Кому выгодны слухи о девальвации, рассказал Худайбергенов

Экономист Олжас Худайбергенов высказался о слухах о девальвации после выборов 9 июня, передает корреспондент Tengrinews.kz. По его мнению, девальвация очень маловероятна.

«Здесь есть несколько сценариев. Но прежде чем их обсудить, скажу, что пока экономических предпосылок для девальвации нет. Соотношение тенге с рублем пока стабильно, цена на нефть пока еще выше 60 долларов за баррель. Положительное сальдо торговли в первом квартале выше, чем в том же периоде прошлого года. Да и вообще впервые за долгое время текущий счет за два последовательных квартала сведен с плюсом. Если обычно за квартал минус 200-800 миллионов долларов, то тут уже плюс 500 — 1 миллиард. Конечно, все держится на цене нефти. Если она упадет, то упадет и рубль, и сальдо текущего счета и так далее. Тогда понятно, девальвации не избежать. Но пока цена на нефть держится, экономические показатели в плюсе», — заявил эксперт.

«Сразу после выборов никто в здравом уме девальвацию делать не будет, даже если бы были все экономические предпосылки. Просто потому, что девальвация всегда способствует росту протестных настроений, а на фоне наэлектризованности общества из-за предвыборной раскачки, естественно, девальвацию делать рискованно», — подчеркнул Худайбергенов, «Кто-то может сказать, что Нацбанк может отрицать девальвацию, но фактически проводить ползучую девальвацию, опуская курс на 1-3 тенге в неделю.

Если Нацбанк рискнет так делать, тогда он сам спровоцирует новый виток, причем отсчет ожидаемого процентажа падения будет не с начала ползучей девальвации, а с точки перехода в резкий формат. Что неразумно». При этом он обратил внимание на ситуацию с международными резервами Казахстана.

«Ходила WhatsApp-рассылка, что вот-де «резервы сильно упали, хватай мешки и на вокзал». С одной стороны, резервы действительно упали. Если в начале года они были 30,9 миллиарда долларов, то в конце апреля упали до 27,1 миллиарда. Снижение на 3,8 миллиарда. Из них половина — объективные причины, в виде выплат по внешним займам, половина — действительно отток капитала. В общем, реальная сумма, которая вызывает беспокойство, это 2 миллиарда. При этом если смотреть помесячную динамику, то это снижение состоялось в марте, а потом было спокойно. Иначе говоря, скорее всего, некоторые люди, владеющие крупными капиталами, решили подстраховаться и вывести деньги. Какие мотивы у них — могу догадываться, но в любом случае это чисто политический расклад, никак не имеющий отношения к экономике и вызвавший максимум одномесячный всплеск. Дальше просто пошла информационная волна, которая сама себя раскручивает», — говорит Худайбергенов.

Он посоветовал оценивать доступную статистику по депозитам в банках и международным резервам, которую предоставляет Национальный банк Казахстана. По словам Худайбергенова, в случае, если объемы депозитов сокращаются и падают резервы, значит работает политический фактор и отдельные игроки продолжают выводить деньги. Если же оба показателя на месте, тогда значит паника прекратилась и риск девальвации обнуляется. Если же депозиты растут, а резервы падают, значит это эффект инфоволны, из-за которой люди «переворачиваются» в доллары — здесь уже ее надо сбивать движением курса в противовес.

«Если же работают политические причины, то тут должен работать не Нацбанк, а АП вместе с силовыми структурами. Зачастую уходящий капитал имеет сомнительное происхождение, поэтому имеет смысл как раз активизировать поиск капиталов по внешним юрисдикциям и задавать вопросы по сомнительности только по внешним капиталам. В целом тут есть ловушка: если Нацбанк сделает девальвацию под давлением политических причин, то это будет слом модели принятия решений, который гарантирует парад девальваций в нашей отдельно взятой стране. Не говоря уже о том, что девальвация, рост протеста, давление политических факторов — это замкнутый круг, из которого сложно будет выбраться, и уже не только Нацбанку и тенге, а вообще всей конструкции власти. Именно поэтому нет смысла властям соглашаться на девальвацию даже в горизонте 2-3 месяцев после выборов. Плюс еще на кону стоит репутация нового председателя, который пришел недавно», — говорит Худайбергенов.

Отдельно он высказался о вероятности появления валюты алтын в Евразийском экономическом союзе.

«Нулевая вероятность. Нет никаких предпосылок. Более того, даже Россия, которая часто инициирует вопрос единой наднациональной валюты, сейчас входит в очень жесткую социально-экономическую фазу. Думается, очень скоро ей будет не до интеграционных прожектов», — сказал эксперт. Он отметил, что казахстанцам, которые хотят разобраться в происходящем, но не обладают специальными знаниями, можно следить за ценой нефти и соотношением курсов рубля и доллара. В остальном, по словам эксперта, лучше доверять тому человеку в своем окружении, который лучше всего разбирается в вопросе.

«Сейчас вижу только две внешние угрозы — это усиливающаяся торговая война между США и Китаем, могущая снизить цены на нефть, и растущий протекционизм по всем странам», — резюмировал он. Ранее в Ассоциации финансистов Казахстана назвали появившиеся слухи провокационными. По оценке организации, в течение месяца курс сохранится в диапазоне 384-385 тенге за доллар с учетом стабильной ситуации в экономике.  Заместитель председателя Национального банка Олег Смоляков заявил, что появившаяся рассылка не соответствует действительности. «Мы видели эту рассылку, она абсолютно не соответствует действительности. Касательно вопросов, связанных с валютой алтын. Хотим четко обозначить: этот вопрос не рассматривался и на повестке не стоит. Если вы посмотрите документы, определяющие создание ЕАЭС, там также этот вопрос не обозначен», — заявил Смоляков в кулуарах Сената.

Ранее слухи об алтыне опровергла Мадина Абылкасымова.

Administrator