Один день из жизни травмпункта: Зубочистка в ноге, или Почините свои ворота

«Приезжайте к семи вечера, после восьми у нас аврал начинается, даже присесть не сможем». Так началось мое дежурство в травмпункте Атырауской областной детской больницы, куда везут детей со всего города, нуждающихся в экстренной помощи.

Я стала четвертой в бригаде, в которую вошли ортопед-травматолог Нургазы Зинеден и две его помощницы – медицинские сестры Айгерим Хамитова и Анаргуль Тулеушова.

Пока знакомимся, Нургазы Рамазанович Зинеден, тридцатилетний выпускник Западно-Казахстанского медицинского университета, успевает скороговоркой рассказать немного о себе и заполнять два журнала. Конечно, он не Юлий Цезарь, но привык одновременно заниматься тремя делами. Детей в летнее время с различными травмами поступает немало, буквально каждые пять минут, поэтому пришлось научиться быть мобильным.

– Если честно, я и не собирался быть врачом, – неожиданно признается он. – В школьных анкетах в строке «Твоя будущая профессия» всегда писал «Бизнесмен». Я получил классическое воспитание, где слово отца – закон. Где-то в классе восьмом папа посоветовал мне стать врачом. Мол, ты хорошо учишься, аккуратный, внимательный, из тебя получится неплохой доктор. Так я и поступил в медицинский. Первые два года в медвузе учился через силу, но на «отлично», не хотел расстраивать отца. А когда началась практика, втянулся. И сейчас я уже не представляю себя без хирургии. Ты видишь травмированного ребенка, слезы матери, помогаешь им, а потом в ответ – тысяч слов благодарности. Это моя стихия, – коротко объясняет он.

Пока у нас есть еще немного времени на общение, Нургазы Рамазанович рассказывает о своей первой самостоятельной операции, которую он провел через месяц после получения диплома. В районе он был единственным оперирующим хирургом, его коллега находился в отпуске. У 16-летней девушки лопнул аппендикс. Кроме того, у больной туберкулезом часть легких практически не функционировала, и операцию пришлось делать под местной анестезией. Однако боевое крещение завершилось успешно.

– Можно? Посмотрите! – в травмпункте появился первый во время нашего дежурства маленький пациент, которого придавило откатными воротами.

Я заметила ссадины по всему лицу и на спине ребенка. Вроде ничего серьезного, что и подтвердил рентген-снимок, который делается тут же, в соседнем помещении, буквально за пару минут. Это позволяет врачам оперативно ставить диагноз и предпринимать методы лечения. Медсестра Айгерим в паре с Анаргуль быстро обрабатывают раны, а мама в свою очередь получает от врача рекомендации и советы не откладывать ремонт ворот. Тот факт, что ребенок получил такую травму, полностью вина родителей.

– Что случилось? – спрашивает у очередного опекуна больного Нургазы Зинеден.

– Катался с братьями на велосипеде, зацепил ногой цепь, – с волнением рассказывает молодая женщина, то и дело интересуясь, можно ли сохранить палец. Вывих фаланги большого пальца стопы и рваная рана – это не шутки. Тут надо понаблюдать, как пойдет лечение.

…Городская инфраструктура Атырау скудна на детские развлечения. Специальная велосипедная дорожка, которую выложили в микрорайоне Нурсая – одна-единственная на весь город. Нет скейт-парков, пешеходные дорожки узенькие. А так хочется прокатиться с ветерком на велосипеде, на роликах, погонять на скутере или самокате. Разве удержишь ребятню? Вот дети и режиссируют сами себе отдых. К сожалению, с плохими последствиями.

Тринадцатилетний Дамир играл в футбол. Недалеко находилась мусорная свалка, куда и угодил мяч, пока там копался, искал, серьезно повредил ногу. Так и приехал с отцом в травмпункт – в грязных кедах, потной футболке, лохматый.

Пришлось Дамиру накладывать швы, но парень не унывал и даже пытался улыбаться, пока обрабатывали рану. Как потом пошутил отец Дамира, он постоянный клиент травмпункта. Играть мальчишкам негде, вот и расчистили самостоятельно небольшой участок для игры в футбол, но стекла, проволока, гвозди делают поле опасным.

– Дома с мужем смотрели телевизор, вдруг из кухни выбежал трехлетний сын. Оказалось, наступил на зубочистку, сильно поранился. Самостоятельно побоялись вынуть, приехали сюда, – Зульфия, очередная мама пострадавшего ребенка, в двух словах рассказала о произошедшем – и в слезы.

Эх, мамы, мамы! Ревут больше детей. Готовы кусок сердца, а то и все, отдать ради своего ребенка. Некоторые чересчур эмоциональны, порой даже грубят, когда к травматологу образуется очередь. А врачу надо и рентген посмотреть, и швы наложить. Наш молодой хирург только и успевал менять перчатки – длинная вереница больных нетерпеливо ждала в коридоре. При этом врач сегодня утром сдал смену, однако ему пришлось еще раз остаться на дежурство – коллега уехал в район по срочному вызову. Получается, работает Нургазы уже полтора суток, и все это время на ногах. Домой ездит только поесть и поспать.

Через пару минут из перевязочной вышел Нургазы Рамазанович и вручил маме салфетку с зубочисткой. Говорит, на память. «Какая большая!» – только и успела вымолвить Зульфия.

Семилетнего мальчика из Дамбы покусала собака. Его в травмпункт привезли на руках. Судя по повязке, которую наложили врачи скорой помощи, рана небольшая. Это даже видно по настроению мальчика. Он озирался по сторонам, внимательно изучал все плакаты, которые висят в кабинете. Легкие укусы – не беда, главное, чтобы собака не была бешеной. Поэтому врач назначает прививку от бешенства. Сейчас ее делают всего шесть раз в течение трех месяцев, а раньше – сорок дней.

Или вот – бабушка привела маленькую внучку. Говорит, что упала с дивана, рассекла бровь, из носа пошла кровь. Тут, конечно, без шва не обойтись. Да, возможно, останется небольшой шрам, но это лучше, чем уродливый рубец. Кровь не останавливалась, поэтому принято решение направить к отоларингологу, а заодно сдать анализ на свертываемость крови.

Дети за те три часа, пока мы дежурили в травмпункте, шли и шли. Летний вечер у врачей – самая горячая пора. Днем родители на работе, детишки в основном томятся дома. Только вернувшись домой, мамы и папы обнаруживают, что на голове у ребенка появилась шишка, коленки разодраны, кто-то упал с двухъярусной кровати и только через несколько часов обнаруживаются последствия – тошнота, головокружение. К примеру, две девочки-сестрички кружились, взявшись за руки. В какой-то момент младшая не удержалась и ударилась головой об стену, а старшая ушибла руку. Иногда сами родители раздувают трагедию и при первых же симптомах бегут в травмпункт, это хорошо. Но лучше заранее предпринять меры безопасности. Как признаются врачи, особенно сложно бывает с ожогами. Слишком долго они заживают и имеют тяжелые последствия.

– Очень часто дети страдают по вине родителей, которые не создали безопасные условия для жизни детей. А наказать их законодательство не позволяет, нет у нас такой статьи, где за ненадлежащий уход за детьми штрафуют, а порой и лишают родительских прав. У нас все гораздо проще – несчастный случай, – в сердцах бросает Нургазы.

Случай с семилетним Арсеном был самым страшным за то время, пока мы находились в детской больнице. Буквально у собственного дома мальчика сбила машина, как результат – открытый перелом ноги. Кровь просочилась через повязку и корсет. Невозможно представить, какую адскую боль испытывает ребенок. Но у врачей стальные нервы, психологически они привыкают к таким вещам, иначе нельзя. И для них это очень нелегко – постоянные физиологические и эмоциональные нагрузки, профессиональное выгорание на работе, когда приходится все время быть на ногах, нести ответственность за жизнь пациента. Мы даже не будем напоминать, сколько получают врачи. Все об этом хорошо знают. Только еще раз добавим, что труд их многократно перекрывает реальные доходы.

Увидев на большом экране результаты рентгенографии, мама Арсена тихо стонет – травма очень серьезная. Мальчика сразу направляют в реанимацию, а родительница будет рядом.

Упал во время репетиций, не может присесть, кисть «поехала» на тренировках, невозможно пошевелить пальцами, клещ укусил, на руке появилась угрожающая шишка – дети поступали безостановочно до глубокой ночи. Единственное, что радует – ночью редко приезжают в детский травмпункт, и Нургазы Рамазановичу по очереди с медсестрами удается отдохнуть часок-другой.

…Я со своей стороны никак не могла попрощаться со своей бригадой. Медики все время бегали вокруг, не обращая ни на кого внимания. Тогда я нашла выход – на листке бумаги написала четыре слова: «Спасибо, до свидания, с наступающим праздником!» – и, положив его на раскрытый журнал приема пациентов, пошла домой с тревогой в душе: все ли там в порядке?

Вместо послесловия. В беседе Нургазы Рамазанович как-то вскользь упомянул, что в минувшую субботу его семья провела обряд сырға салу. И на август у них назначена свадьба с медицинской сестрой детской больницы Салтанат Асмагамбетовой. Земная новость. Примите наши поздравления, Нургазы и Салтанат!

Марина КУАНЫШЕВА,

фото Ануара АБИЛГАЗИЕВА

Administrator