Кумаршык – трава жизни

Для Атырауской области еще одним брендом для привлечения туристов может стать степная трава кумаршык. В голодные годы эта легендарная трава спасла от верной гибели многие тысячи казахских семей. А потом оказалась забыта. Сегодня в регионе все большее число людей, интересующихся историей, отправляются в дальние аулы, чтобы узнать технологию приготовления продуктов из кумаршыка.

Если честно, согласившись на поездку в один из аулов по дороге из Ганюшкино в сторону Азгирской зоны, даже не догадывался о том, что ждет в пути. Раньше как-то Бог меня миловал – до Азгира добирался на вертолете и только слышал о направлении в этих песках, ведущем к десятку сел и аулов на границе с Российской Федерацией. Попрыгав на песчаных холмах и настоящих дюнах, дважды чуть не перевернувшись и раз застряв, достаточно быстро пришел к выводу: жил я без кумаршыка и дальше жил бы. Может быть даже дольше…

Наконец, где-то примерно на семидесятом километре этой ну очень экстремальной дороги машины остановились. Значит, кумаршык нашли, понял я. Радости моей не было предела – нет, не то, что кумаршык увижу, а что хоть отдохнуть можно от дороги. Да и трава эта особого впечатления не произвела. Ну, колючки и колючки. Не исключено, что и раньше такие в степи в командировках по чабанским зимовкам или месторождениям встречал. Словом, невзрачные зеленые кустики в степи. Но повезло на людей, которые сумели мне многое рассказать об этом легендарном растении – это и депутат Сената Парламента РК Сарсенбай Енсегенов, настоящий знаток и фанат родных мест, и учитель русского языка и литературы Раушан Жайыкова, кстати, просто проезжавшая мимо с сыном и увидевшая группу людей, с интересом разглядывающих хорошо ей знакомый кумаршык.

Трудно поверить, но по своим качествам эта трава может поспорить и со знаменитыми черным тмином, жожоба и многими другими иноземными растениями, масла или мази из которых мы покупаем за приличные деньги. Это с одной стороны. А для казахского народа эта трава еще и целый пласт истории.

Есть такая красивая легенда. Однажды в песках верблюдица потеряла верблюжонка. Долго искала. Не нашла. Поняв, что так долго вынашиваемый ею верблюжонок сгинул, остановилась она. Заплакала горькими слезами. И, как гласит казахская легенда, из ее слез выросла вот эта самая трава – кумаршык. Конечно, это легенда. Но, что интересно, всеядные верблюды эту траву обходят стороной. А вот для многих тысяч людей в казахской степи в голодные годы эта трава стала настоящим спасением.

– Мой отец, когда мы жили в детстве в Новобогате, привозил нам кумаршык. И говорил, что в 20-40-е годы прошлого века он был кормильцем нашего народа. Простого народа, жившего в степях. У них хлеба не было, и вот этим кумаршыком они спасались, –поделилась воспоминаниями Раушан Жайыкова.

Хлеб, очень вкусный и питательный, пекли из семян кумаршыка, похожих на просо. Делали талкан и тары. Все это хорошо помнит Мария апа Гумарова. Если дополнить рассказ бабушки найденным в Интернете, то вот что узнал. Сбор семян кумаршыка начинается в начале или первой половине сентября, и приурочен бывает обычно к тому моменту, когда стебли растения еще сочны и мягки, а семена немного не дозрели. Уборка производится весьма своеобразно – обычной косой или серпом. Набросав несколько скошенных, сильно топорщащихся кустов, здесь же притаптывают их ногами, так что веточки сплетаются между собой и перепутываются, а скошенные кусты приобретают вид плоской травяной лепешки, около 1 метра в диаметре. Такие лепешки называют баспа или бір баспа, что значит «один раз притоптанная». Косец продолжает работу дальше, а сборщики переносят баспу в особые копны, расставляемые на буграх, где ставят ее на ребро, прислоняя к последней копне.

Пока в течение месяца идет косьба, семена в копнах проветриваются и дозревают. Тогда принимаются за молотьбу, начиная с самых первых лепешек. Молотьба производится на грубой шерстяной ткани, называемой алаша, которую расстилают возле копен. Вилами переносят на нее 3-5 штук баспы и бьют по ним длинными, двухметровыми, с утолщениями на концах, палками. При молотьбе сухие стебли разбиваются в мельчайшие куски, ворох разбитого бурьяна собирают в копны и составляют тубан, материал для вторичной весенней молотьбы. На алаше остается после этого груда мусора, состоящая из семян напополам с песком; наиболее грубую соломистую примесь удаляют тут же, перетряхивая алашу. Потом под ветром провеивают и остальную часть, пересыпая кумаршык с места на место. Затем просеивают материал через крупное сито, удаляя плоды других растений, и через мелкое – для отделения песка.

В таком виде, почти чистый кумаршык, только с остатками песка, рассыпают в мешки – қапы – и хранят до окончательной обработки по мере надобности. Косьба и выборка диких зарослей кумаршыка обычно производится настолько тщательно, что растению суждено было бы погибнуть, если б в процессе притаптывания, молотьбы и веяния часть легких семян не выпадала на землю и не разносилась ветром. Эти потерянные при уборке семена и являлись основным фондом для естественного возобновления кумаршыка в природе.

Окончательная обработка семян кумаршыка также оригинальна и сложна. Семена слегка проваривают в подсоленной воде, излишки которой к концу вычерпывают из котла. Распаренную массу семян подсушивают и поджаривают в том же котле при беспрерывном помешивании, чтобы они не пригорели.

Такие прожаренные семена приобретают хрупкость и почти невесомую легкость, разлетаясь во все стороны от самого легкого дуновения. Так как семена очень маслянисты, из них можно варить очень вкусную и питательную кашу, в особенности на молоке, не требующую добавления жира. Можно семена размалывать на ручной мельнице в желтоватую, душистую муку, имеющую вкус печенья, она идет в пищу для замешивания чая или растирается с молоком. Из муки, полученной от перемола сырых, непрожаренных зерен, пекут пресные лепешки, хлеб. Наконец, из семян кумаршыка сбраживают кисловатый, сытный напиток – коже.

По словам бабушки, которой перевалило за восемьдесят и к которой мы ехали в гости, больше всего ее радует, что история кумаршыка не уйдет в небытие вместе с ней и ее сверстниками такого же преклонного возраста. Все больше молодых людей стало интересоваться прошлым, приезжая и к ней – в расположенный в сотне километров от дорог аул в песках.

– Я рассказываю им о кумаршыке. Показываю, как можно при помощи жерновов смолоть муку – все нужно делать вручную. И, конечно, делюсь секретами приготовления из него и хлеба, и тары. У каждого своя технология приготовления, – говорит Мария апа, тут же демонстрируя сказанное наглядно.

Этнотуристы, а лучше сказать любознательные люди, с интересом слушают эти рассказы. Знакомятся с жизнью и бытом аула. И, конечно, с удовольствием пробуют натуральные продукты. И из кумаршыка, и из верблюжьего и коровьего молока.

Кстати, семена кумаршыка содержат: 16,36 процента белковых веществ, 5,2 процента жира и до 60 процентов углеводов. 100 граммов их усвояемых веществ дают 343 калории, не уступая в этом отношении пшеничной муке – 344 калории. Масло, получаемое из семян кумаршыка, по вкусу напоминает подсолнечное, а по составу – кунжутное.

– Сегодня про это растение я услышал много интересного. Была бы моя воля, я бы ему поставил памятник, – говорит один из моих спутников Руслан Букавадзе, так же, как и я, подписавшийся на эту нелегкую поездку.

А что? Почему бы и не поставить? Хотя есть и другие мнения, с которыми тоже трудно спорить. Позвонил наш достаточно знаменитый земляк, живущий сейчас в столице, Жандарбек Какишев, увидевший сюжет о кумаршыке на телеканале «Хабар», чтобы спросить:

– А ты не задумывался, почему о кумаршыке известно мало?

– Понятно, говорю, нет нужды в нем. Кто сегодня пойдет его собирать по пескам.

– Не только это, – говорит Жандарбек. – У тех, кто выжил в те голодные страшные времена, остались очень неприятные воспоминания. И вспоминая о кумаршыке, они невольно переносились в двадцатые-сороковые, когда от голода умирали миллионы людей. И поэтому они попытались стереть в своей памяти это название, чтобы не накликать новой беды.

Подумал я и по аналогии вспомнил о другом, о том, о чем слышал в детстве. Голод коснулся всех народов. И казахского, и русского. Выражение «голод Поволжья» в тридцатых годах, где я родился, стало даже хрестоматийным. Так же, как и в казахской степи – миллионы погибших, пустые села. Мои предки спасались дубовыми желудями и травой лебедой. Это я слышал. Лебеду не пробовал. А желуди, если кто не знает, похожи на орехи, пытался грызть. Горечь, скажу вам, еще та. Вот и спрашивал прабабушку:

– Как же вы их ели?

– Растирали на жерновах, добавляли чуть-чуть муки, пекли оладушки, хлеб. И ели, – говорила моя прабабушка Евдокия.

Но вот теперь до меня дошло, что с неохотой она это говорила. Ведь вспоминая, невольно переносилась в те времена, оказаться в которых, с едой из желудей, кумаршыка или лебеды, не приведи Господь…

Тем не менее, все-таки считаю, забывать такое не стоит. Это – история. Пусть и горькая. Для нашего региона, где активно развивают туристический бизнес, вполне допускаю, кумаршык мог бы стать еще одним брендом. Наряду с рыбалкой, охотой, полями лотоса. Привлекая как внутренних туристов, интересующихся прошлым казахского народа, так и иностранных, для которых кумаршык, с его историей в судьбе казахского народа, блюда из колючей степной травы это и есть настоящая экзотика. Реальный этнотуризм.

Виктор СУТЯГИН, Курмангазинский район

Administrator

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *