Когда мир внимает кобызу

Сегодня нашим артистам открыты ворота в большой мир. Раньше география гастролей для многих из них ограничивалась поездкой по стране, в лучшем случае – выступлением в Первопрестольной. С тех пор, как наше государство начало писать новые страницы своей истории, атырауские таланты посетили десятки стран мира.

В их числе – кобызистка, солистка фольклорно-этнографического ансамбля «Мұрагер» и оркестра казахских национальных инструментов «Нарын» Гульфайруз Гумарова. Вот что она рассказывает о себе.

– Я родилась и выросла в творческой семье. Мой отец Мереке Гумаров – ветеран сферы культуры, отдал театру многие годы, работал директором. Мама Раиса Рахимкызы – профессиональная кобызистка. Все мои братья и сестры, а потом и наши дети учились в музыкальной школе. После окончания консерватории работала в академическом оркестре имени Д. Нурпеисовой, затем меня пригласили в оркестр «Нарын» и созданный в 2006 году ансамбль «Мұрагер».

Наши музыкальные коллективы посетили многие города Казахстана и России, побывали с концертами в Португалии, Турции, Тайване, Индии, Египте, в государстве Катар, Израиле. Только в этом году посетили Австрию, Турцию и Азербайджан. И все это благодаря тому, что наше государство начало налаживать дружественные и партнерские связи со многими странами, появились посольства и консульства. Культура и искусство, а среди них именно народная культура, является одним из самых главных элементов налаживания контактов для дальнейшего сотрудничества. Хочешь узнать о стране – познакомься с его народной культурой.

Современных креативных, продвинутых людей с критическим мышлением можно удивить только исконно народной культурой. И в этом отношении кобыз, как казахский национальный инструмент, уникален. Во всех странах, где мы побывали, люди с удовольствием, я бы даже сказала, с замиранием, слушали звучание домбры, кобыза, жетыгена, сырная. Причем не только взрослые, но и совсем еще малыши замирали при первых же нотах и слушали музыку до конца. И по окончании всегда подходили к нам, интересовались, какой это инструмент, как звучит, просили дать поиграть на нем.

Казахская народная музыка сложная. В ней – степь, ветер, скачки, динамика, все в темпе, все с упоением. Поэтому музыку Курмангазы, например, можно сравнить со сложной музыкой Баха или Моцарта. Чтобы сыграть кюи Курмангазы, нужно тщательно репетировать, так, как разучиваешь музыку мировых классиков.

Еще у нас сложилась своеобразная традиция – музыканты разучивают и исполняют популярные песни, мелодии той страны, куда мы едем с гастролями. Специально для израильтян мы разучили мелодию известной народной песни «HavaNagila», для индусов выбрали музыку популярных индийских песен, в Австрии выступили с «Венским вальсом». Это своеобразная дань уважения к принимающей стороне. И это подкупает, эмоции зрителей просто зашкаливают при первых же звуках знакомой для них музыки. Мне кажется, это правильная позиция – если мы хотим уважения, признания, надо с почтением относиться к другим.

Мой отец часто говорит, что в его годы такой возможности гастролировать по миру не было. «Вы счастливое поколение. Вы изучаете свой родной язык, свою культуру, продолжаете древние обычаи и традиции казахского народа. Разучиваете давно забытые народные мелодии. Надо ценить это», – эти его слова являются для меня стимулом в работе.

Марина КУАНЫШЕВА

Administrator