НИЗКИЙ ПОКЛОН ВАМ!

«ПК» начинает публиковать материалы к 75-летию Великой Победы. Сегодня мы подняли архивы газеты и решили поместить статью Ивана Свербихина, возглавлявшего  «Прикаспийку» в 1965-1982 годах. Он написал этот материал, когда отмечалось 40-летие Великой Победы, в 1985-м, тогда Иван Петрович был  уже на пенсии и подписался просто – инвалид Великой отечественной войны.  Да, он был на фронте и знает, какое у войны лицо…

С душевным трепетом прочел в «Прикаспийской коммуне» отчет со встречи за круглым столом участниц Великой Отечественной войны и солдатских вдов. Нельзя без волнения читать короткие, но такие емкие рассказы-воспоминания наших славных фронтовичек и тружениц тыла. В каждом из них — биография страны в самый суровый ее период, в годы войны, невзгод и испытаний.

Да, у войны не женское лицо. Война вообще является величайшим злом для человечества, а для женщин  она противоестественна. Женщина создана природой для продолжения рода, для материнства, для жизни и счастья, а война — это смерть, горе и разрушение.

Когда заходит речь о женщинах на войне, мне всегда представляется монумент Матери-Родине, что возвышается на Мамаевом кургане, на берегу Волги. Величественная фигура женщины с обнаженным праведным мечом, зовущая своих сыновей на бой с ненавистным врагом.

Наверное, многие из нас, глядя на фотографию в газете, узнавали их в лицо, встречались на улицах города, по работе. Милые, добрые лица. Они уже немолоды: сколько лет пронеслось, сколько лет отшумело над поседевшими уже головами. Сколько пришлось вывести на своих неокрепших девичьих плечах в войну, послевоенные трудные годы. И после войны они трудились наравне с мужчинами. Создавали семьи, растили и учили детей, а сейчас в новом звании бабушек воспитывают внучат. И через все это время пронесли, не растратили, не расплескали самые дорогие человеческие качества — скромность, доброту и трудолюбие.

Женщины на войне… Мне вспоминаются фотографии и рассказы тех лет о бесстрашных партизанках Лизе Чайкиной и Зое Космодемьянской, о смелых летчицах прославленного Таманского полка легких ночных бомбардировщиков. Девчата летали ночью на бомбежку в тыл врага на хрупких тихоходных «По-2», прозванных в армии «кукурузниками». И вот на этих машинах наши девчата наводили ужас на врагов, за что и получили от них прозвище «ночные ведьмы».

А «ведьмам» в ту пору было по 18-20 лет. Ратный подвиг летчиц был по достоинству оценен: полк получил звание Гвардейского, многие были удостоены высокого звания Героя Советского Союза.

Не было, наверно, воинской профессии, которой бы не овладели женщины. Они летали на боевых скоростных пикирующих бомбардировщиках «По-2», были механиками-водителями грозного  танка Т-34, были артиллеристами-зенитчиками, снайперами, связистами. А военные госпитали — тысячи врачей-женщин и медсестер выхаживали раненых бойцов и командиров.

В авиационном истребительном полку, где я служил в конце войны, были и девчата.

Встреча женщин-фронтовичек словно всколыхнула мою память. Мне припомнился фронтовой случай, который свел меня с девушкой-санинструктором. Это было в Донбассе в сентябре 1943 года. Ночью наш к тому времени малочисленный курсантский батальон совершил изнурительный марш-бросок. Прошла гроза, все мы вымотались, вывалялись в грязи, продрогли. На рассвете выбили немцев из села. Так случилось, что сильно уставшие ребята залегли за околицей села на краю кукурузного поля, а наша небольшая группа вырвалась немного вперед. Мы это увидели, когда совсем рассвело, и немцы густой цепью пошли в атаку. Надо было возвращаться. Спереди  свои, сзади — чужие и пули все чаще и чаще щелкают над головой. Вот уже один из нас упал на землю. И тут совершенно неожиданно раздался девичий голос: «Отойдите, я сейчас сама…» Мы все обернулись на голос и увидели совершенно незнакомую санитарку, склонившуюся над раненым. Откуда она взялась? Расспрашивать не было времени, мы подхватили под руки товарища. И надо же было такому случиться, что шедшая с нами санитарка будто обо что-то споткнулась и упала вниз лицом: пуля перебила ей ногу. Мы быстро подняли ее, она обхватила нас за плечи и так, плотной шеренгой, поддерживая раненых, добрались до своих. А через час тоже санитарка, но уже другая,  перевязывала мою рану.

Иной спросит: «Ну а что здесь героического?» Да, в ту пору, когда был совсем молодым, я тоже думал примерно так. Но сейчас, через десятилетия, когда на войну смотришь с сединой на висках, я все же смею утверждать, что эта девчушка была героиней. И подвиг начался с того, что она не просто пошла на войну, а была на самой-самой передовой, бегала и ползала под пулями и минами, смотрела смерти в глаза и вырывала у нее раненых бойцов.

И потом, разве война – это обязательно подвиг? Война для солдата на передовой — это каждодневный и тяжкий физический труд, это каждодневное ощущение смертельной опасности, когда нервы напряжены до предела, как стальная пружина.

Кто хоть раз поднимался в атаку — знает, что это такое. На войне трудно и порой невмоготу мужчине, а женщине — и подавно. Мудро сказала поэтесса, тоже фронтовичка: «Кто говорит, что на войне не страшно – тот ничего не знает о войне».

Женщина на войне… Она всегда была рядом с нами. Лихая година и госпитальная койка познакомили меня с двумя прекрасными женщинами в прифронтовом эвакогоспитале в г. Днепропетровске. Помню как сейчас материнское тепло и ласку в их взгляде, разговоре. Не одну бессонную ночь отдали они нам, тяжело и нередко безнадежно раненым больным. Не покривлю душой, если скажу, что если сегодня я дышу, хожу и живу на этой земле — всем этим я обязан им, их отзывчивым к чужой боли сердцам и терпению.

Иногда в наш большой, такой радостный и такой горестный праздник я достаю бережно хранящиеся фотографии медсестры Александры Давыдовой и письмо военврача капитана медицинской службы Александры Семеновны Волковой. И тогда перед глазами встают их светлые образы. Шура Давыдова — стройная, энергичная блондинка. На круглом румяном лице голубые с задоринкой глаза, вздернутый носик. Русская Мадонна. Александра Семеновна была южанкой, родом из Феодосии. Белый строгий халат подчеркивал ее смуглое лицо, черные волосы, карие усталые и немного грустные глаза. Она была больна и, конечно, скрывала это от раненых. В конце 1944 года по болезни была демобилизована. А Шура Давыдова со своим госпиталем прошла Украину и закончила войну в Венгрии.

Треугольник письма я получил в конце войны из г. Балашова, где проживала А.С. Волковая. «Ваня, — пишет она. — Думаю, Вы не обидитесь, что я так называю Вас, ибо отношусь к Вам как к родному сыну, за жизнь которого я беспокоилась и переживала. Вы пишете, что чувствуете себя хорошо, но беречься, Ваня, нужно… Я вспомнила Вас здесь дома, в своей семье, говорила о Вас своим сыновьям. Из общей массы больных, прошедших через мои руки, Вы запомнились особенно, как тяжелораненый и больной, а все также особенно близки и дороги. Да еще своей юностью, какой-то скромностью и внешностью напоминали мне моего младшего сына… От Вашего письма веет весной, югом, теплом, сердечностью, здоровьем и бодростью. Желаю Вам, Ваня, и впредь быть таким же и успеха в делах, здоровья и благополучия».

Низко кланяюсь Вам, родная Александра Семеновна!

Женщина на войне… Мы отдаем дань бесконечного уважения ее мужеству и доблести. Но ведь каждого солдата на фронт провожала тоже женщина — мать, жена, невеста, сестра. Они оставались с малыми детьми и большими заботами, с бессонными тревожными ночами, с бьющимися сердцами при виде почтальона. И тоже — столько неженского тяжкого труда легло на их плечи. Второй фронт был открыт раньше, чем это сделали союзники. Им стал советский тыл, наши славные женщины-труженики. Они вязали бойцам варежки и теплые носки по ночам, от зари до зари трудились в поле и на ферме, шили кисеты и стояли по две смены в холодных цехах за станками. И находили время писать на фронт бодрые и жизнерадостные письма, призывая  мужей крепче бить заклятого врага.

Все мы готовимся отметить 40-летие Победы советского народа в Великой Отечественной войне. Сейчас как никогда сильно и властно в сердце каждого из нас стучится призыв: «Никто не забыт, ничто не забыто!». Мы чествуем в эти дни ветеранов войны, фронтовиков и фронтовичек, ищем пропавших без вести. Так не забудем же и солдатских вдов, они, право, заслуживают того. Как было бы по-человечески справедливо, если бы мы в городе, в каждом поселке, совхозе и колхозе селе и ауле — повсеместно собрали бы однажды солдатских вдов  и за чашкой чая поговорили бы об их житье-бытье, нуждах и заботах. Наверняка эта встреча немного скрасила бы их жизнь, в чем-то помогла нуждающимся. Думается, солдатским вдовам приятно было бы получить памятный подарок в честь праздника Победы. Пусть хоть немного согреются их души от нашего внимания! Проявить максимум заботы к семьям погибших военнослужащих обязывает нас Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР.

Не надо забывать, что солдатских вдов с каждым годом становится все меньше и меньше. Надо спешить делать добро.

Низкий поклон вам, дорогие фронтовички и солдатские вдовы! Счастья вам в жизни, радости и крепкого здоровья! Будьте всегда нежны и любимы, добры и милосердны! Всем нам чистого и голубого неба над землей!

С фронтовым приветом И. СВЕРБИХИН,

инвалид Великой Отечественной войны

Administrator

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *