Оцифровка не панацея, или Комфорт — дело рук человеческих

В Послании Главы государства Н.А. Назарбаева народу Казахстана под названием «Рост благосостояния казахстанцев: повышение доходов и качества жизни» основной упор сделан на создание комфортной среды проживания для граждан страны. О том, что представляет собой качество жизни населения и создание комфортной среды, в беседе с руководителем цифровой лаборатории «FabLabAtyrau» Нуржаном АМАНГОСОВЫМ, представляющим молодое поколение менеджеров-инноваторов.

 

– Нуржан, что такое в вашем понимании комфортная среда проживания для казахстанцев? Это ведь не только технологии, инновации, активная оцифровка всех услуг. Поделитесь, пожайлуста, вашим видением.

– Знаете, мне кажется, это настолько обширный вопрос, который затрагивает очень много факторов нашей жизни. И я с этого хотел бы начать. Комфортная среда обитания, на мой взгляд, это не обязательно, как вы говорите, цифровые технологии. Например, если мы посмотрим на уровень ДТП в Казахстане, то он очень высок. Он превышает, по некоторым оценкам, в 11 раз больше по случаям летальности, чем в Западной Европе. Если мы стремимся к стандартам комфортной среды, то она должна быть безопасной в первую очередь. То есть, безопасность – во главе угла. Конечно, среду невозможно максимально обезопасить, это в принципе невозможно, но в этом направлении надо двигаться и работать. Казалось бы, банальные вещи, как то: регулирование движения автотранспорта, стабильная деятельность коммунальных служб, работа полиции. В последнем случае, могу сказать, это некомфортно, когда работник полиции в 9 часов вечера подбегает к тебе сзади и начинает предъявлять претензии, утверждая, что ты, мол, пьян или идешь выпившим. В то время, когда иду я по парку в Жилгородке, слушаю музыку в наушниках и слегка расслабен. Со мной такое было два или три раза. Поверьте, это некомфортная среда обитания. К цифровизации, как видите, это никакого отношения не имеет.

– Действительно, здесь речь может идти, наверное, не только о цифровизации. Скорее, о работе госорганов, полиции, культуре поведения и этике наших людей.

– Я думаю, для того, чтобы в нас это изменилось, цифровые технологии здесь не помогут. В некоторых случаях они даже могут ухудшить ситуацию. Поэтому комфортная среда подразумевает множество факторов. К примеру, когда я перехожу дорогу и знаю, что автомашины будут останавливаться. Ежегодно на центральных улицах Атырау, на пешеходных переходах, сбивают пешеходов, в том числе насмерть в среднем до 10 человек. Поэтому, повторяюсь, для меня безопасность — это и есть главный элемент комфортной среды. И с цифровыми технологиями именно эта часть нашей жизни никак не связана. Я налогоплательщик и вправе ожидать от государства обеспечения соответствующего уровня безопасности на улицах и на дорогах.

– А что, кроме безопасности, для вас важно? И насколько оно имеет отношение к комфортной среде?

– Что мне нравится в Казахстане, а я, поверьте, побывал во многих странах, учился за рубежом по программе «Болашак», у нас чисто. На самом деле наши города чистые, в частности, именно от мусора.

– Я, честно говоря, удивлен вашей оценкой чистоты наших городов. У нас вообще некоторые жители считают, что Атырау и другие казахстанские города, наоборот, грязные. А вы где учились и какие страны посетили, чтобы прийти к такому выводу, что у нас чисто на улицах?

– Я учился в США, в штате Индиана. Потом посещал различные страны. Был в Германии, Мексике, часто посещаю Италию, Россию и другие страны. Говоря о чистоте, имею в виду именно мусор, а не экологию. Не путайте, это две разные вещи. Мы на самом деле сравнительно чистая страна в плане уборки мусора.

– Неужели у нас чище, чем в Италии или Германии?

– Ну, чище, чем в Германии, это вряд ли. Но однозначно и в разы — в сравнении с Италией мы чистая страна. Если вы пройдетесь, к примеру, по столице Италии, городу Риму, то убедитесь, что это клоака. Она и была две тысячи лет назад грязным городом, как писали про нее, такой, в принципе, остается в настоящее время. Там много мусора, очень много иммигрантов-беженцев, создающих на сегодня этот мусор. И не только они. Вообще, сами итальянцы смотрят на это сквозь пальцы, как бы это некорректно ни звучало из моих уст. Если вы посмотрите на г. Неаполь, то он весь утопает в мусоре. Думаю, прежде всего, это связано с ленью и неорганизованностью, а не потому, что денег не хватает. Ну ладно, денег не хватает, так соберитесь да и проведите субботники. У нас же проходят субботники, вот это мне нравится у нас. В некотором роде, конечно, советское наследие и в то же время очень хорошая традиция убирать свои города и села.

– А как с чистотой и порядком в Мексике, которая находится рядом с Соединенными Штатами, и там как бы должна быть цивилизация, по крайней мере, санитарный порядок…

– Скажу честно, Мексика тоже, на мой взгляд, довольно замусоренная страна, чем Казахстан. В Штатах, даже в Лос-Анджелесе довольно грязновато, но надо понимать, что там живет 12 миллионов человек без агломерации, и где выходит очень много бытовых отходов и мусора. В то же время, я вот учился в городе Лафайет, в штате Индиана, это маленький город, и в нем очень чисто.

– А вот сфера обслуживания в коммерческом секторе, сфера предоставления госуслуг. Это тоже относится к среде нашего проживания. Как вы думаете, что там надо сделать?

– Давайте разделим эти понятия. Если говорить о коммерческом секторе, то в этом плане государство не должно вмешиваться в бизнес. А должно просто создавать благоприятные условия для его работы. И тогда возникнет конкуренция, бизнес для своей же прибыли создаст комфортную среду, привлечет своих клиентов. И народу будет из чего выбирать. Другое дело — услуги в госучреждениях. Но мне кажется, в госучреждениях есть большие подвижки, и видно, что там ведется планомерная и системная работа. Бываю по делам в ЦОНах, и уровень сервиса, считаю, у нас нормальный. Я скажу так. К примеру, в Италии, просто неплохо ее знаю и часто езжу туда — там бюрократия вообще страшная. У них нет такого понятия, как ЦОН (Италия официально входит в двадцатку развитых государств мира – Ред.). Они, наверное, пытаются что-то сделать, но все равно очень много бумажной волокиты. То, что у нас делает государство в этом плане, это очень хорошо и нужно.

– То есть, Италия очень забюрократизированная страна?

– Очень сильно. Не поверите, там открыть бизнес — довольно трудная затея. Вы удивитесь, если я сообщу, что есть проблемы с горячим водоснабжением, с работой государственной почтовой службы. Наша «Казпочта» в этом плане заметно продвинулась. Конечно, жаль, что бывший руководитель АО «КазПочта» Багдат Мусин перешел на другую работу, но его инновации продвинули нашу национальную почтовую службу, но, к сожалению, очень многое он не успел сделать. Были бы реализованы предложенные им инновации, то наша «Казпочта» работала бы классно и на высоком уровне. Опять не верите? (улыбается).

– Если вас послушать, Нуржан, то уровень жизни в Казахстане высок…

– Конечно. Я скажу вам больше. На самом деле, уровень жизни в стране сравнительно вырос и довольно хороший. Что я имею в виду? Я не говорю про медицину, образование, доходы. У нас обеспеченность комуслугами имеется, горячая вода в квартирах есть, отопление подается вовремя. Дороги прокладываются, жилье активно возводится, инфраструктура развивается, бизнес поднимается.

– А что, на ваш взгляд, в Казахстане «хромает» в плане повышения качества жизни населения и создания комфортной среды обитания?

– До этого мы говорили о хорошем. А теперь о наших недостатках. В нашей стране программы разрабатываются хорошие, но выполняются они слабо. Особенно страдает образование. Например, у нас большая проблема заключается в недостатке технических кадров. Что сделало государство или Правительство, чтобы решить эту проблему? Оно пошло по пути наименьшего сопротивления. Оно просто увеличило количество грантов на технические специальности. Оттого, что мы увеличим в десять раз количество грантов на технические специальности, качество наших технарей не станет лучше. И все на этом и заканчивается. В текущем году можно было, имея низкий балл, поступить учиться в АУЭС (Алматинский университет энергетики и связи). Представляете себе?! Хотя некоторые ни в математике, ни в физике толком ни «шу-шу», не «шарят», хотел сказать. И таких случаев у нас довольно много. Так как грантов выдали много и действовали по принципу «лишь бы набрать побольше студентов» на технические специальности. Но это в корне неправильный подход. Потому что «выхлоп» будет не тот, и это фактически порочный круг.

– Что делать в этой ситуации?

– Поменять подходы. Лучше меньше, да лучше. То есть, отбирать самых достойных.

– В стране ощущается нехватка преподавательских кадров? А где их взять?

– В это, конечно, нужно серьезно инвестировать. Какая сейчас ситуация? Сколько преподаватель зарабатывает? Можно ли на эти деньги, предположим, достойно жить в Атырау? Поэтому речь идет о выживании преподавательских кадров. И это при такой функциональной нагрузке. Получается, море дипломов, а эффект слабый. Поэтому преподаватели должны намного больше зарабатывать и строго отбираться, и требования к их работе должны быть очень серьезные. Такая же ситуация в медицине. Поэтому если государство хочет создать комфортную среду, оно должно опираться на человеческий капитал, ценные кадры. Прежде в мире борьба шла за материальные ресурсы (земли, минеральные ресурсы), а в нынешнем мире больше ценятся мозги, отлично подготовленные кадры, спецы, профессионалы, человеческий капитал. И страны, которые вкладывают в человека, завтра выиграют конкурентную борьбу. В частности, этим серьезно занимаются Америка, Япония, Китай, Южная Корея. Кстати, самые лучшие в мире нефтяные платформы производит Южная Корея. Казалось бы, абсурд, у них ведь нет своей нефти. И потом, весь мир покупает эти платформы, оборудование.

– В заключение Нуржан, поделитесь непосредственно о внедрении цифровых технологий в госорганах республики. Как вы, как специалист, оцениваете их качество?

– Конечно, роль цифровизации не стоит переоценивать. Опять-таки вопрос в подготовке кадров. Без этого нам не создать благоприятную и комфортную среду проживания. Везде нужны ценные кадры и необходимо развивать человеческий капитал. Вот куда надо сейчас вкладывать деньги, силы, знания.

— Спасибо за интервью!

Лаборатория цифрового производства FabricationLaboratory (FabLab) предназначена для обучения детей и молодежи в возрасте от 10 до 22 лет по STEM-программам (от заглавных английских букв STEM — Science — наука, Technology — технологии, Engineering — инженерия, Math — математика). Разработчиками ее являются специалисты Массачусетского технологического института. И это первая производственно-цифровая лаборатория, открытая компанией «Шеврон» за пределами США. Цель ее открытия — обучение молодежи на цифровом производственном оборудовании для реализации ими своих научных и социальных проектов, что дает учащейся и студенческой молодежи уникальную возможность применения цифровых технологий для разработки, дизайна и создания прототипов своих STEM-проектов.

Тимур КАЗИЕВ

Administrator