверть часа – вы в школе №140, где давно работает музей имени Героя Советского Союза Алии Молдагуловой.

Я попала удачно к Алие: в тот день представители «Ата-Мекен», кто еще ни разу не был у памятника, проводили церемонию возложения венков.

Председатель «Ата-Мекен», уроженец Гурьевской области Сарсенгали Куспанов рассказал у монумента о жизни Алии Молдагуловой и некоторых интересных моментах, связанных с девушкой-снайпером. Со свойственной ему сыновней любовью к предкам, к истории, к памяти об Алие.

– Когда был открыт музей Алии в школе, где она раньше училась, ошибочно указали фамилию «Малдагулова», – вспоминает Куспанов. – Я начал спорить с чиновниками: у казахов нет слова «Малдагул», есть слово «молда». И вот мы почти полгода Смольный «брали» со скульптором Айнековым Маратом (он ваял Алию под Псковом и еще возвел Абая Кунанбаева в Москве) и еще несколькими соотечественниками. И все же добились, чтобы поправили на «Молдагулова». Что касается вопроса о том, чтобы дать имя нашего Героя школе, в которой работает музей Алии – силы наши тогда были в этом плане маленькими. Так, пока школа без имени, но с музеем Алии.

К слову, с инициативой присвоить имя казахского снайпера петербургской средней школе №140 сегодня выступают активные петербуржцы. Например, работник Санкт-Петербургского государственного университета Игорь Мацко собирает документы для этого важного дела. Ведь именно в этой школе (в годы войны – школа №9) раньше училась Алия.

…Напомним, что в Ленинград уроженка Актюбинской области Алия Молдагулова попала с семьей дяди (она рано осталась сиротой), который поступил в военно-транспортную академию в Москве, а затем переехал в город на Неве. В июне 1941 года, с началом Великой Отечественной войны, семью дяди эвакуировали. Однако Алия предпочла остаться в Ленинграде. 8 сентября 1941 года началась блокада Ленинграда, а в марте 1942-го вместе с детским домом, где воспитывалась Алия, выехала из осажденного Ленинграда в село Вятское Ярославской области. Там она окончила 7-й класс Вятской средней школы и поступила в Рыбинский авиационный техникум. Ей очень хотелось воевать в воздухе, но она попала в учебную группу по специальности «холодная обработка металла». Через три месяца Алия Молдагулова подала заявление в РККА с просьбой отправить ее на фронт. 21 декабря 1942 года она была отчислена из техникума «в связи с уходом на фронт»…

Сарсенгали Аккулович делится:

– Когда в этой школе был создан музей Алии, поначалу его посещали человек восемь, воевавших с нашей соотечественницей. Очень много интересного рассказывали о ней. Потом стали приходить все меньше – сначала семь фронтовиков, потом шесть, потом пять…

– Сейчас, насколько мне известно, осталась только одна фронтовичка, воевавшая с Лией. Проживает здесь, в Санкт-Петербурге. Ей уже под сто, родных нет, помогает работница собеса и более она никого видеть не хочет…

В ходе Ленинградско-Новгородской операции в начале января 1944 года 54-я стрелковая бригада маршем выдвинулась вдоль фронта к городу Новосокольники (Псковская область), где прорвав оборону противника, вышла вперед, севернее города. По воспоминаниям Г.В. Варшавского, политрука 4-го батальона, где служила снайпер Алия Молдагулова, части бригады вышли к железной дороге у станции Насва, где были встречены сильным огнем противника. Заняв ночью исходные рубежи, красноармейцы атаковали на рассвете 14 января 1944 года. Батальону, действия которого

прикрывали снайперы, была поставлена задача перерезать железную дорогу Новосокольники — Дно в районе станции Насва и захватить деревню Казачиха. Несмотря на то, что первая линия обороны уже была успешно прорвана, атака захлебнулась из-за сильного ответного огня противника. В этот критический момент Алия Молдагулова встала во весь рост и крикнула: «Братья, солдаты, за мной!». В тот день Алия трижды участвовала в отражении контратак противника.

Во время одной из атак Алия Молдагулова, будучи раненной в руку осколком мины, тем не менее, участвовала в рукопашном бою, который завязался в немецкой траншее. В ходе боя Алия была вторично ранена немецким офицером. Она успела его уничтожить, но её рана оказалась смертельной. Алия успела написать письмо сестре Сапуре. Похоронена она была, как тогда сообщалось, в деревне Монаково.

Сегодня на фасаде школы №140 в Ленинграде – большая мраморная доска: «Здесь училась комсомолка Герой Советского Союза Алия Молдагулова, героически погибшая в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов».

Сарсенгали Куспанов рассказывает, что фронтовики вспоминали, что Алия девушкой была маленькой, темненькой. Всё в небо смотрела. А однажды вдруг говорит: таскайте солому! Больше, больше! А мы не знали – почему солома, зачем? Потом поняли – солома же словно пуховые подушки: для землянки – самое то.

Как-то раз ее товарищи заметили, что Алия к вечеру стала пропадать ненадолго. Командир сказал: не переживайте, в двух километрах от нас – казахский полк. Быть может, там ее родственник.

– А однажды, рассказывали нам ее боевые подруги, кто-то рассмотрел, что то ли брюки, то ли гимнастерка Алии порваны. И тогда командир сказал – последите, куда она ходит, а вдруг ее кто-то обижает? Проследили, оказалось, что Алия с винтовкой взбиралась на самую высшую точку дерева и сидела – наблюдала, как истинный снайпер. Вот листочек зашевелится – стреляет с той стороны. И когда спускалась Алия с дерева, видимо, задела, порвала одежду. После этого перестали ее опекать. Кстати, когда Алия окончила школу, ее оставили, как хорошую ученицу плюс у нее были командирские и организаторские способности, – подмечает Куспанов.

МУЗЕЮ АЛИИ ОТ ЕЕ СООТЕЧЕСТВЕННИКОВ

Тут позвольте ненадолго отвлечься. Как известно, в конце 2017-го атырауской школе №22 было присвоено имя Алии Молдагуловой. В этом году младшеклассники школы подготовили отличный концерт, и всё запечатленное решили передать в музей Алии в Питере.

«Алия Молдагулова – дочь казахского народа. Но она и дочь советского народа. А как она много значит для ленинградцев! – говорит учитель начальных классов атырауской СШ №22 имени А. Молдагуловой Ирина Шаповалова. – Мы с ребятами прочли очень много литературы и поняли, что Лия – так звали в Ленинграде Алию, Герой с большой буквы и для ленинградцев-блокадников. Мы решили сделать буклеты с нашего мероприятия и передать школе, где работает музей Алии Молдагуловой».

Будучи в Питере, я зашла и в эту школу. В музее Алии меня встретили несколько школьников – у них был классный час ко Дню Победы. С интересом ребята рассматривали буклеты об Алие их сверстников в Казахстане. «Для нас Герой Советского Союза, снайпер Алия Молдагулова – пример отважной девушки, которая отдала жизнь за мирное небо над головой. В нашем городе, пережившем 900 дней блокады в годы войны, особенно относятся к теме Великой Отечественной. Подвиг Алии – бессмертен», – сказали ученицы школы №140.

…Гранитный памятник Алие Молдагуловой в Питере ежедневно посещается школьниками, туристами, не говоря о наших соотечественниках. Здесь всегда цветы.

И будут цветы.

Что касается других проектов, Сарсенгали Куспанов поделился, что в планах поставить памятник Герою Советского Союза Султану Баймагамбетову, уроженцу Костанайской области. В 23 года этот командир пулеметного отделения 147-го стрелкового полка 43-й стрелковой дивизии, 67-й армии Ленинградского фронта закрыл грудью амбразуру пулемета.

Лидер казахского общества «Ата-Мекен» планирует установить постамент Баймагамбетову в пределах Санкт-Петербурга в следующем году, когда будет отмечаться 100-летие Героя.

«ТАК И СКАЖИТЕ КУНАЕВУ!»

– Многие знают дом №14 на ­Невском. Там написано: «При обстреле – опасная сторона». И вот на стене, еще в конце 1980-х, мы установили небольшую плиту со стихами Джамбула Джабаева, – продолжает Куспанов. – Тогда на это мероприятие прибыли 28 человек из КазССР – писатели, поэты. И известный военный корреспондент, писатель Михаил Дудин перед собравшимися сказал так: каждое слово Джамбула для нас, передовиков, было пушкой или танком, а нашему блокадному городу – это как вагон продуктов. Поэтому вы так и скажите своему Кунаеву (Первый секретарь ЦК Компартии Казахской ССР), а я скажу своему Атаманову (Первый секретарь обкома партии Ленинграда) – этого человека забыть нельзя, обязательно памятную плиту на каком-нибудь здании еще нужно установить.

– Но мы с вами, – обращается Сарсенгали Аккулович к казахам, живущим в Санкт-Петербурге, – даже памятник Джамбулу поставили. Позже – портрет Чокана Валиханова открыли в галерее здания Русского географического общества.

После этой вереницы открытий памятников, портретов кто-то, улыбнувшись, заметил: «Дай Куспанову волю, он весь Ленинград казахами обставит!»

– Конечно, это не так, – улыбаясь, говорит Сарсенгали Аккулович, – это шутка. Мы даже как-то постеснялись второй памятник казахскому воину в Питере поставить. И все же мы это сделали! – поправляя венок на монументе Алии, гордо подчеркивает лидер «Ата-Мекен».

Надежда ШИЛЬМАН, Атырау – Санкт-Петербург – Атырау

Administrator