ПЕРВОПРОХОДЕЦ, СЛУШАЮЩИЙ ДЫХАНИЕ И ПУЛЬС ЗЕМЛИ

14 ноября 2013 Люди Прикаспия

Наш Атырау богат на таланты, прекрасных людей, о которых земляки и родственники с гордостью говорят: «Он из нашего района, из нашего края». С какой гордостью мы признали себя земляками этого удивительного человека, крупного организатора производства, выдающегося ученого. Увы, он родился далеко от Атырау — в Дагестане. И компенсировать столь обидный факт может то, что сам Билал Насруллаевич Хахаев считает Казахстан, Прикаспий родными местами, потому что всегда дорог край, которому ты отдал много сил, энергии, любви своей.

Билал Хахаев долго жил и работал рядом с нами, столько сделал для мобилизации богатств подземных недр на благо людей, воспитал целую плеяду специалистов. И вполне заслуженно его имя золотыми буквами вписано в нефтяную летопись Казахстана. Билал Насруллаевич — лауреат Государственной премии Казахской ССР. Но вместе с тем он по праву носит высокие звания заслуженного геолога, почетного разведчика недр СССР и России, первооткрывателя месторождений, лауреата госпремии Российской Федерации, почетного работника газовой промышленности СССР. Академик Российской академии естественных наук, доктор технических наук Билал Хахаев за свою более чем полувековую трудовую деятельность награжден несколькими орденами: орденом Ленина, орденом Трудового Красного Знамени, орденом «Знак Почета».

Да, уже более 50 лет слушает он дыхание и пульс Земли. С тех пор как в 1955 году окончил Московский нефтяной институт. Почему решил выбрать именно это учебное заведение?

— В это время, — объясняет Билал Насруллаевич, — в Дагестане уже велись работы по поиску нефти и газа. Да и вообще, в то время у многих молодых людей было стремление поступить в какие-то технические вузы. К тому же, и стипендия там была больше, она позволяла студенту жить безбедно. Уже на первом курсе мы получали 395 рублей, в то время как обед стоил 45 копеек. И все же нам приходилось и подрабатывать — работали на пивзаводе грузчиками, на стройке, занимались разгрузкой картошки, угля. Но если я и пропускал лекции, то обязательно брал конспекты у товарищей, к тому же, очень много читал технической литературы самостоятельно: я четко знал, чем буду заниматься. Выбрал специальность горного инженера по бурению нефтяных и газовых скважин.

— После окончания института по распределению все хотели уехать подальше — на север, на Сахалин, но мы — четверо друзей — отправились в Киргизию, где велась добыча нефти и газа, — продолжает свой рассказ наш собеседник. — Уже через четыре месяца я стал буровым мастером. Это была очень ответственная работа. Буровые работы специфичны тем, что ты не видишь, какие процессы происходят в земных недрах. Но довольно скоро освоился. Буровая бригада наша состояла из 50 человек (как-то подсчитали, что мы — представители 26 национальностей), и все были дружны, царила взаимовыручка. В Киргизии я стал первым мастером коммунистического труда. В 1960 году мне предложили работать главным инженером треста «Уральскнефтегазразведка». А в 1961 году, когда мне исполнилось 27 лет, я стал управляющим этого треста.

Удивительна судьба этого человека, родившегося в высокогорном селении Цущар в далеком 1933 году. Говоря современным языком, он в Киргизии и Казахстане сделал головокружительную карьеру. В 1971 году возглавил, по сути, все геологоразведочные работы Казахстана, руководил предприятием, в котором работало несколько десятков тысяч человек. Справился с этим прекрасно, в чем мы все имели возможность убедиться. И вот уже более 20 лет — генеральный директор ОАО «Научно-производственный центр «Недра». Можно и возгордиться такой богатой биографией.

Но ведь это Билал Хахаев, который всегда избегает высокопарности и пафоса. Полагая, что нужно делать свое дело с полной отдачей, чтобы не было стыдно перед людьми и перед собой. И что ничего выдающегося он не совершил. Вот как сдержанно рассказывает он о своем детстве и юности в одном из интервью.

«Моя судьба была обычной судьбой человека, родившегося в Советском Союзе накануне войны. Матери своей я почти не помню, она умерла, когда мне было всего два года. Мой отец был директором школы. Когда началась война, он ушел на фронт добровольцем. Мы, дети, остались с совсем молодой женщиной, на которой женился после смерти матери мой отец. Первый класс я окончил сначала в Цущаре, а потом в Азербайджане. Мой дядя со стороны матери Гаджибутта Сулейманов был в то время очень известным человеком — командовал партизанским отрядом во время революции. Я какое-то время жил с ним. Дядя очень помогал нам, детям. Но потом были разные обстоятельства, мы часто переезжали. Когда нас переселили на равнину в Новокули, какое-то время жил и учился в детдоме.

Я вспоминаю своих воспитателей и учителей с глубоким уважением и восхищением: какое было теплое и душевное отношение к детям. В то время дети взрослели очень быстро. Тогда был клич: «Все для Родины, все для победы». Мы, детдомовские дети, работали в колхозе, помогали, чем могли — собирали сено, пахали и сеяли. В 1944 году (мне тогда было 11 лет) я получил свою первую медаль — за доблестный труд во время Великой Отечественной войны. Когда война закончилась, дядя забрал меня и уехал на Украину в небольшой город близ польской границы. В 14 лет я стал единственным комсомольцем в этом городке, где я закончил шестой и седьмой классы. Потом дядя уехал в Германию, а я вернулся в Дагестан, поступил в интернат горцев в Буйнакске. В общей сложности я учился на четырех языках: лакском, русском, аварском, украинском. В 1950 году окончил десять классов, шел на золотую медаль, но, к сожалению, одна запятая на сочинении мне помешала. Как сейчас помню это предложение, в котором сделал ошибку: «Товарищ, верь, взойдет она…»

Столько школ сменить, столько переездов, столько трудиться в колхозе. И при этом не дать себе ни в чем слабины, идти на золотую медаль — так уже в далеком детстве и юности сформировался его упорный характер. Он-то и вел его всегда только вперед, к новым поискам и открытиям. Пусть у читателей не создастся впечатление, что ему все легко давалось. Возглавляемое им предприятие «Казнефтегазразведка» было самым крупным предприятием Казахстана. Перед коллективом стояла задача наращивания запасов нефти и газа. Когда Хахаев стал генеральным директором объединения, в Казахстане уже почти десять лет не было новых открытий. И потому геологоразведочным работам уделялось особенное внимание. Дела геологов были под постоянным жестким контролем. Вплоть до личного контроля первого секретаря ЦК Компартии Казахстана Динмухамеда Ахмедовича Кунаева, считавшего делом чести, чтобы Казахстан по добыче нефти и газа вышел в лидеры.

Вот во имя этого и трудились первопроходцы недр. И очень важно было правильно организовать их труд, направить усилия в верном направлении.

Организатор и воспитатель

«Он был очень энергичным, коммуникабельным, ответственным руководителем, — рассказывает бывший начальник бурового отдела, тампонажно-транспортной конторы, председатель профкома управления «Казнефтегазразведка» Багытжан Кусниев. — Работа под его руководством стала для меня началом большой школы жизни, с него я брал пример, как надо работать с людьми, руководить ими, находить общий язык. Спрашивал за промахи, недоработки строго, но я не видел ни одного приказа на увольнение по статье. Он давал человеку возможность исправиться, показать себя, если тот не находил в себе силы соответствовать требованиям, то уходил сам. Но это редко было, в основном люди адаптировались и включались в общий ритм. В любой сложной ситуации он не перекладывал ответственность на другие плечи и любую тяжесть брал на себя. Огромное внимание уделял он подбору кадров, стремился иметь единомышленников, соратников. В самом начале деятельности он создал штаб из наиболее опытных и грамотных специалистов — с отделами по профилю деятельности, советовался, просил порекомендовать ему наиболее перспективных специалистов из молодежи. Удивительная была у него манера — он ездил по промыслам, не только гурьевским, ведь деятельность нашего управления распространялась почти на весь Казахстан, и смотрел на людей в деле. И отбирал тех, кто казался ему не только наиболее квалифицированным, но одновременно и решительным, самостоятельным: ведь в бурении иногда даже секундное замешательство может привести к катастрофе. Очень доверял людям, но в то же время и спрашивал строго. Билал Насруллаевич (мы все называли его Борисом Николаевичем) нас всех приучал к творчеству, сам был активным рационализатором, то же поощрял у подчиненных.

Да, нам понадобилось много изучать и поработать, чтобы соответствовать требованиям времени. Началась работа по изучению подсолевых запасов нефти. Мы не имели опыта подсолевого бурения. Это же глубины, значит все надо по-новому организовывать. Другое оборудование, материалы, технология. Не сразу получилось. Тогда Борис Николаевич, главный инженер Болат Утебаев и другие специалисты сутками пропадали на буровых.  Казалось, что он не устает. Неудачи тоже его не останавливали. В конце концов, он призвал на помощь специалистов — ученых из местных институтов, КазНИГРИ. И коллективный разум подсказал простой выход — бурить с солевым раствором. И получилось.

Став руководителем нашего объединения, Борис Николаевич решил создать единую производственную базу, где разместились порядка 11 организаций, прежде разбросанные по городу, цеха по ремонту техники для бурения, автотранспорта, организовали подъездные пути, склады. Позже, когда увеличился объем подсолевого бурения, а Борис Николаевич поставил задачу, чтобы они в общем объеме бурения составили не менее 40 процентов, встали новые проблемы — вышки же стали намного объемнее и тяжелее, понадобились мощные тракторы К-700. И Борис Николаевич их, конечно, «выбил». Но возникали все новые трудности с цементированием более глубоких скважин, обеспечением тампонажным раствором, с техобслуживанием более сложной техники». И тогда решили создать единую контору, которая бы отвечала и за тампонажные работы, и за технологический транспорт, и за доставку оборудования и людей на структуры. И руководить ею доверили мне. Вообще, не знаю, почему меня, выпускника Гурьевского нефтяного техникума, он пригласил на должность старшего инженера отдела бурения, затем назначил начальником. Но никогда не давал мне спуску, только больше нагружал и спрашивал. Все знающие его понимали, что его высокая требовательность значила, что он надеется на человека, и что тот способен сделать так, как надо. И приходилось нам соответствовать этой его вере и уверенности в тебе. Не подводить своего Учителя и Наставника.

Он был очень заботливым руководителем. Я все время это наблюдал, но особенно близко узнал, когда меня выбрали председателем профсоюзного комитета. Сколько сделано было для удобства специалистов и рабочих, для создания им комфорта на работе и хороших бытовых условий. Он думал и об их семьях, детях.

И я хочу заявить, что все нынешнее наше богатство — это во многом результат его усилий, его знаний, его организаторского таланта», — говорит Багытжан Кусниев.

И снова слово юбиляру: «Переосмысление того, что было сделано в предыдущие годы, и разработка новых направлений и методов позволили нам открыть целый ряд новых месторождений. Это месторождение Бузачинской группы с извлекаемыми запасами нефти и газа больше миллиарда кубометров тонн в год, крупнейшее газоконденсатное месторождение Карачаганак, месторождения Актюбинской группы. Все это позволило смотреть на Казахстан как на нефтегазодобывающий район».

И опять же очень сдержан в оценке своей работы Билал Насруллаевич. Ведь под его руководством были открыты уникальные месторождения нефти и газа — Карачаганакское, Каражанбасское, Бузачинская и Жанажол-Синельниковская группы месторождений и многие другие. В Прикаспийской впадине работа велась только до солевых отложений, а это была маленькая глубина. Затем ученые установили, что под солевыми пластами имеется несметное количество нефти. Но бурить соль было делом сложным. Для этого нужно было оборудование, навыки, долго не могли освоить это дело. Хахаев сразу же взял во внимание это открытие и принялся его реализовывать. На Аралсорском месторождении впервые было произведено бурение солевого пласта. Была пробурена и сверхглубокая скважина Биикжальская. Прикаспийская впадина вошла в число наиболее перспективных на нефть и газ регионов мира, а Казахстан по разведанным запасам углеводорода вышел на второе место в стране. В объединении работали 99 буровых бригад, где очень активно внедрялся метод бригадного подряда, 40 геофизических партий, шесть строительных управлений и много других подразделений. Но было еще очень много проблем и с условиями работы, и методы далеко не передовые, и людей не хватало.

 

С людьми и для людей

«Я с Билалом Насруллаевичем знаком довольно близко, так как работал заместителем главного инженера по технике безопасности, — рассказывает Борис Белунин. — И все вопросы по осложнениям, авариям, несчастным случаям приходилось разбирать, если не с его непосредственным участием, то по мерам воздействия согласовывать обязательно. И никогда не было случая, чтобы он, как другой руководитель, старался избежать наказания, что причина ЧП — производственная, выставить виновником человека. Напротив, проявлял глубокое понимание. Старался даже меньше, чем следовало бы, наказать нерадивого работника. Но в дальнейшем с него спрос был большой. Со своей стороны старался больше мер принять по предупреждению даже малейшего нештатного случая. Жесточайше требовал от специалистов соблюдения мер безопасности, норм промсанитарии. На всех предприятиях были оборудованы кабинеты по технике безопасности. Рекомендовал нам постоянно изучать тематические издания, чтобы пропагандировать необходимость высокой дисциплины наиболее эффективно. Даже передвижной кабинет был оборудован. В нем были материалы по пропаганде передового опыта по технике безопасности. И мы ездили по экспедициям, по буровым, как говорится, «крутили кино», показывали буровикам и представителям других профессий — ведь на буровой все работают в едином комплексе.

А если от нас поступали какие-то рекомендации или передавали сетования людей на какие-то неудобства, Борис Николаевич отзывался тут же. И все знали, что он обязательно проследит, исправлено ли то, о чем ему стало известно. А все это оборачивалось более производительным трудом и сплоченной атмосферой в коллективах.

Именно из стремления облегчить жизнь людей, создать им максимально удобные условия работы в «Казнефтегазразведке» (впервые в СССР!) внедрили вахтовый метод работы — установили разные сроки работы вахтовым методом: например, десять дней человек работает, следующие десять — отдыхает. Поэтому потянулась молодежь, у них появилась возможность одновременно учиться и работать. Первыми стали строить для буровиков не временные поселки, а настоящие поселения с четырех-, пятиэтажными домами. Неподалеку от Атырау вырос Белый город — поселок Геолог», — вспоминал ветеран.

 

Главный архитектор и прораб

«Билал Насруллаевич Хахаев — настоящий образец руководителя, причем талантлив во всем, — рассказывает Константин Кулагин, бывший заместитель начальника Прикаспийской нефтеразведочной экспедиции. — Я об этом написал в своей книге воспоминаний о Белом городе. Это была его мечта, и его стараниями возник пригородный поселок. Современный и красивый, имеющий сегодня несколько микрорайонов, обеспеченных инженерными коммуникациями. Приказ о начале строительства был издан 11 января 1974 года. Строительство было поручено нашей экспедиции, а я, как заместитель по общим вопросам, был назначен куратором. Но почти каждый день Бориса Николаевича (мне так привычнее его называть) заканчивался посещением строящегося поселка. Он предпочитал увидеть все собственными глазами, проконтролировать, как выполняется дневное задание и дать задание на завтра. Хахаев даже в субботниках участвовал, начиная с первого, когда закладывался фундамент. И тогда сказал, что этот поселок — только начало. Кстати, они проводились довольно часто, так как буровики охотно помогали скорее возвести дома, в которых надеялись получить жилье, — ведь им обещал сам (!) Хахаев. И, конечно, он свое слово сдержал, как всегда. Когда в ноябре 1974 года был сдан первый двухэтажный 16-квартирный дом, квартиры в нем получили буровики, в первую очередь, семья прославленного бурового мастера В. Скунцева. А вообще, его мечта была — довести население поселка до 12 тысяч человек. Потом выросли два общежития, центральная котельная, подведены все коммуникации. Инфраструктура соответствовала поселку городского типа, как и предусмотрено было генпланом».

 

Он всегда честно жил сам и нас учил этому

В 1974 году Билалу Хахаеву удается получить «добро» на создание в пяти регионах Казахстана строительно-монтажных управлений, которые действовали на правах треста. В то время это было одним из недосягаемых целей. В центре не желали, чтобы в республиках были свои автономные строительные организации. Но не в характере Хахаева было опускать руки после первой неудачи. И вновь многочисленные переговоры с Москвой, объяснения и просьбы. И ему идут навстречу. Это стало началом строительной индустрии в геологоразведочной отрасли.

Но об этом подробнее расскажет бывший заместитель Хахаева по капстроительству Жаксылык Таскинбаев.

«Я много видел хороших руководителей, порядочных людей. Но редко в одном человеке сочетается столько прекрасных качеств — порядочность, кристальная честность, цепкий ум, умение быстро сориентироваться в любой ситуации, настойчивость в достижении цели, — говорит он. — И еще огромное сердце, способное вместить в себя заботы и проблемы множества людей, стремящееся сделать для всех жизнь лучше. Поражала его многогранность и широта интересов и талантов. Я, как строитель, считаю, что он обладает профессиональными познаниями в этой области. А уж в организации стройки, в выбивании средств на строительство — ему мало равных. В те годы, когда начиналась строительная индустрия в геологии, не было ни материалов, ни средств. Все это добывалось многодневными настойчивыми хлопотами. Например, с поисками карьера. Сколько сил стоило выбить разрешение на право использования карьера в Бейнеу, в Мангистауском регионе. Потом потребовались геодезические исследования: ведь прочность ракушечника зависит от глубины залегания. Соответственно, и этажность дома зависит от качества. Через госплан заказали проект, а пока согласовывали с железной дорогой, создавали карьерную службу.

А как он заботился о ветеранах, о ветеранах войны. Квартиры им давал в первую очередь, всячески поддерживал. Я думаю, ему Аллах и жизнь такую долгую и красивую послал именно за его доброту и сердечность», — считает Жаксылык Таскинбаев.

По отзывам всех бывших коллег, Хахаев обладал поразительной трудоспособностью. У него такой девиз был — «Никогда не откладывать на завтра то, что можно сделать сегодня». И это «сегодня» частенько перетекало в «завтра». А он был бодр и подтянут, как всегда. И в обхождении очень простой, доступный, очень коммуникабельный. Его дом был открыт для всех. И тут единогласно все сходятся на том, какой прекрасный человек и гостеприимная хозяйка его жена Анжела Елисеевна. Она всех привечала. Интересно, наверное, читателям будет узнать, как Билал Насруллаевич познакомился со своей женой?

«Я ехал в Киргизию через Баку и познакомился там с девушкой. А уже через три дня я сделал ей предложение. И вот мы вместе уже более 50 лет. Наверное, это была любовь с первого взгляда. Анжела Елисеевна была со мной везде, куда бы я ни ездил, где бы ни работал. У нас большая семья: четыре дочери и сын, семь внуков и две правнучки. Одна из моих дочерей вышла замуж за корейца, другая за белоруса, две — за русских, так что, у нас многонациональный коллектив», — с гордостью заявляет наш герой.

А на вопрос: «Как можно сохранить семейный очаг на протяжении столь долгого времени, и в чем, по его мнению, заключается секрет семейного счастья?» — наш юбиляр ответил так:

«Главное — это взаимное уважение. Если его нет, то нет и семьи. Мы храним семейные традиции. Плохо, что сейчас практически во всех семьях они забыты, чаще всего из своего рода мы знаем лишь двоюродных братьев и сестер. А казахи ведь знают своих родственников до седьмого колена и не женятся на представительницах своего рода. Наша семья очень часто собирается вместе. Не бывает такого, чтобы каждый день кто-нибудь не позвонил родителям или не пришел в гости. Должна быть терпимость, а от злости никакого толка нет. Важно жить одной дружной семьей», — ответил Билал Насруллаевич.

«Я всегда считал, что лучше заниматься интересной работой в провинции, чем перебирать бумаги в Москве», — говорит Билал Насруллаевич. Вот такой он — сегодняшний юбиляр. В его годы он так же пытлив и беспокоен.

Мы рассказывали о его производственных успехах, а он за эти годы написал более 200 научных трудов, его знают и уважают во многих странах мира.

Билал Насруллаевич — настоящий первопроходец в жизни и в работе. И пусть продлится это неуемное движение вперед еще многие-многие годы. И пусть еще долго он проверяет пульс Земли.

 

Любовь МОНАСТЫРСКАЯ 

Administrator