О русском адайце, новом казахском и удивленных астраханцах

Сегодня предлагаем «навестить» начало 90-х: поговорим о студии, которая на заре независимости гремела и была невероятно популярной в нашем городе. Это «Орыс Адай». Вспомнили?

Студия «Орыс Адай» являлась чем-то неординарным и оригинальным в Гурьеве в первой половине 1990-х. И сегодня она существует, но тогда Олег Атанасов произвел фурор, сначала спев на казахском, а затем создав собственную студию, которую смело нарек «Орыс Адай».

— Такое оригинальное название мне дали в конце 1980-х годов наши жители за то, что я один из первых запел песни на казахском языке, — вспоминает Олег. — Почему конкретно адай — не знаю, но вот так меня прозвали поклонники. И когда в 1993 появилась моя студия, уже не пришлось придумывать название — оно уже было.

Атанасова даже «окрестили» Олегжаном, как он сам признается, потому что большую часть своей жизни проводил на казахских мероприятиях, играл и пел на казахском языке.

— На свадьбах, юбилеях — каждые четверг, пятницу, субботу и воскресенье я выступал на казахских тоях, юбилеях и т.д.

А ведь Атанасов был самоучкой: со школьной скамьи сочинял свои песни, писал музыку, но нот не знал. Записывал на магнитофон с встроенным микрофоном тексты, музыку. Много посвящал своих песен девушкам. Спустя какое-то время Олегу захотелось записывать песни на профессиональном уровне.

— Когда студии еще не было, я записывал песни на катушечных бобинных магнитофонах, — делится наш собеседник. — Раздаривал потом своим друзьям, знакомым, которые интересовались музыкой, а те распространяли, в свою очередь, своим приятелям. Вот так песни и «растиражировались». Со временем начали обращаться гурьевчане — записать их песни. Сначала делал это бесплатно – приходили-то друзья. Но потом одни стали приводить других, и я подумал – почему даром записываю, ведь аппаратура дорогая, надо ее окупать? Вот так и появилась студия «Орыс Адай». Но вообще, самое заветное желание у меня в те годы было выпустить альбом со своими песнями. Студия спонтанно появилась.

Где этот казах?

Атанасова, можно сказать, подстегивали сами горожане. Поначалу песни просили записать, потом пришла мода на слайд-шоу, на реставрацию старых фото. Люди приходили, спрашивали: «Сможете?». Атанасов пробовал, и у него это неплохо получалось.

— Хотя специально не учился работе с компьютером, но самому было интересно – методом тыканья все программы осваивал, а ведь тогда, в девяностых, они все были на английском языке.

Знал же Атанасов в совершенстве только русский. И даже не предполагал, что придется сесть за изучение қазақ тiлi.

Когда же выучил его, всё «сошлось» — название, репертуар. Только вот поначалу, когда заказчики приходили в студию, не могли найти «того казаха, с которым недавно по телефону разговаривали».

— Однажды даже спросили: «Где этот казах?» Я говорю: «Казах – это я» (смеется). На самом деле я – русский, православный, пою, к слову, в церковном хоре в Успенском соборе свыше 25 лет.

Запел Атанасов на казахском, можно сказать, случайно. Но, как известно, именно Его Величество Случай иногда определяет судьбу.

Серику спасибо!

— На казахском начал исполнять песни в начале 80-х. У нас с ребятами был ансамбль, в котором работали все русские, за исключением певца-гитариста Серика. Он-то у нас и пел на казахском, а я на русском. И вот однажды Серик сильно заболел, причем так неожиданно, а у нас много свадеб казахских впереди! Когда приехали на очередную казахскую свадьбу, становится известно, что Серик в больнице! Что делать?! Я лихорадочно стал листать его тетради, где записаны казахские песни. Слов-то я не знал, а надо уже встречать жениха и невесту. Вот тамада дает команду «Начинаем!», и как обычно по казахской традиции надо молодоженов встречать с «Той жыры», известная свадебная песня. И я на каком-то свежеиспеченном языке – между казахским и русским, все же спел, на свой страх и риск. На мое удивление, по окончании песни невеста с женихом подошли и… поблагодарили меня за исполнение!

Вот тогда Атанасов задумался: почему бы не выучить национальные казахские песни, а главное – язык? Он стал ходить к известным в Гурьеве певцам-казахам и работал над произношением.

— Я «грыз» казахский и добился того, что выучил! Сегодня пою порядка 240 песен только на государственном! – гордо сообщает Олег. — Специально брал уроки домбры у известного Насипкали Тулегенова, он гордился мною, ставил в пример своим ученикам-лодырям и сетовал, мол, казахи сбегают с его уроков, а русские, наоборот, на уроки домбры ходят. Он меня и научил петь с домброй.

Однажды русского адайца заметили в Астрахани, пригласив его на передачу местного ТВ.

— Эфир программы «Жолдастык» длился 40 минут. Помню, я исполнил три национальные казахские песни на домбре и две эстрадные. Еще и интервью дал. На казахском. Астраханский журналист Аманжол Ильясов был приятно удивлен.

Уважаемые читатели! Вы можете подсказать нам героя будущей статьи нашей рубрики! Пишите на nadine-sh@mail.ru, мы ждем!

Надежда ШИЛЬМАН

Administrator