Без вины виноватые

 «Война» — красивое слово. Романтичное. В детстве, начитавшись книжек о пионерах-героях, насмотревшись фильмов про войну, сотни, тысячи, десятки тысяч мальчишек и даже девчонок грезили подвигами, сетовали, что не застали военное время. Откуда нам было знать, что настоящее лицо войны не столь привлекательно, а как раз наоборот. Мы помним и чтим погибших на полях сражений. Мы с трепетом относимся к вернувшимся с фронта. Но есть категория людей, которые выжили, вернулись и… стали изгоями на Родине.

Это военнопленные. О судьбе нескольких наших земляков – уроженцев Гурьевской области – рассказал нам доктор исторических наук, профессорАтырауского государственного университета им. Х. Досмухамедова Аккали Ахмет. По возвращении его из командировки в город Гремячинск Пермского края Российской Федерации мы задали несколько вопросов ученому.

— О войне пишут много, но крайне неохотно касаются темы судьбы военнопленных после войны. Откуда такой интерес у вас?

— Во-первых, эта категория фронтовиков не заслужила такого негативного к себе отношения. Абсолютное большинство не добровольно перешло в стан врага, а оказалось жертвой обстоятельств из-за преступной халатности своих командиров в предвоенный период. Кроме того, мной движет и личный интерес, ведь мой дядя по матери прошел все круги ада и фашистских лагерей, и советских репрессий.

— Что вы имеете в виду за словами «преступная халатность командиров»?

— Ни для кого не секрет, что Советский Союз был абсолютно не готов к войне. В обществе под влиянием сталинской пропаганды царили шапкозакидательские настроения. Военные готовились остановить врага на границе, вынудить его отступить, а потом добить на чужой территории. Устав предусматривал только наступательные действия, а не оборонительные. Но первый удар немцев был настолько ошеломителен, что фашисты всего за три месяца оказались под Москвой. И Москву спасли не столько умелые действия высшего командования, сколько героизм среднего и младшего командного состава и рядовых бойцов. И абсолютное большинство советских солдат и офицеров попало в плен именно в те дни, оказавшись в окружении, без всяких вестей от своих. Наверняка среди оказавшихся в окружении было немало сдавшихся добровольно, но это были не предатели, а люди, потерявшие всякую надежду на любой другой исход, кроме поражения, люди, которые просто хотели выжить. Они не знали никаких военных тайн, а потому ничем не могли быть полезны немцам, кроме как пополнить трудовую армию в тылу. Кроме того, представители среднеазиатских республик ничем не были обязаны Советской власти. Политика конфискации и раскулачивания, религиозные преследования, политические репрессии оказывали свое влияние на моральное состояние советских войск во время первых дней войны. Что можно было ожидать от тех солдат, чьи отцы и деды были респрессированы или раскулачены, сосланы в Сибирь или подверглись «социальной чистке»? В лучшем случае, пассивного непротивления.

— Давайте вернемся к теме разговора…

— В ходе своей поездки в Пермский край в краеведческом музее города Гремяченска среди множества папок я нашел документы на многих казахстанцев, в том числе и на уроженцев нашей области. Как свидетельствуют архивные данные, Жолдыбай Ахыбаев, Жумагелды Баймуханов, Бигали Есмагамбетов в 1942 году попали в плен под Харьковом. В «харьковском котле» были пленены 239 тысяч советских солдат и офицеров.

— А как они вновь попали на Родину?

— Их в 1945 году из немецких концлагерей освободили американские войска. После освобождения с ними проводились агитационные беседы, их уговаривали перейти на сторону союзников. Предлагали жить в США, Австралии, Канаде, Англии, Франции и так далее. Но любовь к Родине, тоска по родственникам и любимым степям оказались сильнее страха перед советским правосудием. К тому же они надеялись и верили, что на месте «во всем разберутся», и приняли решение вернуться на Родину. Однако после фильтрации эти военнопленные были отправлены в Молотовскую область (ныне Пермский край), поселок Гремячинск, на работу в шахты. Об этих военнопленных в своих воспоминаниях говорит ветеран труда, шахтер А.Ф. Глушков: «После войны в поселок начали привозить военнопленных. Многие из них были из Казахстана и Средней Азии. Пленные жили на шахтинском руднике №62 в бараках под усиленной охраной. Те, которые пытались сбежать на родную землю, были жестко наказаны».

В архивах Гремячинска имеются документы на военнопленных из Казахстана: Ж. Ахыбаева, Ж. Баймуханова, Б. Есмагамбетова, Е. К. Тушовского, Б. Текебекова, Р. Зорманова, Б. Еримбетова, О. Алиакпарова, Ж. Бигшаева, Б. Мухаметжинова (Мухамбежинов), Б. Сабанкулова, М. Толендина и других. Многие из них погибли от голода и холода на шахтах. Из-за ярлыка «предатель», «изменник Родины» они вынуждены были свой век доживать вдали от родных. Труд военнопленных использовался на шахтах, лесоповале, строительстве дорог, в строительных работах.

 — И как сложилась их судьба в Гремячинске?

— В Гремячинске в период СССР работало около 17 шахт. В послевоенное время многие работы на шахтах выполнялись вручную. Уголь загружался в вагонетках вручную. В 1945 году в Гремячинске добывалось 528 652 тонны угля, а в 1950-м — уже 1 181 590 тонн. В 1955 году на долю одного человека приходилось 34,5 тонны угля, а в 1959 эта цифра достигла 39,6 тонны.

Приведем справку на нашего земляка Ж. Ахыбаева из Пермского архива. В документе от 15 октября 1990 года за номером №822 говорится, что рядовой Жолдыбай Ахыбаев родился в 1924 году. С 11 июня 1941 года до 15 октября 1942 года воевал в рядах Красной армии. В другом документе говорится, что Ж. Ахыбаев — 1921 года рождения. Пенсионер. В 1956-1980 гг. работал рабочим на шахте. За время работы не раз представлялся к похвальным грамотам.

В документах от 20 апреля 1949 года в личной карточке Ж. Ахыбаева указано, что он родился в 1924 году в Куривской (Гурьевской) области, в селе Исвольске (Есбол), имеет 1 класс образования. Казах. Рядовой. На шахте работает грузчиком (Архивный отдел администрации города Гремячинска Пермского края, Фонд-30, опись-2, дело-1172. 6 л.). А в пенсионной анкете от 29 января 1979 года записано, что Ж. Ахыбаев родился в 1924 году в Гурьевской области, районе Есбол, поселке Аккала. Общий стаж работы начинается с 1946 года (Архивный отдел администрации города Гремячинска Пермского края, Фонд-30, опись-2, дело-1324. 12 л.). Что интересно, сохранились документы его супруги Гүлзиян (Гулжихан) Шайхимардановны (Ахыбаева) (1927 г.р.). По документам она родилась в Татарской АССР, селе Чимаш. Имела 3 класса образования. На шахте работает грузчиком с 10 июля 1950 года (Архивный отдел администрации города Гремячинска Пермского края, Фонд-30, опись-2, дело-1172. 98 л.).

Еще один наш земляк Жумагелди Баймуханов родился в 1921 году в Гурьевской области, селе Есбол, в колхозе им. С. Разина. Работал на шахте участка №2 с 27 марта 1948 года каменщиком.

Бигали Есмагамбетов, 1922 года рождения, уроженец села Жамбыл Новобогатинского района Гурьевской области. Образование — 3 класса.

Евгений Карлович Тушовский, 1918 года рождения. Русский. Уроженец села Макат Гурьевской области. Образование — 8 классов. Шофер. Общий трудовой стаж начинается с 1937 года (Архивный отдел администрации города Гремячинска Пермского края, Фонд-30, опись-2, дело-1185. 38 л.). На всех личных карточках наших земляков есть печать «шестилетника».

— А как было с личной жизнью?

 — Личная жизнь наших земляков сложилась по-разному. Одни после «отсидки» вернулись в родные края, некоторые остались на чужбине. Так, Жолдыбай Ахыбаев женился на татарке Гулжихан и всю жизнь прожил в Гремячинске. От общего брака у них родились дочка Амина, сыновья Динмухамед, Даулетбай, Зульфар, Фарид. Жолдыбай Ахыбаев умер в 1997 году в возрасте 73 лет. Его дети работали шахтерами: Динмухамед (Гремячинск), Даулетбай (Воркута), Зульфар (Кузбасс).

 Бигали Есмагамбетов женился на татарке Галие, воспитал 9 детей. В 1950 году он вернулся в Казахстан и долгие годы работал колхозником в родном селе. Умер в 1998 году.

Жумагелди Баймуканов в 1949 году женился на башкирке Сакине Габдуллиной. Воспитал 5 детей. В 1951 году вернулся в Казахстан и работал на руднике Индербор. Умер в 1990 году в возрасте 69 лет. У него остались дочки Жумазия, Калгыз, Асия. Они проживают в городе Саратове. Сын Салауат живет в Атырауской области, в Индерском районе.

После смерти Сталина в родные края вернулся и Жолдыбай Ахыбаев, но ему здесь было неуютно в моральном плане. Земляки смотрели на него как на врага народа, предателя. Объяснять и оправдываться он не стал — вернулся обратно в Гремячинск, где большинство жителей составляли люди схожей судьбы, где его понимали и принимали. Когда одолевала тоска по родным степям, он приезжал в Казахстан в гости к родным, но потом уезжал на новую Родину.

Все бывшие заключенные были под пристальным вниманием правоохранительных органов СССР. Многие из них так и остались не реабилитированными, их не коснулись почести и льготы как участников Великой Отечественной войны, их не приглашали на торжественные церемонии 9 Мая, им не дарили цветов. Ими не гордились и не восхищались. Без вины виноватые и незаслуженно униженные, они всю свою горечь, все свои обиды унесли с собой. Но детей своих воспитали достойными людьми. Кого винить? Эпоху? Сталина? Режим? Они не винили никого, только сетовали на судьбу. Мы тоже не будем никого винить, в первую очередь, их. Мы поклонимся им, как и всем героям той войны – страшной, пропахшей кровью и потом, гарью и дымом. В наших глазах они такие же герои, как погибшие, вернувшиеся и строившие новую жизнь.

Кайрат САТАЕВ

Administrator

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *